Лес рубят, щепки пригодятся: до 2015 года в Беларуси будут введены в эксплуатацию больше 150 мини-ТЭЦ на местных видах топлива

24.04.2011 - 23:21
Щеповозы идут на Вилейскую мини-ТЭЦ со всей Минской области. И везут топливо, которое в своё время сделало эту ТЭЦ пионером новой энергетики в Беларуси. Вот она щепа – на вид для обывателя обычное мелкорубленое дерево. На деле же – эффективный вид топлива, тепла от которого в несколько раз больше, чем от древесных чурок.

Дело в том, что газа, даже в самые сильные морозы отопительного сезона, здесь используют максимум процентов сорок. Остальные 60-70% – как раз щепа. Начальнику смены есть, с чем сравнить – он помнит и времена, когда работать могли на мазуте. А сейчас показывает – рабочий процесс идёт, а из трубы никакого чёрного дыма. В том и преимущества древесного топлива – оно экологично, от сжигания щепы практически нет выброса серы. Потому на альтернативные виды топлива давно перешли в той же Швеции и Финляндии. Впрочем, есть, конечно, и ещё один главный мотив – энергонезависимость.

Валерий Коробович, начальник смены Вилейской мини-ТЭЦ:
Нам щепу выгоднее сжигать, потому что мы её не закупаем, это своё топливо. Деньги остаются у нас — если лесхоз нам готовит щепу, то мы платим лесхозу, эти деньги всё равно в Беларуси остаются. И это безопасность: если, не дай Бог, нам сейчас газ перекроют, мы поддержим хоть в каком-то режиме тепло в нашем городе. А у кого нет газа — мазут обычно идёт резервным топливом. А если и мазута не дадут?! А щепа своя.

Сейчас Вилейская мини-ТЭЦ обеспечивает почти весь город и район теплом, а местные колхозы — удобрениями. Дело в том, что зола, которая остаётся от сжигания щепы и собирается в электрофильтре, для этого дела очень даже подходит. Сейчас таких ТЭЦ, которые работают фактически на лесе, в стране уже больше десятка. Оборудование для них везут из Литвы, России, Германии, Франции. Но проекты себя окупают.

О том, как лес нам не только строить, но и жить помогает – в цифрах рассказывает директор предприятия, производящего щепу. Одна тонна условного топлива древесного материала в сравнении с газом экономит порядка 60 долларов. Т.е. за 2010 год Жодинская, Вилейская и другие ТЭЦ, с которыми здесь работают, на импорте газа сэкономили порядка миллиарда рублей. Что интересно, ещё 3 года назад в стране щепу девать было некуда – немногие котельные к тому моменту переоснастились. Теперь, говорит директор, к октябрю мощности нужно будет увеличить в два раза.

Андрей Смирнов, директор ДПУП «ПРОММВТ»:
На данный момент у нас сложилась такая небольшая очередь — это немцы, поляки, литовцы, латыши. Их устраивает стоимость, фракция, качество щепы. В прошлое межсезонье, когда был умеренный спрос на нашем внутреннем рынке, мы отгрузили пробную партию на латвийскую Даугавпилскую ТЭЦ. Они остались довольны, ждут продолжения контракта, но здесь двоякая ситуация: либо увеличивать экспортные показатели, либо ограничивать ТЭЦ в поставке, которые будут вынуждены импортировать тот же газ взамен этой щепы.

Сейчас материал для переработки на предприятии – это буреломы, обрезки и отходы вроде горбыля. При этом до 2015 года в стране должно ввестись в эксплуатацию больше 150 мини-ТЭЦ на местных видах топлива. С учётом того, сколько леса мы поставляем на экспорт – а это хорошо видно на сайте Беллесэкспорта – возникает банальный обывательский вопрос: а не придётся ли нам потом думать, где этот самый лес взять.

Андрей Смирнов, директор ДПУП «ПРОММВТ»:
По информации из разных источников, у нас перерабатывается древесины в два раза меньше, чем заготавливается. Остаётся древесина какая? Невостребованная, низкокачественная либо недоступная. Конечно, надо углублять деревопереработку — надо развивать мебельное производство и, параллельно, местных видов топлива, потому что глубина переработки в Беларуси она порядка 70% — это невысокая.

Вилейский лесхоз в работе. Их задача — в год произвести 70 тысяч кубометров дров. Обеспечить ими население, все котельные в районе – а они уже почти все на древесном отоплении, плюс поставить щепу на мини-ТЭЦ и это, конечно, ещё не всё. Но, говорит лесничий, если раньше сухостой и отпад попросту оставался в лесу – теперь эти отходы используют для получения тепловой энергии.

Сергей Филистович, главный лесничий Вилейского опытного лесхоза:
Здесь наукой было рассчитано всё. Была госпрограмма, учёные занимались — вот эти объёмы определяли где, откуда мы что будем брать. У нас в прошлом году прошло лесоустройство, и сейчас готовят сейчас новый проект на 10 лет работы. Расчётная лесосека возросла где-то на 30%: мы рубили 92,5 тысячи главного пользования в год, сейчас она будет в районе 125тысяч. В основном это осинники в заболоченных местах, которые не представляют технической ценности для изготовления других видов продукции.

Ещё пару-тройку лет назад, когда об увеличении использования местных видов топлива заговорили серьёзней некуда, в стране стали создавать плантации из быстрорастущих деревьев – ивы, тополя, ольхи. Теперь их ежегодно увеличивают на 200 гектаров, сообщает корреспондент телекомпании «Столичное телевидение». Как посчитали учёные, этого должно хватать. Но всё это делает лес ещё более стратегическим ресурсом. И для тех же перерабатывающих предприятий.

Юрий Вербицкий, главный технолог Вилейской мебельной фабрики:
При рациональном, рачительном его использовании мы без леса никогда не останемся. Если сосна для того, чтоб её можно было использовать, растёт 60-70 лет, то для дуба нужно 100 лет, чтобы он нормально пошёл в переработку. Конечно, мы ищем заменители. Мы начинаем делать детали из ольхи, берёзу применять. На альтернативные виды материалы. Потому что дуб есть дуб — его запасы постепенно истощаются.

Юрий Вербицкий рассказывает: сейчас те же итальянцы всё чаще применяют пластик. Белорусская же мебель по-прежнему остаётся натуральной. Основной материал здесь дуб и ясень. Тем больше стали сейчас ценить настоящее и на Западе. Сейчас Вилейская мебельная фабрика больше 60% продукции отправляет на экспорт. И это не только Россия, Казахстан, Азербайджан, Армения, но и Франция, и Бельгия. И как бы ни было, в итоге рентабельность деревообрабатывающего предприятия ниже 20% не опускается. Может быть, потому что лес, как нечто созданное природой, всегда вызывает интерес. Но в XXI веке уже не только своей чистотой и натуральностью, но и безотходностью.

Юрий Вербицкий, главный технолог Вилейской мебельной фабрики:
Мы, в принципе, используем все отходы нашего производства для собственных нужд. Для обогрева. Котельная работает на наших дровах Если раньше себестоимость теплоэнергии составляла 20%, то теперь она составляет 3-5% максимум

Новости по теме
‡агрузка...