История о том, как женщина вероломно предала родных брата и племянницу ради квартиры

05.05.2011 - 20:29

Недавно в программу обратилась женщина, которая утверждала, что ее брата-инвалида 1-й группы родная дочь хотела выставить на улицу. Мы провели небольшое расследование. И вот что из этого вышло.

Екатерина Капитонец, сестра Геннадия:
Мой брат практически в 47 лет оказался бомжом.

28 августа прошлого года Геннадий ушел из дома и пропал. Такое с ним уже бывало, но на этот  раз он попал в больницу с черепно-мозговой травмой. Два месяца находился в коме.

Екатерина Капитонец:
Он лежал в больнице скорой помощи 8 месяцев. За эти 8 месяцев 2 месяца был на лечении, а 5 месяцев лежал как бы бездомный. Когда он лежал без сознания, пару раз приходила к нему дочь. Когда ей сказали, что он пришел в себя, она отключила телефон или поменяла. В общем, с тех пор она не появлялась там вообще.

Сейчас Геннадий живет, как растение: не может не говорить, не писать, но якобы все понимает. Сестра винит дочь мужчины в том, что она якобы присвоила трехкомнатную квартиру отца.

Екатерина Капитонец:
За это время она уже сделалась хозяйкой.

Заявление сестры звучит по меньшей мере странно. Во-первых, Марина, является родной дочерью Геннадия, хоть и воспитывалась до 18 лет в детдоме, во-вторых, Марина прописана в этой квартире. Впрочем, это не единственный упрек.

Екатерина Капитонец:
Она его похоронила среди соседей всех.

Даже если соседи в уме похоронили Геннадия, то удивительно, что никто реально не поинтересовался судьбой мужчины. Фактически его списали и забыли. Но вот обвинять дочь в том, что она похоронила отца, не совсем корректно. Еще в октябре Марина написала заявление в милицию о пропаже человека.

Алла Голубич, пресс-офицер Фрунзенского РУВД г. Минска:
В тот же день сотрудники милиции установили, что мужчина поступил в больницу скорой помощи 23 сентября с диагнозом «Черепно-мозговая травма тяжелой степени и перелом основания черепа». В больнице мужчина находился как установленная личность под своей фамилией, именем, отчеством.

Кстати, Марина периодически навещала отца в больнице, что подтверждает медперсонал. Так из-за чего, собственно, разгорелся сыр-бор? Мужчина найден, родственники борются за право его опекать, что еще надо? Не за квартиру ли идет бой между тетей и племянницей? Чьи же в доме метры?

Людмила Бикша, заместитель начальника расчетно-справочного центра КУП ЖЭУ №101, 103 Фрунзенского района г. Минска:
Геннадий Николаевич на данный момент является собственником квартиры.

Так что никто квартиру не присваивал. У нее есть законный хозяин. Но долго в больнице Геннадия держать не могли. Пришло время выписки. Привезти мужчину домой вызвалась сестра Екатерина.

Екатерина Капитонец:
Но не получилось. Получается, что выставили за двери его и всех остальных и меня в первую очередь, потому что я его привезла.

И снова лукавит Екатерина Ивановна, чему есть подтверждение. Из кадров видеосъемки видно, что никто никого не выставлял за двери. Женщина сама ушла и увела брата в неизвестном направлении.

Марина Кашанская, дочь Геннадия:
Участковый провел их и спрашивает: «Куда вы его ведете?» Она сказала: «Не ваше дело, куда я его поведу». И забрала его. А он упирался, когда к лифту уходил, оборачивался и просил, чтобы хотя бы сюда зашел. Они надели капюшон на голову и просто в тапочках повели и все.

Со слов Марины, дочери Геннадия, тетя под видом милосердия пытается отвоевать у нее законные квадратные метры.

Марина Кашанская:
Я ей задаю вопрос: «Чего вы добиваетесь?» Она в открытую, при участковом, свидетелях сказала: «Я добиваюсь квартиры, мне нужна эта квартира». И ударила мне пощечину.

Сейчас Екатерина планирует оформить опекунство на брата Геннадия. Дочь утверждает, что затем тетя планирует разменять трехкомнатную квартиру на комнату для нее и однокомнатную для отца. Кстати, у тети уже есть доверенность на право распоряжаться квартирой.

Татьяна Шпилевская, адвокат юридической консультации Советского района г. Минска:
Заключать договора купли-продажи, дарения квартиры либо какого-либо другого имущества он может только с согласия органов опеки и попечительства.

Иными словами, для любых манипуляций с квартирой Геннадия для начала надо официально стать его опекуном, а затем получить разрешение в органах опеки. Есть еще нюанс.

Татьяна Шпилевская:
Опекун, как правило, проживает вместе с подопечным.

Если Марина хочет побороться не только за отца, но и за квартиру, ей необходимо подать заявление на опекунство и затем оспорить тетину доверенность, сообщает корреспондент телекомпании «Столичное телевидение».

Марина Кашанская:
Я ей говорю: «Верните мне документы и оставьте меня с отцом в покое».

Татьяна Шпилевская:
Если в последующем в отношении человека, выдавшего доверенность, возникают сомнения в его дееспособности, то лицо, у которого возникают сомнения в его дееспособности, то есть заинтересованное лицо, должно обратиться с иском в суд о признании данного лица недееспособным.

В настоящее время Геннадий находится у сестры, которая за ним ухаживает. В силу травмы он не в состоянии понять, какие копья ломаются над его головой. И, вероятно, для него это лучше. Мы надеемся, что органы опеки сделают правильный выбор и определят, кто из родственников для мужчины роднее.

Телефоны горячей линии телеканала СТВ: городской (Минск) 290-66-00 и мобильный (Velcom) 8-029-1-600-700.

Если вы хотите рассказать о своей проблеме или обсудить какой-либо сюжет программы «Добро пожаловаться», заходите в нашу группу (самый быстрый способ связи), и на наш форум.

Новости по теме
‡агрузка...