новости СТВ в твиттере

Вы здесь

Что есть Беларусь сегодня и что есть Беларусь сегодня для России?

17.07.2011 - 20:31
Этот вопрос на неделе объединил за круглым столом в Москве ведущих российских экспертов в таких разных отраслях деятельности, как международная экономика и юриспруденция, геополитика и культурология.

Они же, каждый сам для себя и все сообща, пытались ответить и на вопрос: кто и какое влияние пытается оказать на Минск сегодня и какими последствиями это может обернуться, в том числе и для Москвы завтра. Ведь единственное, в чем все участники круглого стола были убеждены абсолютно еще до его начала, это в том, что Беларусь для России, как говорят, «точка силы» – ключевой элемент потенциала.

Причем, утверждали и экономисты, и политологи, и военные эксперты, и ученые, «точка силы» как в экономическом и политическом, так и в военном и мировоззренческом смыслах.

Александр Нагорный, ведущий «круглого стола», журналист (Россия):
Беларусь является наследницей Советского Союза в наиболее приближенном варианте, потому что сохраняется социальный баланс, система фиксирования цен, достаточно жесткое руководство. Поэтому, если вы попадете в Беларусь, вы увидите, что поля распаханы, улицы подметаются, бандитизма на улицах нет. В отличии от России. В этом смысле все эти конкретные вещи создают из Беларуси идеологическую модель, образец для других республики бывшего Советского Союза и, прежде всего, для Российской Федерации.

Андрей Девятов, военный эксперт (Россия):
На мой взгляд, главным достоянием Беларуси является ее особый, независимый, можно даже сказать, партизанский дух. Беларусь сегодня представляется мне именно таким анклавом, который не пошел по торному пути «рыночных реформ». Но и не может замкнуться в собственных границах. Зато может попытаться видоизменить не только себя, но и Россию.

При этом эксперты в основном сходились во мнении, что нынешняя ситуация в Беларуси. по большей части, инспирирована извне. И отнюдь не на благо союзных государств и братских народов. Просто проблемы, которых сегодня хватает у ведущих мировых игроков (и в США, и в Евросоюзе), вынуждают их порой очевидно неполиткорректно пытаться корректировать экономическую и социальную политику других.

Владимир Овчинский, доктор юридических наук (Россия):
Атаки ведут несколько центров. Каждый со своим интересом. Но основная атака ведется США и Евросоюзом, НАТО. Если удастся заменить существующий в Беларуси политический режим, то следующий, любой политический режим, будет абсолютно антироссийским.
А что значит антироссийским режим на территории Беларуси? Будет развернуты новые ПРО на границах Смоленской оласти.

Александр Нагорный, ведущий «круглого стола», журналист (Россия):
Мы являемся свидетелями того, что против Беларуси, против ее Президента Александра Лукашенко развернута крупномасштабная подрывная операция. Она сложно структурирована, она включает в себя экономические, политические, идеологические, психологические и множество других аспектов, не исключая, в конце концов, и военные.

Шамиль Султанов, политолог, президент Центра стратегических исследований «Россия – Исламский мир» (Россия):
Не стоит игнорировать общий контекст событий. А он сегодня таков, что и Европа, и США находятся в очень тяжелом положении, которое, к тому же, продолжает ухудшаться. И определяющим конфликтом будет, конечно, конфликт между Западом и Востоком, относительно которого будут выстраиваться все остальные. В том числе и нынешняя напряженность внутри Беларуси.

Виталий Аверьянов, директор Института динамического консерватизма (Россия):
Помимо США, Евросоюза и ряда сопредельных с Беларусью государств, прежде всего Польши, очень горячо участвующей в белорусских событиях, заказчиками изменения политического режима в Минске выступают сегодня не в последнюю очередь [отдельные] элиты РФ.

Василий Симчера, доктор экономических наук, директор НИИ статистики Росстата (2000-2010 гг.):
В Беларуси есть чем поживиться. И внутренняя скрытая публика, и внешняя публика к этому присматривается, никак не подберется, благодаря такой настойчивой отрицательной позиции руководителя Беларуси. Это не так легко съесть. Поэтому отсюда – разного рода атаки и разного рода попытки подобраться к этому лакомому куску и получить его задешево.

Что же касается экономики Беларуси, то, по мнению российских экспертов, ее плюсы и минусы – в той социально-ориентированной модели развития, которую наша страна выбрала для себя сама.

Василий Симчера, доктор экономических наук, директор НИИ статистики Росстата (2000-2010 гг.):
Знаю положение дел в Беларуси не понаслышке. Могу свидетельствовать, что это даже сегодня вполне самодостаточная страна, темпы роста которой среди других стран бывшего СССР наиболее высокие, а затраты на единицу продукции и цены наиболее низкие. Беларусь сегодня – это своеобразный мини-Китай в Европе. Главное его достояние – трудолюбивый, открытый и дружелюбный народ. А главная беда и проблема – разорванные по-живому былые интеграционные связи с Россией, Украиной и другими республиками бывшего СССР.

Александр Нагорный, ведущий «круглого стола», журналист (Россия):
Лукашенко не приемлет олигархического капитализма, который господствует [например] в современной России, строит социально ориентированную рыночную экономику, и поэтому он неприемлем для либералов, тем более накануне запланированного в России на 2012-2013 годы резкого повышения цен, налогов и тарифов. Поэтому [Беларусь] и Лукашенко хотят задавить именно сейчас.

А, значит, и искать для уникальной белорусской социальной и экономической структуры со своими уникальными ресурсами и преимуществами универсальных рекомендаций не рекомендуется – настоятельно рекомендуют россияне. И их деятельные советы можно понять, ведь со вступлением в Таможенный союз наши экономики стали еще ближе.

Василий Симчера, доктор экономических наук, директор НИИ статистики Росстата (2000-2010 гг.):
Стремление Беларуси любой ценой восстановить связи на постсоветском пространстве – главный резерв ее самосохранения. Другой неистребимый резерв – ядро экономики. Твердая и уверенная опора на собственные силы, которую никакой внешней блокадой не разрушить.

Виталий Аверьянов, директор Института динамического консерватизма (Россия):
[Лукашенко] не занимает какую-то одностороннюю жесткую позицию. Когда он предлагает нашим [российским] олигархам выкупать собственность при условии сохранения существующих социальных обязательств, те отказываются. Никто из наших олигархов не готов соответствовать стандартам социальной ответственности [существующей в] Беларуси.

Именно через максимальное использование существующих позитивных наработок в сфере международного взаимодействия, но и в сохранении индивидуальных особенностей и страновых преимуществ, видят российские эксперты белорусский путь. Который, как не раз подчеркнули участники московской дискуссии, и для России отнюдь не чужой.

Владимир Винников, культуролог (Россия):
Да, Беларусь – небольшая страна. Но есть, как минимум, несколько примеров того, как небольшие государства успешно существуют в объективно неблагоприятном для них геостратегическом окружении... Я не буду говорить отдельно [например] о Сингапуре как финансовом и информационном центре, я просто хочу указать на то, что ничего фатального для Беларуси в ее нынешнем положении нет, что у нее существует прочный фундамент.

Михаил Делягин, доктор экономических наук, директор Института проблем глобализации (Россия):
Для России судьба Беларуси важна принципиальна. Беларусь показывает, что государство может служить даже небольшому народу, а не перерабатывать его в личные богатства глобальных монополистов.

Минск