Отзовет ли Беларусь всех своих послов из Европы? Интервью с пресс-секретарем МИД Беларуси Андреем Савиных

03.03.2012 - 23:10

Послы Евросоюза покинули Минск. Что будет дальше и насколько страшен дипломатический конфликт? Поговорим об этом с официальным представителем внешнеполитического ведомства Беларуси. В студии программы «Картина мира» на РТР-Беларусь - пресс-секретарь Министерства иностранных дел Андрей Савиных.

Юрий Козиятко:
Андрей Владимирович, здравствуйте!

Андрей Савиных:
Здравствуйте!

Юрий Козиятко:
Вы в шашки играете?

Андрей Савиных:
Ну, умею, но, конечно, регулярно не практикуюсь (улыбается).

Юрий Козиятко:
Приходилось раньше «В Чапаева» играть? Помните, как щелчками сбивали чужие шашки? (показывает)

Андрей Савиных:
Да (смеется). Это любимая игра с детства!

Юрий Козиятко:
Это любимая игра Евросоюза! Потому что список, который постоянно расширяется, по сути, это выбивание, или попытка выбить из политического процесса, или, "подрубить" чиновников белорусских. И МИД Беларуси тоже точно, так же точечно, выбил двух послов. Своих послов отозвал, а руководителю миссии Евросоюза и послу Польши рекомендовал выехать из страны на консультации. Почему именно два этих посла? ЕС – понятно, а Польша?

Андрей Савиных:
Ну, вот именно эту аналогию, в таком случае, я считаю не совсем уместной, потому что мы никого никуда не выбиваем, также как Евросоюз, вряд ли может выбить белорусских чиновников - они работают на собственной территории в интересах белорусского народа. Если говорить о событиях, которые бы имели место, то ситуация очень простая. Когда мы познакомились с очередным решением Совета ЕС, то мы увидели, что Евросоюз продолжает именно откровенную политику принуждения. Мы предприняли определенные шаги, которые были направлены на то, чтобы, все-таки, более активно дать понять нашим партнерам, что все это бесполезно. Причем, хочу подчеркнуть, что шаги эти сделаны исключительно в традиционном русле дипломатических отношений и четко выверены.

Юрий Козиятко:
Это понятно. Но почему Евросоюз и Польша?

Андрей Савиных:
Ну, постоянный представитель Европейского Союза, по сути дела, представляет все 27 государств-членов и является координатором внешнеполитического курса этого государственного объединения. Польшу,  мы фиксируем, мы отмечаем как одного из наиболее активных государств, которые выступают именно за политику санкций, именно за политику давления и принуждения.

Юрий Козиятко:
Не только Польша... Если вспомнить детали конфликта, то  министр иностранных дел Германии Вестервелле заявил, что они первые отзывают своего посла из Беларуси. И Сикорский...
Я вспомнил, как Вестервелле и Сикорский приезжали в Беларусь накануне президентских выборов, и это было не очень удачная для них миссия. И потом, наверное, Вестервелле помнит резкие высказывания из Беларуси в его адрес? Может быть, субъективный фактор заставляет относиться к Беларуси более предвзято?

Андрей Савиных:
Ну, субъективный фактор, конечно же, всегда есть. И его исключить невозможно. На то мы и люди, чтобы иметь свои представления, симпатии, антипатии. Хотя,  я хочу отметить, что в работе Министерства иностранных дел субъективный фактор как раз таки стараются убирать по максимуму.

Юрий Козиятко:
Я не только о личных обидах говорю. Но, скажем, Сикорский, министр иностранных дел Польши, может быть, думает о своей будущей карьере?

Андрей Савиных:
Да. Вот здесь совершенно четко отмечается, что, к сожалению, на Западе эта тенденция заметна (это в отдельных странах, не во всех, но, тем не менее, она есть): когда главами внешнеполитических ведомств становятся политики. И они больше думают о своих краткосрочных интересах, а не об интересах своих государств.

Юрий Козиятко:
Но это нужно учитывать нам?

Андрей Савиных:
Это надо учитывать вообще в широком контексте. Я приведу Вам такой ассоциативный пример. Возьмем банковский финансовый сектор. Ведь там тоже банкиры начали думать краткосрочными категориями получения бонусов за текущий год. И в результате Вы видите, к чему это привело – к системному финансовому кризису. И если эта тенденция возобладает и в работе внешнеполитических ведомств слишком многих стран, безусловно, мы можем прогнозировать ухудшение отношений по очень многим  направлениям.

Юрий Козиятко:
Андрей Владимирович, а если брать не многие страны, а конкретные страны? Все-таки, с кем сейчас МИДу, или Беларуси, нужно разговаривать? Евросоюз – это достаточно общо. С кем нужно разговаривать, чтобы, может быть, вновь сесть за стол переговоров? Ну, Германия – крупная страна, да?

Андрей Савиных:
Нет. Я бы не трактовал это таким образом. Все-таки Евросоюз вырабатывает общую единую политику, единую позицию по внешнеполитической тематике. То есть, по сути дела, разговор мы должны вести с Советом министров иностранных дел государств-членов ЕС.

Юрий Козиятко:
Но я, вот, не соглашусь. Маленькая Словения попыталась,  если не заблокировать, то не согласилась с расширением запретного списка, который был принят Советом Евросоюза. И Латвия, по принципу «и хочется, и колется» что-то пыталась возразить, поскольку у Латвии тоже экономические интересы, как и у Словении, компания которой получила право строить гостиницу Кемпински в Минске. Значит, если какие-то конкретные страны не соглашаются, то, наверное,  можно работать и с конкретными станами, которые будут влиять на ситуацию в Евросоюзе?

Андрей Савиных:
Ну, я логику Ваших рассуждений понимаю, и она абсолютно рациональна. Другой вопрос, что я, как действующий дипломат, не могу углубляться в этот процесс - это будет контрпродуктивно для наших контактов с нашими партнерами.

Юрий Козиятко:
Опять Вестервелле скажет «Нас не разделите!»

Андрей Савиных:
Ну, да. Эта фраза достаточно четко прозвучала в медийном пространстве Беларуси (улыбается). Нет, он сказал интересно: «Мы не позволим другим  нас разъединять!». Это, я думаю, преувеличение.
Но, тем не менее, мы в целом будем работать по всем направлениям, вне всякого сомнения. Здесь очень важно подчеркнуть, что мы не являемся источником конфронтации и не хотим эскалации данных разногласий. Как раз таки наши все действия укладываются в желание более активных консультаций с тем, чтобы вернуть наш диалог именно в русло конструктивного обсуждения всех существующих проблем, разногласий.

Юрий Козиятко:
Насколько быстро это может произойти? Какие варианты могут быть?

Андрей Савиных:
Предполагать в этой сфере достаточно сложно, потому что есть неожиданные, есть спонтанные решения, есть решения, которые совершенно четко не укладываются в стандарты обычных дипломатических отношений (эмоциональные решения я имею в виду). Вот, например, кто мог предположить, что Совет Министров иностранных дел будет собираться поздно вечером для того, чтобы отозвать своих послов из Республики Беларусь?!

Юрий Козиятко:
МИД должен был предположить! Надо просчитывать свои шаги! (улыбается)

Андрей Савиных:
Мы, естественно, предполагали определенные шаги такого рода, я говорю о конкретном мероприятии. Это позволило нам говорить о достаточно нервной реакции Европейского Союза. Спонтанность развития событий в любом случае присутствует. И поэтому расчитать точные даты завершения конфликта или развития его конкретной спирали практически невозможно.
Но ,в целом, я могу сказать следующее: я убежден, что рано или поздно мы сядем за стол переговоров.

Юрий Козиятко:
Это «рано» или «поздно» зависит от чего? Вот сейчас, я так понимаю, ни Евросоюз, ни Беларусь не собираются расшаркиваться друг перед другом, потому что каждой из сторон нужно сохранить лицо?

Андрей Савиных:
Да мы и не мысли категориями сохранения лица! Мы считаем, что мы его не теряли. Мы, как раз таки, настроены (и всегда были настроены) на конструктивное взаимодействие. Единственную мысль, которую мы хотим довести до понимания Европейского Союза, это то, что политика устрашения, принуждения и политика санкций в отношении Беларуси не работала и работать не будет.

Юрий Козиятко:
И это с 1997 года!

Андрей Савиных:
Очень хорошо, что Вы упомянули этот год, потому что действительно ведь первые ограничительные меры в отношении Беларуси были предприняты Евросоюзом в 1997 году. То есть этой политике уже 15 лет! Она уже, по-моему, многократно доказала свою неэффективность, и когда-то надо заканчивать.
Здесь, может быть, Евросоюзу надо сохранить определенное лицо, для того, чтобы выйти из этого пике. Но, если начнется нормальный, конструктивный диалог, мы всегда готовы будем подумать над тем, как помочь нашим европейским партнерам это сделать.

Юрий Козиятко:
Вы сделали в первые дни официальное заявление и говорили, что если политика давления не прекратится, то со стороны Беларуси возможны и "другие меры". Какие "другие"?

Андрей Савиных:
Ну, опять же, я не буду вдаваться в детали, но могу сказать, что – любые меры, которые мы сочтем необходимыми для защиты наших интересов.

Юрий Козиятко:
Возможен ли ответный отзыв всех белорусских послов из стран Евросоюза?

Андрей Савиных:
На сегодня мы такой меры, естественно, не планируем. И, более того, не хотели бы развития в этом направлении.

Юрий Козиятко:
В принципе, если вспомнить дипломатическую историю, особенно дипломатическую историю Беларуси, не раз случались похожие инциденты. Вспомним историю с «Дроздами»: когда уезжали послы - предрекали, что это конец света!  А сейчас уже многие забыли эту историю.  Та же Майра Мора, которой сейчас порекомендовали выехать для консультации: она в качестве посла Латвии, если не ошибаюсь, выезжала из Беларуси несколько лет назад. Посол Польши выезжал. И наш посол из России выезжал, когда была газовая проблема с Россией. Но, тем не менее, это не помешало нам с Россией выстроить хорошие отношения.

Андрей Савиных:
Я хотел бы сказать следующее. Предложения Беларуси в общем-то укладываются в нормальную практику дипломатических отношений. Я не могу сказать, чтобы отъезд посла на консультацию в собственную столицу для решения каких-то вопросов был каким-то воинственным и враждебным актом. Это явное преувеличение.
Да, такие случаи были в прошлом. И не только во взаимоотношениях между Беларусью и зарубежными странами, но и на различных треках в различных странах и регионах мира. Поэтому мы сегодня имеем дело с нормальным дипломатическим процессом.

Юрий Козиятко:
Вот Вы сказали о различные треках мировых. А ситуация, которая сегодня сложилась – из-за того, что в Беларуси какая-то внутренняя система, которая не устраивает или не укладывается в рамки мировых процессов или вот эти процессы на Ближнем Востоке, в Африке тоже как-то влияют? И , в том числе, экономические проблемы Евросоюза сыграли свою роль?

Андрей Савиных:
Безусловно, мир взаимозависим, и эти все влияния распространяются друг на друга. Это все взаимосвязанные процессы. Но могу сказать уверенно, что в отношении Беларуси действительно используются двойные стандарты. Это действительно так.

Юрий Козиятко:
Не только в отношении Беларуси, кстати.

Андрей Савиных:
Ну, и в отношении многих других стран.
Я здесь ограничен, к сожалению, в возможности приводить конкретные примеры. Почему? Потому что я не могу говорить о суверенных странах, в отношении которых используются другие подходы по линии того же ЕС, и в которых положение с правами человека может быть такое же, может быть и хуже, чем в Республике Беларусь. Почему? По понятной причине: это может повредить нашим отношениям с этим странами.
Но могу привести другой пример. Давайте рассмотрим такое территориальное образование, как Косово. На протяжении целого ряда лет там пропадают люди, которых похищают для добычи органов, внутренних органов. Это зафиксировано уже и многочисленными международными расследованиями. Это стало уже предметом разбирательства, в том числе и Евросоюза, но пока это все и находится на этапе разбирательства. Мы, разьве, слышим об этой проблеме? Может быть, в отношении этого территориального объединения предпринимаются такие же санкции, как и в отношении Республике Беларусь, которая никому не угрожает, которая работает исключительно в рамках международного права? Нет! Этого не происходит. То есть, двойной стандарт очевиден. Просто Евросоюзу сложнее решать косовскую проблему, потому что это их зона ответственности. Эта территория вообще появилась на свет только исключительно их усилием. И они фактически этот вопрос замалчивают. Двойные стандарты используются, и используются очень открыто.

Юрий Козиятко:
Мы видим, что и к большой России претензии предъявляет Запад, и у нас сегодня в программе будет посол России господин Суриков. Мы с ним поговорим на эту тему. А как Вы считаете, Россия в этом конфликте с послами ЕС может сыграть какую-то роль?

Андрей Савиных:
Ну,  говоря откровенно, мы на какое-то, скажем так, серьезное практическое вмешательство серьезно не рассчитываем. Мы думаем, мы можем справиться с этой проблемой и сами. Хотя, вне всякого сомнения, позиция Российской Федерации четко определена в совместном заявлении двух Президентов, Беларуси и России, о недопустимости санкций. Так что мы убеждены, что наши союзники, естественно, выступают на нашей стороне. Но могу также сказать, что и подавляющее большинство государств мира не одобряют экономические санкции. Это совершенно четко видно по позиции государств на Генеральной Ассамблеи ООН и ЭКОСОС.

Юрий Козиятко:
Мы как-то можем возбудить общественное мнение!?

Андрей Савиных:
Я не думаю, что ситуация требует этого.

Юрий Козиятко:
Все не так страшно? – считает МИД?

Андрей Савиных:
Я бы даже сказал, что совсем даже не страшно. Никакого "сжигания мостов" не происходит, и я убежден, что нашим отношениям с Европейским Союзом долгосрочно ничего не угрожает.
Здесь, скорее, происходит определенная информационная компания, когда действия Европейского Союза, системные, по принуждению, по устрашению Республики Беларусь, по введению санкций, представляются как нечто малозначительное, не играющие абсолютно никакой роли, а предложение Беларуси двум послам съездить на консультации, обставляется как нечто глобальное, как конец мира или каких-то взаимоотношений. Это все далеко не так.

Юрий Козиятко:
Здесь не должен действовать принцип – большим странам и союзам позволено многое, а маленьким нельзя даже «пискнуть» ?

Андрей Савиных:
Такого принципа не должно быть в природе, скажем так. Это действительно имеет место. При всем при том, что демократическое взаимодействие на уровне государств предполагает принцип исполнения принципа «одна страна – один голос», либо учет всех мнений в равной пропорции. Собственно говоря, это принцип консенсуса. Тем не менее, мы видим, как крупные государства, особенно страны Запада, настаивают на большем весе в  принятии всех международных решений.

Юрий Козиятко:
И им это удается! Удается...

Андрей Савиных:
Ну, используя экономическую мощь, в очень многих случаях у них это получается. Единственное могу сказать твердо: с Республикой Беларусь такая политика не пройдет!

Юрий Козиятко:
На этом и закончим.
Я напомню, на вопросы  отвечал пресс-секретарь Министерства иностранных дел Беларуси Андрей Савиных.

Андрей Савиных:
Спасибо. Всего доброго!

Люди в материале: Андрей Савиных
Loading...


Программа «Картина мира» на «Россия-Беларусь» за 26 сентября 2015