Анна Грановская, белорусский автор книг для детей: Если ребенку изначально не привили культуру чтения, то его не заинтересует электронный планшет

08.12.2011 - 14:33
В гостях у Нины Богдановой – детский автор, консультант по вопросам обучения, педагог-психолог Анна Владимировна Грановская, выпускающая книги под псевдонимом Красницкая.

Ваша фамилия Грановская, а книги вы подписываете А.В. Красницкая. Почему?

Анна Грановская, автор книг для детей:
Дело в том, что самым большим поклонником и человеком, который меня поддерживал, был мой папа. Он всегда верил в мое творческое начало. Поэтому в память о нем я с любовью подписываю все свои книги его фамилией.

Что побудило написать именно детскую книгу, помогающую в развитии, в обучении?

Анна Грановская, автор книг для детей:
Исключительно хотелось поделиться опытом. Потому что проблемы обучения и развития детей известны всем. По образованию я психолог-педагог. Одно время я работала в школе, потом сотрудничала с детскими дошкольными учреждениями. И это наложило отпечаток непосредственно на всю мою творческую деятельность. Все книги исключительно для моих воспитанников и про моих воспитанников.

Ваши книги очень разнообразны: это и математика, и русский язык, и справочник по белорусскому языку для начальной школы, и всяческие развивающие книги. Это же огромный багаж знаний в одном человеке. Как такое возможно?

Анна Грановская, автор книг для детей:
Сама удивляюсь, но надеюсь, что от этого не страдает качество книг. Это все я стала делать только потому, что видела – это можно сделать лучше, где-то более доступно для ребенка, объяснить более понятным языком. Мои наработки – альтернатива существующим учебникам.

Как автор вы участвуете в окончательном принятии макета книги?

Анна Грановская, автор книг для детей:
Да, конечно. Каждую книгу я делаю практически сама. То есть я и выпускающий редактор, подбираю картинки, художников, вплоть до обложек – во всем этом процессе я обязательно участвую.

Почему в детских книгах должны быть обязательно иллюстрации?

Анна Грановская, автор книг для детей:
Книги без иллюстраций – очень плохо для детей. Физиологически в  детях заложено чтение-рассматривание. Они должны читать и рассматривать. Это формирует осмысленное чтение. Так они лучше понимают то, о чем прочитали. Дети сверяют прочитанное с картинкой. Кстати говоря, дети – самые внимательные читатели. Они подмечают все: что кошке не нарисовали пятно на лапке, а оно там есть по тексту; и что на самом деле 15 внучат идут к бабушке, а художник изобразил только 12.

Как ребенку привить любовь к чтению?

Анна Грановская, автор книг для детей:
Действительно, на сегодняшний день существует такая  большая проблема.  Потому что для детей сейчас очень много соблазнов: компьютерные игры, мультфильмы. Зачем ребенку самому себя развлекать, познавать что-то, если можно просто нажать на кнопочку? Если вы хотите, чтобы в вашей семье вырос вдумчивый читатель, нужно непременно для ребенка создать условия. Первое – это пример родителей: если папа и мама не читают книг, то и ребенок не будет этого делать, потому что дети подражают взрослым. Второе – необходимо убрать конкурентов – телевизор, компьютер. На самом деле, дети должны двигаться и играть, даже если ребенок будет читать очень долго, это будет в ущерб развитию двигательной активности ребенка. Дети должны бегать, шуметь и кричать, но, тем не менее, к чтению их можно приучить. Это реально, даже если у вас гиперактивный ребенок.

Появление собственного ребенка как-то изменило вашу авторскую деятельность?

Анна Грановская, автор книг для детей:
Да, я поняла, что нужна доступная и понятная литература, чтобы она могла ответить на любые вопросы и как можно быстрее. Потому что все молодые мамы – очень занятые люди. Когда ребенок научился читать, возник вопрос: что читать ребенку, когда он только-только научился складывать слоги?

Сколько на данный момент у вас книг?

Анна Грановская, автор книг для детей:
Наверное, больше 100. Это всевозможные тесты и тренажеры.

Это прибыльно?

Анна Грановская, автор книг для детей:
Прежде всего, конечно, это удовольствие. И только второй момент – это финансовая поддержка, ноне очень существенная.

Интернет и нанотехнологии наступают нам на пятки, и поговаривают о том, что наши дети будут пользоваться планшетами. Как вы к этому относитесь?

Анна Грановская, автор книг для детей:
Я вообще за продвижение вперед: за электронные книги, планшеты. Но на сегодняшний день как специалист начальной школы, скажу, что если у ребенка нет вообще  изначальной культуры чтения, то, конечно, и планшет его тоже не заинтересует. Поэтому первична книга, которая сможет выдержать любые эксперименты маленького читателя. Для 2-3-летнего ребенка это должна быть плотная, картонная, чтобы уголки его никак не поранили. С такой книгой можно экспериментировать: на ней можно сидеть, ее можно укутать, на ней можно заснуть и даже попытаться выкупать.

В каком возрасте должна появиться первая книга у малыша?

Анна Грановская, автор книг для детей:
Замечательно, если книга будет в свободном доступе, когда малыш только начинает на что-то обращать внимание. Ближе к году уже появляются первые любимые картинки.
Было бы здорово, если бы родители организовали для ребенка маленькую полочку – такую маленькую библиотеку, чтобы книга была всегда в свободном доступе. Чтобы ребенок знал, что в минуты тишины он может туда наведаться и взять все, что ему захочется из книжного ассортимента.

Люди в материале:
Новости по теме

‡агрузка...

Олег Понукалин (профессиональный клоун): Я – цирковой ребенок, артист цирка в пятом поколении. Это дореволюционная цирковая династия, одна из самых старых в России

В студии программы «Утро» на СТВ Олег Понукалин, профессиональный клоун из Берлина.

Мы знаем, что вы учились во ВГИКе на сценариста. Но как так получилось, что вы начали занимать совершенно другим?

Олег Понукалин, профессиональный клоун (Германия):
В цирке очень многие пытаются развиваться дальше: поступают в ГИТЕЗ на режиссерский факультет, стараются закончить другие какие-то институты, в том числе и Институт культуры. Этим повышают свои профессиональные качества. Потому что век циркового артиста не долог. Меня всегда интересовала писательская деятельность. Я писал новеллы, мне очень нравилось. Единственное, скажу честно, я во ВГИКе не доучился. Проучился только 3 курса, потому что в лихие 90-е нужно было куда-то выезжать и зарабатывать деньги. Но даже это неоконченное высшее образование мне очень помогает, когда ставишь новые программы или делаешь репризы.

Олег, так в вашей жизни сначала был цирк, а потом уже все остальное? С какого возраста вы в цирке?

Олег Понукалин:
Я – цирковой ребенок, артист цирка в пятом поколении. Это дореволюционная цирковая династия, одна из самых старых в России. Собственно, я в цирке родился и вырос.

А ваши родители были гимнастами или клоунами?

Олег Понукалин:
Был очень обширный диапазон: жонглёры, дрессировщики, клоуны, эквилибристы, акробаты.

А кто-нибудь из родственников был директором цирка?

Олег Понукалин:
К сожалению или к счастью, нет.

А по каким критериям цирковой ребенок выбирает себе дальнейшую стезю? Ведь спектр огромен.

Олег Понукалин:
Я мечтал о воздухе – мне всегда нравились воздушные гимнасты. И поэтому я стал работать на трапеции. Через 20 лет спустился и стал тем, что ожидали от меня родители.

А есть какой-то псевдоним? Карандаш, к примеру.

Олег Понукалин:
Да, я выступаю под псевдонимом «knock». Не стал мудрствовать и взял псевдоним моего дедушки, который приехал в Россию в 19 веке. Уже в Санкт-Петербурге в цирке Никитина и Чинизелли он работал комиком под этим псевдонимом. По-английски «knock» - стучать, бить. И только когда я нашел словарь сленга американского языка, я прочитал, что это «дразнить», «подражать», «пародировать».

Помимо вашего долгого творческого пути, у вас уже состоялся путь из страны в страну. Вот расскажите о ваших перемещениях. Как это случилось?

Олег Понукалин:
Во-первых, цирковой артист всю жизнь в переездах. Я вместе с родителями проехал весь Советский союз и какую-то часть социалистической заграницы. Но так сложилось, что я долго проработал в Германии. Где, собственно, и задержался.

А вы чувствовали какую-то разницу, после нашего советского зрителя, который от души смеется и гуляет? Зритель отличается?

Олег Понукалин:
Немцы - достаточно раскрепощенные люди, особенно, когда идут смотреть какое-то шоу. Они также превращаются в цирке в детей, в театре в очень внимательного зрителя. И мне Богом дана профессия, которая не требует знания языков всего мира. Сам же я знаю только 5. Ведь работая клоуном, пантомимой, ты можешь общаться с любым зрителем на равных.

Над чем смеются немцы?

Олег Понукалин:
Над налоговой инспекцией. Но это жанр «Stand-up Comedy». Но в моем репертуаре более жизненные вещи: любовь, одиночество, попадание в какие-то неловкие ситуации. И в цирке нужен быстрый юмор, который сразу доходчив зрителю. А в театре, в котором я также работаю, можно и слезинку выдавить.

Так вы грустный клоун?

Олег Понукалин:
Нет. Просто это иногда расширяет твой диапазон. Чарли Чаплин был грустным клоуном? Нет, он смешил. Но всегда присутствовала какая-то печаль. И я тоже пытаюсь это использовать.

Давайте поговорим о фестивалях. Мы знаем, что проходил фестиваль в Риге, на котором вы удостоены специального приза...

Олег Понукалин:
Рижский фестиваль был самый близкий, потому что проходил в феврале этого года. До этого я был минимум на 12 – 14 фестивалях в Японии, Франции, Голландии и других странах. Очень важно для меня было побывать на этом мероприятии – в Риге прошла значительная часть моей жизни. Целых три года. И мне было приятно получить именно в этом городе приз из рук Олега Попова. Для клоуна – это дорогого стоит.

Он тоже сейчас в Германии живет? И часто вы с ним встречаетесь?

Олег Понукалин:
Да, он сейчас в Германии. Мой отец проработал с Поповым в коллективе практически 10 лет. И наши семьи дружили.

Скажите, откуда вы берете идеи для своих номеров? Придумываете или из жизни подсматриваете?

Олег Понукалин:
Все по-разному. Даже едя в троллейбусе, уже можешь репризу увидеть. Потом адаптируешь её под сцену. Многое берется из классики. И это не секрет.

Клоун – самый любимый персонаж в цирке для детей. Но иногда даже дети, для которых готовятся все представления, их боятся. Как вы к этому относитесь?

Олег Понукалин:
Знаете, это все зависит от степени профессионализма клоуна. И когда видишь, что ребенок от тебя отстраняется и пытается, увидев тебя, как-то отойти подальше, не нужно его трясти или успокаивать. Просто подойди к другому. Всегда видно по глазам, когда ребенок хочет, чтобы ты к нему подошел. И я считаю, что если ребенок боится клоуна, то в этом виноват только клоун.

Вы над своим образом работаете сами? Костюмы, грим, прическа, аксессуары...

Олег Понукалин:
Уже да. Мне доводилось проводить много разных экспериментов, в том числе, работать в паре с одним из учеников Полунина. И у него был полный грим, огромный красный нос, от которого постоянно трудно избавляться. Позже я перешел к классике, потому что в ней больше возможностей. Без фрака и с беретом – ты уже художник. А с каким-то определенным костюмом уже так быстро не перевоплотишься. А я не хочу быть сильно привязанным к костюму.

А правда ли, что клоуны настолько выкладываются на сцене, что в жизни им хочется тишины и покоя?

Олег Понукалин:
Кто в театральном амплуа самый нудный, грустный? Это всегда комики. И, как ни странно, в цирке тоже самое: 90% клоунов меланхоличные, со вздорным характером. Они не плохие, просто эта постоянная отдача смеха и образа накладывает определенные рамки. И чтобы быть настоящим хорошим клоуном, надо постоянно думать.

Надо обладать определенными чертами характера?

Олег Понукалин:
Безусловно. И лучше, если сразу несколькими. Часто приходится жить вне дома, семьи и Родины, в определенном узком кругу – к этому тоже надо быть морально готовым.