Минчанка сломала руку в тролейбусе. Заплатят ли ей 3 000 евро?

27.04.2012 - 18:28

Минчанке Галине Шайковской изрядно поднадоело объявление «Паважаныя пасажыры! Пад час руху трымайцеся за поручні!». Для нее это напоминание о неудачной поездке в троллейбусе. Момент, когда она отпустила поручень, стал для нее переломным не только в переносном, но в прямом смысле.

Галина Шайковская, минчанка:
Мне нужно было повернуться назад, в среднюю дверь выйти, но он резко затормозил, и я просто упала. Не за что было задержаться, проехала по полу, сломала руку, сильный ушиб пальцев и бедра.

В шоке Галина вышла из троллейбуса на ближайшей остановке. И уже тогда нестерпимая боль молнией пронзила руку.

Галина Шайковская, минчанка:
Меня возмутил водитель троллейбуса! Он даже не открыл окошко, не извинился.

Действительно, водитель троллейбуса, высадив пострадавшего пассажира, равнодушно продолжил свой привычный маршрут. Хотя все водители строго проинструктированы, что в случае форс-мажора на дороге, они обязаны убедиться в целости и сохранности своих пассажиров.

Ежедневно более 3 миллионов минчан доверяют свою жизнь водителю автобуса, троллейбуса или трамвая. Мало кто делает замечание нерадивому водителю, что он везет не дрова, а уж тем более идет писать жалобу в ГАИ или Минсктранс. В большинстве случаев пассажиры скрепя зубами терпят неудобства, лишь сильнее напрягая мышцы рук.

В соответствии с белорусским законодательством, если пассажир получает травму в общественном транспорте, то страховая компания обязана возместить причиненные увечья. Но где этот закон? Информационные стенды в салонах пестрят буклетами об обязанностях пассажиров, штрафах, работодателях, скидках и акциях. О страховых случаях, правах и поведении пассажиров при их наступлении – ни слова.

Галина Шайковская, минчанка:
Я хотела бы узнать, что мне делать, поскольку виноват был водитель, и я оказалась травмирована.

Кто бы ни был виновен в травмах Галины Леоновны, платить за все придется страховой компании. Это закреплено в 12 главе Положения о страховой деятельности. Согласно этому же документу в зависимости от степени тяжести телесных повреждений получить можно от 300 и до 3000 евро. Не удивительно, что страховые компании стараются не афишировать возможности пострадавших пассажиров. Заплатят, кстати, и за испорченные вещи.

Екатерина Орловская, юрист:
Необходимо провести оценку поврежденных вещей. Чаще это делает страховая компания. Но можно воспользоваться и услугами независимых оценщиков. Когда будет установлено виновное лицо, я рекомендую пострадавшей стороне обратиться в суд с заявлением о компенсации морального вреда. Также я бы рекомендовала сделать это после выздоровления, когда будет известен итог всех затрат, которые были понесены в результате лечения и восстановления.

Для получения страховых выплат главное – это акт о причинении вреда жизни и здоровью от перевозчика и судебно-медицинское заключение. Для скорейшего получения этих документов важно сразу же, не выходя из транспорта, сообщить о случившемся водителю или же кондуктору. Наша героиня Галина Леонидовна, пребывая в сильнейшем шоке, вышла из троллейбуса. Не сообщив о своих травмах ни водителю, ни кондуктору.  Но не все потеряно.

Николай Гапанович, начальник отдела безопасности движения ГП «Минсктранс»:
Если пострадавший обращается на следующий день, то процедура такая же. Опрашивается водитель, кондуктор, если он там был. Проводится проверка, и акт все равно выдается.

Не лишней окажется любая информация, любые свидетельские показания. Мифом оказалось только обязательное наличие прокомпостированного талона.

Николай Гапанович, начальник отдела безопасности движения ГП «Минсктранс»:
Для облегчения проведения проверки желательно наличие свидетелей. Наличие талона не является обязательным условием.

Галина Шайковская, в отличие от многих пассажиров, решила побороться за свои права, сообщили в программе «Добро пожаловаться!» на СТВ. В ближайшие дни она должна получить ответ из страховой компании.

Люди в материале:


Почему низкие тарифы на такси – это тоже плохо?



Тема, которая оставляет равнодушными разве что приверженцев общественного транспорта – тарифы. Цены за поездки бьют рекорды, рассказали в программе «Специальный репортаж».

Так, минский таксист запросил у иностранца за вояж из аэропорта в город 195 рублей. Превысив среднюю стоимость в пять раз.

Дмитрий Боярович, СТВ:
Как, вообще, формируется цена на перевозку в такси? Например, вашего оператора?

Олег Радкевич, основатель службы такси:
Так как мы в очень жёсткой конкурентной среде, мы всегда смотрим по сторонам: что предлагают другие службы, что готов платить клиент.

Олег Радкевич – основатель одной из старейших служб такси в Минске. Конъюнктура рынка видоизменила компанию. Месяц назад служба внедрила приложение. Теперь поездки можно заказывать и оплачивать с телефона. И это – тренд, за которым будущее. Правда, и традиционные клиенты будут всегда. Сегодня по звонку происходит более 80% вызовов такси.

Дмитрий Боярович:
Я лично на выходных ехал, мне нужно было проехать с Кижеватова в Боровляны. Предварительно на Uber я посмотрел, что это стоит 18 рублей 70 копеек. В той точке, откуда мне нужно было выехать, стояло такси традиционное. Спросил, сколько будет до Боровлян доехать. Мне говорят: «Сколько Вы хотите?» Говорю, зная, что Uber даёт 18.70: «Ну, рублей 20».

Водитель читал газету, ухмыльнулся и сказал: «Это – за город, рублей 30, не меньше». Говорю: «Так я вызову Uber». А он с невозмутимым видом говорит: «Да пожалуйста». И продолжил читать газету.

Возможно, он мог договориться со мной, на какой-то средний тариф. Почему он не проявил инициативу?

Олег Радкевич:
В этой ситуации он рассчитывал, что с этого места он возьмёт какого-то другого клиента, который ему больше заплатит. Это его выбор. И никто с ним здесь ничего не сделает. Потому что сколько было перевозок, где завышались тарифы. Всегда есть таксометр, где может быть вбит больший тариф. Это его выбор.  Плюс, если логистически смотреть, в городе есть определённые точки, где работает определённая группа водителей таких. Таких перевозок может быть одна-две в день. И он это понимает. С другой стороны, он понимает, что назад на эту точку приедет и чужих не будет. Соответственно, у него тариф должен быть в два-три раза выше.

Впрочем, другая крайность – очень низкие тарифы. Как правило, они говорят о том, что компания работает в убыток. А это чревато сбоями в других составляющих комфортной и безопасной поездки. В таком случае, все, кто находятся в салоне такси, едут, что называется, на авось.

Профессионалы в сфере перевозок говорят: низкий тариф – это «медвежья услуга». Да, дёшево. И, соответственно, заманчиво. Но тем самым перевозчики лишают себя и, главное, пассажира права на безопасную дорогу. По статистике, в ДТП с участием маршруток чаще всего попадают «заказные» авто, если такси, то полулегальные. Кстати, набить на машине бренд официальной службы такси (или слегка изменённый) может кто угодно.