Бывший наркоман Игорь Малащенко: С самого начала я был бунтарем. Мне не нравилось общество, пионерия, комсомол

07.06.2011 - 14:07
В школьные годы любимой книгой Игоря был «Золотой теленок». Остап Бендер стал кумиром мальчишки. Он любил приключения. Мечтал о красивой жизни. В школе учился плохо. Ему было 12 лет, когда они с друзьями организовали банду «Черная кошка». Его жизнь начала катиться под откос.

Игорь Малащенко:
Я связался с нехорошей компанией. Ограбили столовую шиферного завода. Вынесли много сигарет, консервы и, конечно же, конфеты. Затем мы ограбили столовую техникума. Кроме 15 рублей ничего не взяли, но понравился сам процесс. После на мебельном складе взяли мебель и обустроили наш подвал. Это была наша «малина». Мы там жили, дружили и считали себя серьезными ребятами.

Все, чем поживились, они принесли в свой подвальчик, где пили вино, веселились, играли в карты. Там же Игорь оставался ночевать, если чувствовал, что пьян. Боялся в таком состоянии показываться на глаза родителям.

Между набегами на столовые члены банды отнимали деньги у детей, занимались попрошайничеством. Но в одни прекрасный день их каморку посетили сотрудники милиции. Пришлось держать ответ за содеянное. 

Игорь Малащенко:
В то время существовала Комиссия по делам несовершеннолетних. Одному парню дали срок условно. Кому-то дали штраф, кому-то школьное порицание. Так мы были наказаны.

Как родители реагировали на то, что с Вами происходило? Когда они узнали, что вы не пай-мальчик?

Игорь Малащенко:
Так как я был «Великим комбинатором» на то время, они смутно понимали мою жизнь. Спиртное мы закусывали мускатным орехом. Родители практически и не догадывались. Хотя по моим поступкам в школе... Приходили всем классом и рассказывали про меня.   
На то время наказание было жестоким. Отец бил ремнем. Я не боялся наказания, больше боялся, что они узнают о моих проделках и будут огорчаться. Я хорошо к ним относился.

Как вы объясните ту ситуацию, в которую Вы попали?

Игорь Малащенко:
Я сам виноват. С самого начала я был бунтарем. Мне не нравилось общество, пионерия, комсомол. Это предательство, когда в школе достают твой дневник и несут преподавателю, если я сказал, что дома забыл. Я не любил активистов, которые за одним столом кушали со мной еду, а потом предавали меня.

Можно ли было найти социально полезный выход этому бунтарству?

Игорь Малащенко:
Я думаю, да. Я ходил на футбол, борьбу, в плавательный бассейн. Но душевного ничего я от этого не получал. Я хотел душевного тепла. В семье дружили с сестрой. Но мне хотелось другого. Дома я был очень хорошим мальчиком, хотя и взрывал надувные пакеты с балкона, когда дома никого не было.

В 1989 году Игоря призвали в армию. Он был рад, что попал в Германию. Но еще в учебной части стал искать себе место «потеплее». Жизнь по строгому распорядку его не привлекала, и дедовщину терпеть не хотелось.

Игорь Малащенко:
Я нашел земляка. Он сказал, что можно попасть в комендантскую зону. Спросили: «Что ты можешь?». Сказал, что могу все, хотя не умел ничего. Я написал плакат. С меня посмеялись, но сказали, что научишься. В итоге я там остался, и вместе мы начали заниматься небольшими махинациями.

Игорь с товарищами развернул коммерцию. Полученные деньги тратили на шоколадки, пили пиво, вино. С размахом отмечали дни рождения.

Игорь Малащенко:
В армии я думал, что просто буду рассказывать друзьям, как много я здесь пил баночного пива. Но когда я понял, что это уже зависимость, серьезно к этому не отнесся.

Вернулся домой, а там — все по-другому. Советского Союза нет. Наступило смутное время. Старые друзья позвали делать бизнес. Посыпались «шальные» деньги. А вместе с ними в жизнь Игоря вошли наркотики.

Игорь Малащенко:
Мы баловались марихуаной, но потом мне этого стало мало. Я попробовал укол опиума. Сначала не понравилось, но потом стал постепенно привыкать.

Тем временем, коммерческие махинации привели Игоря  к ситуации, когда он не мог больше оставаться в родном городе. Так началась его скитальческая жизнь.

Игорь Малащенко:
Я был должен деньги. Думал — уеду, заработаю и отдам. Сел на поезд и уехал в Брест. Жил то в Бресте, то в Витебске, то в Польше, то в Минске. Жил в вагонах поездов.

Вы общались все это время со своей семьей?

Игорь Малащенко:
Да. Звонил маме, говорил, что я в Голландии собираю клубнику. К ней приходили из милиции. Искали меня кредиторы. Матери, конечно, досталось...

Бродяжья жизнь разрывала душу Игоря на части. Кое-как ему удалось отдать крупный долг и вернуться в Калинковичи. Но к тому времени он уже крепко «сидел» на наркотиках.

Игорь Малащенко:
Очень много мака забирали у цыган, которые продавали его. 700 стаканов мака было у нас в гараже. Мы его варили и кололись целый год. Поэтому я даже смутно помню этот год.

У Игоря были и попытки вырваться из порочного круга. Пробовал жениться, ездил на заработки в Москву. Но все было напрасно. Игоря все чаще стали посещать мысли о смерти. Были попытки суицида.

Игорь Малащенко:
Резать вены я боялся. Если я повешусь, мне не нравилось, как я буду выглядеть в гробу. Язык наружу, весь синий. Не знал, как это сделать, чтобы мои родители даже меня не хоронили и не знали, где я. Я верю, что дьявол мне подсказал спуститься в метро, встать в тоннель, где никто не увидит и ждать, пока не появится электричка. «Ты просто положишь голову на рельс, и все...» Я обрадовался, думал на этом мои проблемы все закончатся.

Беды не случилось. Сестра Игоря настояла, чтобы он с ней поехал в Могилев. Однажды она попросила пойти с ним в церковь. Именно там произошла та встреча, после которой Игорь произнес главные слова в своей жизни.

Игорь Малащенко:
Мне сказали, что Бог может помочь. Я увидел наркомана, который остался живой. Я просто завопил: Господи, если эти люди спасены, если ты есть — помоги! Через один-два дня исчезла боль. Бог дал мне понимание. Я был в шоке: стою на вокзале, оказывается, троллейбусы ездят, люди ходят, оказывается, зелень есть. Мне хотелось расцеловать троллейбус.
Меня положили в больницу. Врачи удивились, что я жив еще. Последствия длительной зависимости были ужасными. У меня не было памяти. Я был деградировавшим человеком, как старый дед. Сейчас вернулась память.13 лет сумасшествия, и шестой год я полностью свободен от алкоголя, сигарет и наркотиков.

Какова Ваша мечта?

Игорь Малащенко:
Уехать в страны третьего мира и помогать там бедным и больным людям.

Фото. Игорь Малащенко и его сослуживцы

Фото. Игорь Малащенко и его сослуживец

Фото. Игорь Малащенко и его друзья в детстве

Фото. Игорь Малащенко

Люди в материале:
Loading...


«Ограничений нет». Белорусская пионерская организация объявила конкурс на лучший талисман



Белорусские пионеры ищут свой талисман. В его создании может участвовать каждый.

Гости программы «Утро. Студия хорошего настроения» на СТВ председатель Центрального Совета ОО «Белорусская республиканская пионерская организация» Александра Гончарова и пионеры: Артем Варапай, Александр Хомич, Полина Суша, Максим Кременевский.

Когда возникла необходимость, такая идея создать свой талисман?

Александра Гончарова, председатель Центрального Совета ОО «Белорусская республиканская пионерская организация»:
Мы часто собираемся с ребятами и изучали опыт крупных спортивных событий, которые у нас происходят, например, чемпионат мира, когда у нас был свой талисман Республики Беларусь. И подумали, почему бы не сделать и не придумать талисман, который будет олицетворять наше самое массовое детское движение. Мы решили объявить открытый конкурс. Он стартует на день рождения Белорусской республиканской пионерской организации, которое у нас 13 сентября, и подведём итоги уже на День дружбы, который будет 19 мая. Поэтому все желающие могут присылать свои идеи, заявки к нам на сайт, на нашу электронную почту либо в социальной сети Вконтакте.

Есть ли какие-то ограничения по талисману?

Александра Гончарова:
Никаких ограничений нет. Это может быть какой-то анималистический герой, это может быть аниме. Мы оставляем полёт для фантазии ребятам.

Александр Хомич, пионер:
Предполагается, что можно сделать новый современный талисман, сшить как мягкую игрушку, чтобы и детям было хорошо, и чтобы основные идеи пионерской организации он олицетворял.

Максим Кременевский, пионер:
На данный момент мы пытаемся сделать новую символику. Она будет молодёжной и интересной для всех.

Сколько сегодня насчитывается пионеров в Беларуси? Кто может считаться пионером? Как появилась идея создать свой талисман? Что интересного в пионерской организации? Какие проекты запланированы в общественной организации?

Подробности в видеоматериале.