Лев Криштапович о теракте 11 апреля: В какой-то степени мы внутренне к этому были готовы

18.04.2011 - 02:42
В гостях у программы «Неделя» доктор философских наук Лев Криштапович.

То, что произошло на этой неделе — какие мы все из этого должны вынести уроки?

Вы посмотрите: все помогали, несмотря на то, что были ранены или находились в худших каких-то условиях. Это свидетельствует о том, что наше общество сохранило свои устои, которые характеризуют его как стабильное, справедливое, солидарное. Когда люди оказывают поддержку друг другу.

Вы посмотрите, сколько крови сдали: медики уже на следующий день заявили, что уже достаточно, люди сдали крови в несколько раз больше, чем необходимо.

Сострадание проявляли мы все. Это было действительно искренне. Мы живём в достаточно хрупком и опасном мире.. И, в то же время, мы живём в нашем обществе, и мы должны сохранять единство нашего общества. Только благодаря такому понимаю, мне кажется, возможно преодоление каких-то негативных аспектов нашей жизни.

Стабильность и спокойствие, о которых мы часто говорим, по сути, уже устоявшийся бренд Беларуси. Вам не кажется, что общество, все мы несколько расслабились. Ведь никто не мог предположить даже на каком-то уровне подсознания, что такое может произойти у нас.

Естественно, никто не предполагал, но вокруг нас такие события происходили. С этой точки зрения, я думаю, мы в какой-то степени внутренне были готовы. Поэтому такая наша солидарная реакция — она не случайна. Мы быстро провели расследование и нашли исполнителей.

Более того, беспрецедентно быстро, как отметили даже иностранные эксперты, которые приехали к нам.

Это говорит о том, что и правоохранительные органы действительно научились работать и профессионально, и ответственно.

Если говорить о внешней реакции: соболезнования пришли и в адрес нашего народа, и в адрес главы государства. Но некоторые западные политики — видимо, в силу политических амбиций — не смогли через себя переступить. Как Вы можете оценить это? Притом, что когда речь идёт о белорусской оппозиции — реакция молниеносная, сиюминутная.

Я думаю, здесь совершенно ясно речь идёт не о нормальных человеческих чувствах, которые каждый человек выражает и понимает, что произошло, а о политической составляющей в этом вопросе.

А насколько может быть политическая составляющая в этом вопросе? Ведь погибли уже 13 человек, две сотни ранены. О какой политике может идти речь?

Давайте обратимся к фактам. Ведь совершенно ясно, что существуют определённые точки зрения:в определённых итернет-изданиях антигосударственной направленности данный теракт воспринимался как некое свидетельство того, что удастся дестабилизировать ситуацию, нанести удар по единству нашего общества. И с этой очки зрения дестабилизировать политическую ситуацию. И те политические силы на Западе, которые поддерживают именно антипрезидентские взгляды и идеи определённой части нашего общества, которая почему-то называет себя оппозицией, хотя это совершенно другое явление. Естественно, они не могут уже переступить через свою политическую ориентацию и ангажированность. Они, даже несмотря на то, что это трагическое событие и нормальные человеческие чувства требуют выразить соболезнование нашему народу, исходят из того, что политика определяет всё. Политика — это достаточно сложная вещь, сложное дело. И многие западные газеты, в частности, «The Guardian» или «Los Angeles Times» фактически пытались интерпретировать эти события совершенно в другом ключе, не соответствующем действительности.

Если говорить о публикациях, о сообщениях в эфире, можно привести несколько примеров: многие оппозиционные сайты, цитируя друг друга, растиражировали информацию о том, что якобы девушка находилась на станции метро под завалами до одиннадцати вечера. Мы разыскали эту девушку (она находится в 3-ей больнице), и после шести вечера уже была под капельницей. Russia Today на следующий день как о состоявшемся факте сообщил о взрыве автобуса. Примеров можно привести массу. Как Вы считаете, не стоит ли говорить о жёсткой ответственности за такие высказывания? Пресловутое «слово — не воробей», но в этой ситуации это слишком большой цинизм.

Надо иметь в виду, что определённые издания, определённые лица, которые преследуют определённые цели, политические цели, а они их не скрывают - это дестабилизация социально-политической ситуации в нашей республике, и на этой основе их цель - придти к власти. Они пытались сеять панику, сеять всевозможные слухи и страхи. Ведь цель теракта — посеять среди граждан страх, ужас, боязнь за свою жизнь, вызвать недоверие к системам власти, к институтам власти. Вообще, разрушить устоявшиеся общественные связи, стабильность. Поэтому, естественно, политические силы, которые обслуживают определённые СМИ, работали по принципу информационной войны против нашей республики. А эта информационная война началась не только сегодня. Она началась гораздо раньше.

‡агрузка...