Новости: Впереди новости
новости СТВ в твиттере новости СТВ в инстаграмм

Впереди новости

18.01.2008 - 18:16
В отличие от телеведущего, репортер часто остается за кадром. В обилии ежедневных новостных сюжетов имена и лица их авторов зачастую теряются, но те, кто способен создать сенсацию в эфире, незамеченными никогда не остаются. Спецкорреспондента СТВ Александра Галанского стали узнавать в лицо задолго до того, как он начал вести вечерние новости на своем телеканале.

Теперь признание зрителей подтверждено и высокой наградой - на днях Александру и еще семерым сотрудникам "Столичного телевидения" вручили специальные премии Президента за телемарафон в День ребенка, средства от которого, кстати, были перечислены одному из минских детских домов.

- Значит, Александр, это ваше главное достижение на сегодня?

- Пожалуй, да - таких наград в моей жизни еще не было. А еще я могу сказать, что никто из нас этой награды не ожидал. В смысле, когда мы готовили свой телемарафон, ориентировались отнюдь не на официальное признание. Просто каждый занимался тем, к чему у него лежала душа.

- Интересно, после вашей акции кого-нибудь усыновили?

- Видите ли, политика детских домов такова, что, когда приезжает телевидение, воспитатели стараются показать детей, которым сложнее найти приемных родителей. Хорошенького ребенка без отклонений возьмут в любом случае, а таких, с болезнями, у нас все еще очень боятся. Хотя несколько отважных все-таки нашлось...

- Интересно, а вы могли бы усыновить ребенка?

- В будущем - возможно. Просто пока я не в том "формате", но если предположить, что я уже обзавелся семьей и достаточно мудр, чтобы помочь ребенку сформироваться, такой вариант развития своей судьбы не исключаю. Распространенное предубеждение против брошенных детей или инвалидов, о которых я делал фильм для проекта "Репортер СТВ", совершенно неоправданно. Скажем, я до сих пор искренне общаюсь с Тоней Фатеевой, одной из героинь моего фильма. Удивительно, но люди, отличающиеся от нас, так называемых здоровых и нормальных, не замечают этих отличий. После фильма меня часто спрашивали: "А почему вы не говорили о "безбарьерной среде", о проблемах инвалидов?" А потому, что нам не нужно было говорить о проблемах. У нас были счастливые люди, глядя на которых можно даже позавидовать. Скажем, пара глухих молодоженов, по поводу которых кое-кто из нашей съемочной группы заметил: "Хотел бы я быть глухим, чтобы у меня было такое вот счастье". Мы иногда сами создаем себе проблемы, нагнетаем вокруг себя какие-то недоразумения...

- В то время как ваши ровесники предпочитают рассуждать в эфире о модных музыкальных новинках, вы исследуете такие непростые темы...

- Одно время я был ведущим программы "Фильм, фильм, фильм", так что "легкий жанр" для меня уже пройденный этап. Ну и сам я достаточно серьезный парень, люблю, чтобы от моего труда польза была.

- Наверное, в школе вы были отличником?..

- Нет, был хорошистом. Но серьезным был всегда. За очки меня даже считали "ботаником"...

- В таком случае, кто разыскивал в Интернете "первых свидетелей прихода секса в СССР" - неужели ваш двойник?

- Это действительно был я - искал героев для фильма "Интимная лирика". На мой взгляд, проект получился если не революционный, то заметный - 26 минут в прайм-тайм мы говорили о сексе без недомолвок и эвфемизмов. Причем все герои были настоящими, хотя труднее всего оказалось привлечь к съемкам не людей нетрадиционной ориентации, а обычную семейную пару. Несмотря на засилье сексиндустрии вокруг нас, традиционные семьи не отваживаются обсуждать свои интимные проблемы даже друг с другом.

- А вы, значит, обо всем можете говорить откровенно?

- Личное табу - никогда не скажу ничего, что могло бы повредить хорошему человеку. И еще, надеюсь, никогда не стану обманывать людей.

- Можете рассказать, какое самое трудное решение вам приходилось принимать?

- Каждый день - новое трудное решение! Особенно когда приходится работать с человеком, который тебя предал. А такое случается на телевидении сплошь и рядом - темы уводят, героев уводят... Потом у нас даже в контракте прописан ненормированный рабочий день, и порой он настолько ненормирован, что сложно распознать, где работа, и где собственно жизнь. А когда люди работают на грани нервного срыва... В принципе, телевидение - мирное дело, но, занимаясь им профессионально, некоторые так спотыкаются о чужие подножки и разбивают себе не только коленки...

- А часто ли вам приходится оказываться в экстремальных ситуациях?

- Смотря что считать экстримом. Для кого-то экстремален прямой эфир, для кого-то - прыжок с парашютом. Для меня новости не такой уж экстрим, а с парашютом я не прыгал - боюсь высоты. Видите ли, на работе весь экстрим смазывается, стирается. Даже когда мне приходилось стоять в морге и выбирать лучший ракурс для съемок... На работе я могу сделать все. Даже высоты не боюсь. Помню, как мы записывали "стенд-ап" на крыше многоэтажки и оператор загнал меня на самый край, потому что там облака и дома складывались в красивую картинку. По своей воле я бы на крышу никогда не полез...

- Интересно, за что вы получили свой первый гонорар?

- Сегодня коллеги как раз вспоминали мою первую "пробу пера"! Несколько лет назад мои однокурсники спасли парня и девушку, пытавшихся покончить с собой, - бросились за ними с моста у площади Победы, вытащили, откачали... А я, тогда еще тоже студент журфака, написал об их подвиге в газету "Вечерний Минск"...

- А какие ощущения вам хотелось бы испытать еще раз?

- Еще и еще раз - кайф от своей работы.

- А я думала, скажете "влюбленность"...

- Нет, кайф от работы может быть круче влюбленности...

ЗАВАДСКАЯ Ирина

"Советская Белоруссия" №10 (22910), 18 января 2008 года.

Загрузка...
X