Вячеслав Хоронеко о взрыве в метро: Если бы я поднялся на лестницу, меня бы просто пронзило осколками

15.04.2011 - 14:52
Взрыв 11 апреля был направлен в сердце каждого белоруса. Это случилось в час пик после рабочего дня, когда тысячи минчан после работы спустились в метро.

Очевидцы:
Пришел поезд. Только двери открылись, и люди стали выходить, и вдруг... взрыв, огонь, дым - ничего не видно.
Был негромкий хлопок, посыпались стекла, много дыма. И волна была такая, что тех, кто стоял, положила всех.
Идем, взрыв. Все попадали. И уже дальше просто «на автомате» выбирались.

Новость о происшествии в ближайшие полчаса облетела весь Минск. Люди были повержены в состояние шока. Отделаться легким потрясением, как летом 2008-го, не удалось - есть погибшие, есть тяжелораненые. В первые часы трагедии госпитализировали более 120 человек.

Что это - террористический акт или выходка умалишенного одиночки? Если первая версия, то кому это может быть выгодно? Город, о котором не раз говорили как об образце тишины и спокойствия, охватила паника.

Минчане, которым посчастливилось избежать беды, застыли у телевизоров.

Минчане:
Самую страшную меру наказания нужно давать. Это ужас ...
Погубили столько людей, столько искалечили. Они должны быть приговорены к смертной казни.

Помощь в расследовании теракта Беларуси предложили Россия, Великобритания и Израиль.

Александра Антонович, начальник Центра информации и общественных связей Комитета государственной безопасности РБ:
Мощность взрывного устройства составила около 5 кг в тротиловом эквиваленте. Сила взрыва сопровождалась выбросом металлических предметов (гвоздей, металлических шариков, рубленой арматуры). По данному факту Генеральной прокуратурой РБ возбуждено уголовное дело по Части 3 ст. 89 «Терроризм».

Днем 12 апреля была распространена ложная информация о взрывах двух автобусов. Согласно данным спецслужб, ее распространители были задержаны. Второй день после трагедии прошел в страхе. В воздухе витали домыслы и слухи.

13 апреля был объявлен Днем траура. Это не стихийное бедствие, ни авиакатастрофа, ни массовая эпидемия. Черным этот день в календаре стал по чьей-то злой прихоти.

Вячеслав Хоронеко, рекордсмен мира по гиревому спорту, телеведущий:
Это «час пик», самое оживленная ветка метро. Я, как и большинство людей, ехал с работы. И как раз договорился о встрече с товарищем на этом переходе. Я стоял на переходе, прислонившись к перилам, и хотел позвонить. И произошел сильный хлопок. У меня заложило уши, и просто машинально подкосились ноги. Я присел, и осколок от взрыва прошел вскользь по моей голове. Если бы не присел, то мы бы не разговаривали бы сейчас с вами. Потом мне объяснили, что это было одно из самых опасных мест, кроме того, где был сам взрыв. Если бы я поднялся на лестницу (переход на Купаловскую - ред.), меня бы просто пронзило осколками. Человек передо мной сбегал по этой лестнице, чтобы успеть как раз на этот поезд, он в эпицентр попал. Его убило. Насквозь осколок прошел через сердце. Получилось, что в эпицентре взрыва находилось где-то 300 человек. И там еще с эскалатора спускались люди.
Вы представляете, что это такое?
У нас люди очень хорошие сами по себе. Я когда присел, кровь пошла. Может, я секунду просидел, может минуту. Тоже шоковое состояние было. Ко мне парень подошел: «Пойдемте на выход быстрее, у вас кровь».
После взрыва - завеса пороховая, черный дым, падали подвески, летели куски мрамора. И дышать тяжело, и не видно ничего. Но люди сначала, как мне кажется, просто не поняли. Думали, может, какая-то авария случилась. В голове не укладывалось, что это может быть теракт.
Все пошли без паники в сторону выхода к кинотеатру «Пионер». Потом, когда шок прошел, женщины некоторые в истерике начали кричать «Где эта «скорая»?!». Но не может «скорая» сразу за минуту прилететь. Кто-то при виде крови в обморок падал. Сначала выбегали люди целые, но черные
от копоти, потом уже, кто мог, выходили раненые.
Милиция, спецназ, ОМОН - все туда сразу ринулись. Их предупредили, что без противогазов там невозможно дышать. Потом уже начали выносить пострадавших, которые не могли идти сами.
Многие прохожие, водители спрашивали, может, нужна помощь, может куда-то отвезти. Причем, безвозмездно.
Первая реакция - просто шок. Человек не чувствует - руки, ноги оторвало. Потом уже начинается болевой шок, которые не все могут выдержать. Если у человека слабое сердце, нервная система, он может умереть от боли.
Самая главная ценность - это человеческая жизнь. Здоровье и свое, и родных-близких нужно беречь и ценить. А все остальное - суета.

Александр Мороз, врач реанимационной бригады Минской городской станции
скорой помощи:
Мы приехали на вызов через 5 минут после его получения в числе первых бригад. Наша бригада расположилась в области, которая ближе к ГУМу выхода из метро. Сначала мы даже не осознавали масштабы трагедии.
Никто и представить себе не мог, с чем придется столкнуться. Мы взяли укладку для массовых травм, чтобы оказать помощь большему числу пострадавших. Прибыли и поняли, что это не какой-то взрыв петарды.
Здесь реально случилась беда. Сотрудники МЧС начали выносить пострадавших и класть их у перехода вблизи тротуара. Фельдшеры начали работать внизу, я спустился не в само метро, а туда, где ларьки. Там лежало порядка 10 человек с достаточно тяжелыми ранениями. Я
постарался организовать их подъем наверх. Не хватало рук, носилок, так как бригад еще было мало. Потом начали приезжать еще бригады, и медики более усиленно включились в работу. Активно помогали окружающие.
Паники не было. Люди, чем могли, перевязывали поврежденные конечности. Шли в ход ремни, шнуры от мобильных телефонов. Делали это достаточно грамотно, прикрепляя записку с временем, в которое наложили жгут. Как это все делается по правилам. В этот момент там оказались и студенты-медики, и врачи. Они тоже включились в эту ситуацию.
Время замедлилось. Мне показалось, что мы оказываем помощь уже несколько часов. Бригады прибывали и развозили больных. Потом оказали помощь и легко раненым. Когда мы прибыли на подстанцию, выяснилось, что самое основное происходило максимум минут 40. Реально это оказалось намного быстрее, чем казалось.

Андрей Отрощенко, фельдшер реанимационной бригады Минской городской
станции скорой помощи:
Время как будто замедлилось. Такого потока раненых еще не было. Одного бинтуешь, второму капельницу ставишь, третьему еще что-то. Наша бригада разбилась на три самостоятельных звена. Каждый из сумки-укладки брал то, что ему нужно.

Правда. Программа Павла Кореневского

 

Взрыв в минском метро 11 апреля

Взрыв в минском метро 11 апреля

Взрыв в минском метро 11 апреля

Взрыв в минском метро 11 апреля

Взрыв в минском метро 11 апреля

Взрыв в минском метро 11 апреля

Взрыв в минском метро 11 апреля

Взрыв в минском метро 11 апреля

Взрыв в минском метро 11 апреля

Взрыв в минском метро 11 апреля

Взрыв в минском метро 11 апреля

Люди в материале:
Loading...