Лукашенко: Любое предприятие может быть приватизировано. Любое, без исключения

30.03.2012 - 20:45

Новости Беларуси. В повестке дня большого президентского совещания по приватизации сегодня был самый широкий круг вопросов. Можно сказать, что это итог всей предыдущей работы правительства, губернаторов и контролирующих ведомств. Речь шла обо всем: от нюансов выстраивания отношений с предполагаемым собственником продаваемого предприятия до конкретной программы приватизации на 2011-2013 годы. В начале разговора президент озвучил главные приоритеты.

Александр Лукашенко:
Речь идет о купле и продаже государственной собственности — фабрик, заводов и предприятий, построенных многими поколениями наших людей. Я ещё раз подчёркиваю, на президентских выборах, на первых порах особенно, мы эту тему стороной не обходили. Мы всегда говорили, что мы не против приватизации. Но, во-первых, обвальной приватизации в стране как не было раньше, так и не будет теперь. Этот вопрос не обсуждается, пока я президент. Не буду я президентом, тогда вы уж тут смотрите, как будете продавать предприятия, собственность, землю, может, и страну в целом. Хотя, если я буду жив, я буду всегда выступать против этого. Поэтому никакой обвальной приватизации.
Но это нормальный процесс, когда собственность государства (и предприятия, и другие формы собственности) продаются и покупаются. Но мы говорили о том, что приватизация в нашей стране должна носить точечный характер. Что такое точечный характер? Во-первых, все предприятия могут быть приватизированы. Зачем здесь делить предприятия на очень нужные и ненужные? Вы знаете, это даже некорректно по отношению к населению. На очень нужных предприятия, конечно же, работают очень нужные для страны люди. На предприятиях, которые не очень нужны государству, работают не очень нужные люди для страны. Это что, нормально делить людей на нужных и ненужных? Ведь так народ может подумать. Все предприятия важны для страны, где работают наши люди. Они все важны. Поэтому, зачем их делить на стратегические и нестратегические?
В связи с этим любое предприятие может быть приватизировано. Любое, без исключения. И зачем темнить? У нас в ряд стратегических предприятий относилось такое как «Белтрансгаз». Оно было запрещено к приватизации. Приватизировали? Да. Так зачем нам опять тень на плетень наводить? Надо раз и навсегда определить: нет обвальной приватизации, она носит точечный характер, если это нужно государству, и все предприятия в Беларуси могут быть приватизированы, вопрос только в цене.
Мы сегодня говорим о том, что мы не против приватизации даже такого стратегического предприятия как «Белкалий», который приносит нам в лучшие годы до 3 млрд. долларов дохода в страну. Мы не против. Но мы определили цену – сегодня она свыше 30 млрд. долларов. У нас был предусмотрен порядок приватизации
. Чем он вас не устраивает? Нормальный порядок: у нас есть два уровня собственности: коммунальная, ответственности местных органов, и республиканская.
Это очень тяжёлый процесс — купли, продажи, приватизации. Говорят, он слишком забюрократизирован. Но мы ведь не свое продаем, это не мы с вами создали. Поэтому надо и торговаться. А не то, что пришел, увидел, победил и забрал предприятие.

Отдельно глава государства обратился к чиновникам на местах. Многое теперь в приватизационных процессах будет зависеть от их контроля. Правительству также стоит серьезно просчитать все механизмы.

Александр Лукашенко:
Меня в последнее время настораживает информация от губернаторов. И не далее как вчера один из губернаторов рассказывал нам о приватизации и о том, к чему она привела. Сегодня надо президенту брать топор и вырубать эти процессы. Когда наши предприятия вроде и неплохо работали после приватизации, а сегодня стали объектами махинаций. Кто за это потом будет отвечать?
В связи с этим я бы попросил некоторых — очнитесь, спокойно и рассудительно посмотрите и подумайте о таком серьёзном процессе как приватизация. Надо нам сегодня эти списки напоказ выставлять или не надо. Я смотрю, котируются на бирже некоторые акции наших предприятий. Я бы хотел, чтобы сегодня вы ответили: какой результат после того. Как мы вывели эти предприятия на биржу и начали ими свободно торговать. Кто купил, какие большие деньги заплатили, и тот, кто купил, насколько лучше там стал работать, что он для нашего народа и государства принес? Вот это важный вопрос.
Но если вы хотите понравиться Международному валютному фонду, Европейскому Союзу, Америке, России или еще кому-то, сегодня объявив, что мы продаем что-то, тогда не со мной. Не со мной и не при мне. Нравиться тем или иным государствам и объединениям – это хорошо, это надо. Но не этой ценой. Не та проблема и не тот вопрос, чтобы приватизировать страну, чтобы кому-то понравиться.
Может, кто-то за этим столом хочет поучаствовать в приватизации предприятий, купить их долю — пожалуйста, выходите из состава правительства, доставайте из карманов, если у вас есть, деньги и покупайте предприятие на общих основаниях. Если у нас такие сегодня есть. Но по моей информации, наверное, на тысячу кирпичей или десять кубов силикатных блоков, может, у вас деньги и есть. А на остальное я не знаю — сразу надо будет вам писать декларацию.
Неважно, какое будет предприятие: государственное, частное, акционерное, государственно-частное — неважно. Главное, чтобы там выпускали достойную продукцию, которая бы имела рынки сбыта, платили нормальные деньги белорусам, которые там работают и не забывали об уплате налогов.

Правительство подготовило два приватизационных списка. В первом предприятия, которые подлежат продаже в ближайшие три года. Во втором — перечень стратегически важных, наполняющих бюджет Беларуси. Таких насчитали 134, но цифра не конечная. Это и градообразующие предприятия, главные экспортеры, комбинаты по производству удобрений, другие флагманы. Ввиду их важности для экономики страны, предлагалось продавать их только на особых условиях. Например, чтобы избежать возможного намеренного банкротства или покупки конкурентами с целью дальнейшей ликвидации. Премьер в своем докладе рассказал, как выглядит среднестатистическая организация, подлежащая продаже и зачем ее приватизировать.

Михаил Мясникович, премьер-министр Республики Беларусь:
Это, как правило, коллектив численностью 200-300 человек, где выработка на одного занятого составляет порядка 1000 долларов в месяц, зарплата — около 200 или немножко выше. Как известно, целевая задача этой пятилетки — выработка в 500 долларов на одного занятого в месяц. То есть, для выполнения задания программы производительность надо конкретно увеличивать — в разы. Поэтому приход инвестора — это, конечно, возможность найти ресурсы и прибавить в развитии.

Работа с собственником приватизированного предприятия — еще один важный аспект. Например, в прошлом году 30% прибыли собственников-инвесторов, работающих в Беларуси, остались в стране. Эти средства пошли на дальнейшую модернизацию отечественных производств. Предлагается закрепить с собственником правила его долгосрочного сотрудничества. Это и развитие предприятия, и социальные гарантии рабочим, и возможная процедура возврата собственности государству, если владелец не выполняет оговоренные условия.

Виктор Каменков, председатель высшего хозяйственного суда Республики Беларусь:
Мы говорим сегодня о совершенствовании механизма приватизации, а я буду говорить о механизме реприватизации. Чёткое прописание в договорах этих моментов будет нам потом помогать легко из возвратить, иначе мы будем бороться неизвестно с кем — с тенью или наоборот с реальным врагом. Среди критериев, которые сегодня обсуждались, я не увидел такого очень серьёзного критерия, как экономическая эффективность этих субъектов.

Александр Лукашенко:
Если нам предложат хорошие условия — хорошо. Я вообще исхожу из того, что, если мы идём на приватизацию, в будущем, МАЗа, и, допустим, Дерипаска, или Каданников, или кто-то хочет купить это предприятие, я им всегда предлагаю: ребята, давайте пока в собственность не полезем. Давайте, вместе объединяйтесь, покажите, как вы будете работать. Покажите, чтобы люди почувствовали и увидели результат. Тогда мы вам дадим, как вы это часто говорите, к Новому году гуся. После этого «гуся» посмотрим, может, ещё и корову вам в сарай поставим. То есть, 10%, 25%. А то пришёл: «У нас рынок впереди, контрольный пакет давай». Интересный — контрольный пакет давай. Значит, уже непонятно, чего человек хочет. А если он хочет на долгую перспективу выстроить отношения, нашу школу, наш менталитет, наше трудолюбие задействовать — давай потихоньку пойдём, step by step. Ну вот наши условия: людей на улицу не выбрасывать, налоги увеличиваются, зарплата увеличивается, предприятие модернизируется. Но они должны знать жесточайшие условия: что мы их будем не только поддерживать здесь, но и спрашивать на всю катушку.

Рассматривались и механизмы привлечения в приватизацию и экономику большего объема средств белорусских бизнесменов. Их в нашей стране хватает. Какие условия нужно создать для начала, чтобы состоятельный человек предпочитал хранить деньги в отечественных банках?

Александр Лукашенко:
Надо народу прямо сказать: богатый человек – это не враг. Всё, мы приняли решение, никуда от этого не денешься, весь мир в этом направлении движется. Есть богатые люди – хорошо, пусть они будут. Но этих богатых людей сориентировать на то, чтобы деньги они хранили здесь, особенно заработанные здесь. Потом и кровью, и трудом наших людей. И на это их ориентировать и притом наклонять. Но я ещё раз говорю: нельзя отбирать деньги у бизнесменов и предпринимателей. Причина только одна – если ты не платишь налоги. Не уплатил — жестокое наказание. Но если ты добросовестно платишь налоги, ты заработал, не нарушая законов, эти деньги — вот тебе, если хотите, банк, храните там деньги. Это главное, что мы можем обещать бизнесу — как везде. И американцам никогда, как швейцарцы это сделали, счета наших клиентов наших банков не отдавать.

Чтобы сделать белорусскую приватизацию максимально прозрачной и безопасной, надо заранее перекрыть возможные лазейки и исключить серые схемы. В памяти еще живы ситуации с залоговыми аукционами из опыта соседних стран, распродажа госимущества по бросовой цене.

Семен Шапиро, председатель Гродненского облисполкома:
У нас сегодня не бизнес идёт, у нас пришли спекулянты, и мы их знаем. Им бизнес даёт деньги, они идут по хатам, скупают эти акции и перепродают потом серьёзному бизнесу. Люди этого не прощают — это принцип МММ.

Среди предложений гродненского губернатора — облегченные условия по приватизации убыточных сельхозорганизаций. Конечно, не каждый белорус сможет выпить сразу целую ферму, но если дать ему возможность приобрести ее в рассрочку, то хозяин, уверенный в своих силах, за это дело может взяться.

Горячая дискуссия развернулась вокруг списков приватизируемых предприятий. Одни видели в них страховку от возможных спекуляций. Другие отмечали, что в них все равно только предприятия реального сектора. А что делать с фабриками легпрома, страховщиками?

Сергей Ткачев, помощник президента Республики Беларусь:
Надо в этом списке рассмотреть предприятия торговли. Мы зря не смотрим внимательно на эту отрасль. Торговые сети, сети общественного питания — рано или поздно мы с этой проблем столкнёмся. У нас есть замечательные предприятия торговли — ЦУМ, ГУМ. Что, мы их продавать будет что ли? Мы должны думать и о том, чтобы в этот перечень и банки вставить.

Александр Лукашенко:
Получается, по всей стране один список — это все наши предприятия.

Борис Батура, председатель Минского облисполкома:
Вы правильно в начале сказали: не надо никаких перечней. Для меня, допустим, всё совершенно понятно. Есть перечень того, что нужно согласовать с главой государства, а есть перечень, где мы сами принимаем решение. Вот и всё. И мы ничего не тормозим. Если есть — рассматриваем и действуем дальше.

После всех споров решили, что позиция относительно списка стратегически важных предприятий недостаточно аргументирована. Ведь в Беларуси уже существует очень жесткий контроль за процессом продажи флагманов экономики. Такой документ все равно в итоге попадает на стол президенту.

Александр Лукашенко:
Закройте дыры, которые обнаружились в ходе приватизации и после приватизационных периодов на предприятиях. Закройте эти дыры. И я говорю, если это возможно, продумайте, Михаил Владимирович, давайте создадим общий документ. Я не знаю, как его назвать. И надо это сделать быстро, переработав некоторые положения, ибо если мы сейчас начнем изменения и дополнения вносить, как это, вы знаете, бывает, черт ногу сломает. К двум указам дополнения, изменения, слово «это», слово «туда» и так далее. Надо создать целостный пакет. Кто бы ни приехал – вот наши документы по приватизации. Читай, смотри.

По итогам условились, что этот единый документ предстоит подготовить в течение второго квартала, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Loading...


«Почти 5 лет без больничных». В Минске стартует вакцинация против гриппа



Новости Беларуси. В Минске стартует вакцинация против гриппа. Первыми позаботились о своем здоровье и показали пример горожанам работники Мингорисполкома,  сообщили в программе «Столичные подробности» на СТВ. 

В целом прививать минчан начали с конца сентября. Уже от гриппа профилактическим уколом защитились порядка 15 тысяч человек. Кстати, в этом году план увеличен: необходимо охватить вакцинацией более 760 тысяч жителей столицы. Врачи советуют всем желающим пройти процедуру в течение двух месяцев.

Артём Цуран, заместитель председателя Мингорисполкома:
На протяжении уже 3 лет вся моя семья прививается, а я сам – уже 5-й год подряд. При этом без больничных практически 5 лет работаю.

Нелли Гиндюк, главный санитарный врач Минска:
Наиболее важным периодом для проведения вакцинации является октябрь – ноябрь. Потому что иммунитет вырабатывается в течение 2-3 недель и действует у каждого человека от 6 до 12 месяцев.

Пройти вакцинацию можно как на предприятиях, так и в поликлиниках. Кстати, благодаря этой процедуре против гриппа в прошлом сезоне удалось избежать более 50 тысяч случаев гриппа.