Новости: Георгий Гриц: ЕЭП — это маленькая ВТО
новости СТВ в твиттере новости СТВ в инстаграмм

Вы здесь

Георгий Гриц: ЕЭП — это маленькая ВТО

25.03.2012 - 21:14

Собеседник ведущего программы «Неделя» Игоря Позняка — Георгий Гриц, профессор, экономический аналитик.

Безусловно, главная тема недели — саммит ЕврАзЭС в Москве и его итоги. Беларусь и Россия попытались ускорить этот процесс, Казахстан высказал другую позицию, обозначив, что им бы не хотелось формировать события. Почему?

Георгий Гриц: Я думаю, это тот принцип, которым надо руководствоваться — «поспешай не торопясь». Если от ЕЭП, Таможенного союза провести аналог к политическому союзу западноевропейских стран Евросоюз, прошло 27 лет. Мы этот процесс хотим ускорить — за 2-3 года. Поэтому, я думаю, есть вопросы, к которым надо более осмысленно подойти, более взвешенно. Тем более, что я бы тут привёл ожидаемый форс-мажорный эффект: это вхождение де-факто России в ВТО, которое существенно изменит взаимоотношения на рынке труда, на рынке капиталов.

Года два назад в нашей программе тогда ещё вице-премьер Андрей Кобяков заявил, что — помните наверняка известную тему о введении таможенных пошлин на автомобили — это наша жертва, которую мы понесём во имя Таможенного союза, но получим мы несоизмеримо больше. Прошло два года или даже больше. Мы получили то, что мы хотели?

Георгий Гриц: Я хотел бы сначала прокомментировать насчёт жертвы. Жертва тут действительно больше коснулась физических лиц. В то же время в результате этой «жертвы» пострадали официальные дилеры и официальный бизнес. То есть, в качестве жертвы были не только российские дилеры, но и «белый» легализированный белорусский бизнес.

С точки зрения, что мы получили и что нет. Вообще, ЕЭП и Евросоюз — это долгоиграющие пластинки, и тут меняется структура экономики. Но в данном случае эта долгоиграющая пластинка сыграла уже сегодня: получили только по энергоносителям суммарно где-то 3-5 миллиардов долларов преференций. И во многом условия поставки сырых энергоресурсов позволило нам достаточно безболезненно — результат мог быть ещё более непредсказуемым — выйти из кризисной ситуации прошлого года. Я думаю, что в данном случае, если говорить, получила ли Беларусь ожидаемые выгоды — однозначно да. То есть, это в принципе даже не обсуждается.

Об этих процессах больше говорят политики, экономисты — профессионально. Я продолжу предложенные Вами же параллели по поводу пластинки: а может быть просто песня никому неизвестная, а может получиться хит. Я к чему: что от всего этого получит обычная домохозяйка — я, конечно, образно рисую этот портрет. Обычный гражданин — что он получит от этого?

Георгий Гриц: Обычный работник, домохозяйка, иногда взрослые дети — они являются элементами-работниками на предпринимательской ниве, будь то госпредприятие или коммерческая структура. Благосостояние его семьи будет во многом зависеть  от того, как работает реальный бизнес. Если вычленять какую-то домохозяйку с её как будто стабильным доходом, который непонятно откуда берётся — может быть. Выгоды она здесь действительно не почувствовала. Потому что сегодня эти выгоды и преференции во многом смикшировались во время кризисной ситуации прошлого года. Но ситуация, если бы не вошли, могла бы быть намного хуже. Я не говорю, что это вариант Греции, но ситуация там действительно практически выходила из-под контроля. Поэтому вариант «входить / не входить» в принципе не могу стоять.

Скептики сомневаются, что на территории Единого экономического пространства будут полностью исключены торговые войны, которые мы очень хорошо помним — и нефтяные, и молочные. С Вашей позиции, всё-таки стоит готовиться к этому или уже можно забыть?

Георгий Гриц: «Если хочешь мира, готовься к войне» — я тоже некими штампами буду мостить. ВТО: мы говорим, что ЕЭП — это маленькая ВТО. В ВТО есть торговые войны? Есть. Это войны на уровне США и Евросоюза, на уровне многомиллиардных корпораций. Другое дело, что там есть инстиут разрешения этих войн, там есть комиссия. Есть комиссия в ЕЭП? Есть — как раз Евразийский суд, который территориально находится в Минске.

Другое дело, что воевать, выиграть, не выиграть — есть какие-то правила. И любой суд взвешивает: ты нарушил эти правила — значит, ты виноват.

То есть, война возможна, но более цивилизованными методами?

Георгий Гриц: Я слово «война» исключил бы. Конкуренция. Конкуренция недобросовестными методами.

На неделе Евросоюз вновь выписал очередную порцию санкций в отношении Беларуси. Нам стоит этого как-то серьёзно опасаться? Это серьёзный урон для нашей экономики, для экономики Единого экономического пространства?

Георгий Гриц: Кому это нравится — это не метод даже ХХ века, не говоря о XXI-ом. Это не очень хорошо. Я думаю, что единственный путь сегодня — это всё-таки выход на компромисс. Войны — это нецивилизованный способ. Тем более, что, по большому счёту, предмета вот такого конфликта с выходом на какие-то санкции — мы уже сюда впутали и спорт, и какие-то личностные ограничения. Я думаю, что надо руководствоваться философией XXI века, а не началом ХХ.

Есть мнение, что экономические санкции Европы будут как раз способствовать евразийской интеграции. Как Вы это прокомментируете?

Георгий Гриц: Есть санкции, нет санкций — договариваться надо на уровне региональных сообществ. И региональное сообщество на постсоветском пространстве, где лидером являются три страны — Казахстан, Россия, Беларусь, и сегодня, я думаю, заинтересованы ещё несколько стран вступить — даже несмотря на то, что в размерах ВВП мы занимаем всего лишь около 3%, но по энергоресурсам и энергоносителям цифра достигает 25%, по нефти — порядка 13%. Это очень существенно с учётом дефицита этого сырья на мировом рынке. Я думаю, в этом формате это тоже является очень правильным прагматичным подходом. А не просто бежать, сломя голову, в ВТО или ещё куда-то.

А растущий союз способен в обозримом будущем стать геополитическим центром? Которого, наверное, в этом регионе последние два десятилетия явно не хватает.

Георгий Гриц: Я бы сказал, что это уже данность. Мы уже видим, может, не столь явно, я бы даже сказал, робко подаются в защиту этого сообщества голоса. В Евросоюзе недавно выступал представитель России — он однозначно сказал, что потери коснутся и российских компаний, что естественно, было и совместное заявление трёх президентов. Я думаю, что, по крайней мере, на уровне голоса, который слушают и к которому прислушиваются — это уже свершившийся факт.

Загрузка...