«Про это». Как разговаривать с детьми о сексе? | Столичное телевидение - СТВ
новости СТВ в твиттере

«Про это». Как разговаривать с детьми о сексе?

Наталья Каштальян с ребенком
Наталья Каштальян
Виктор Сущевич, кандидат медицинских наук, доцент, эксперт комиссии по нравственности Республиканского совета по нравственности
Дьякон Дмитрий Шило, клирик прихода Святой праведной Софьи Слуцкой
Александр Сизанов, кандидат психологических наук
Александр Сизанов и Анна Бондарчук
Статистика
Статистика
Оксана Белан, психотерапевт
Татьяна Симоненко, врач-гинеколог
Дети
Анна Бондарчук, телеведущая
Наталья Каштальян
Дети Натальи Каштальян
24.02.2012 - 15:20

Наталья Каштальян – многодетная мама. На пятерых детей не каждая женщина отважится. Когда Наталья выходила замуж, они с супругом даже и не думали, что станут родителями-героями. Просто любили детей.

С самой Наташей в первый раз родители заговорили «про это», когда девочке было 10 лет. Учитывая, что людьми они были простыми, то и язык просвещения был довольно прямым и откровенным. Главное, чему учили Наталью, – это целомудрию. В брак девушка должна вступать невинной. И все таинства должны постигаться только со своим супругом.

На эту тематику, но уже со своей старшей дочкой, Наталья начала говорить, когда той исполнилось 12 лет. К первому разговору долго не готовилась. Между простым доступным языком и мудреными, не всем понятными медицинскими терминами, Наталья выбрала первый вариант. Воспитывая дочку, молодая мама делала упор на нравственность. Неукоснительное условие – невинность – должна достаться мужу. Но и о контрацепции, о проблемах нежелательной беременности, об инфекциях, передающихся половым путем, тоже обстоятельно рассказала.

С другими детьми было уже проще, так как с гендерными отличиями им приходилось сталкиваться уже в раннем возрасте.

Имея богатый жизненный опыт, Наталья считает, что проблема полового воспитания должна решаться комплексно. Просвещать детей в этом вопросе должен и учитель в школе, но и родители в семье не должны самоустраняться. Внимательно нужно подходить и к возрасту обучаемых детей. С одной стороны – торопиться не стоит, чтобы дети созрели к такому разговору, но и откладывать в долгий ящик не нужно, иначе будет слишком поздно.

Наталья, для вас, десятилетней девочки, тогда рассказ мамы, наверное, стал откровением. Как вы отреагировали?

Наталья Каштальян, многодетная мама:
Спокойно отреагировала, потому что на тот момент, когда мама начала со мной разговаривать об этом, это было уже преподнесено в школе на более высоком уровне, а мама уже в более приземленной форме рассказала, как, что и зачем.

На эту тему вы со сверстниками как-то общались?

Наталья Каштальян, многодетная мама:
Нет, раньше моё поколение на эту тему не общалось.

Когда ваша мама вам сказала, что ваша невинность должна достаться мужу, вы это восприняли всерьез?

Наталья Каштальян, многодетная мама:
Да, для себя я решила, что должна сохранить девственность для мужа, но каждый человек должен сам для себя решить.

У вас есть сын. Вы с ним говорите об «этом» или муж?

Наталья Каштальян, многодетная мама:
Нет, все дети общаются только со мной. Сексуальным воспитанием муж не занимается, доступно объяснить, что к чему могу только я. 

Ну, а с детьми разного поколения язык разговоров на тему секса меняется со временем?

Наталья Каштальян, многодетная мама:
У меня их пятеро, и к каждому ребенку нужен подход.

Александр Николаевич, вы приводили пример, что в 80-е годы девочка-восьмиклассница считала, что если заниматься сексом стоя, то не забеременеешь. Сейчас ситуация изменилась?

Александр Сизанов, кандидат психологических наук:
Сейчас более высокий уровень знаний.

Татьяна Симоненко, врач-гинеколог:
На самом деле, сейчас такой же уровень знаний, как и в 80-е годы. До сих пор девочки считают, что если заниматься сексом первый раз, можно не забеременеть. Ничего не случится, если сексом заниматься каждый день. На самом деле, ничего не изменилось. Хотя много везде разной информации, но она не понятна для наших детей – непонятным языком передается или очень откровенным, заумным. Я считаю, что в 13-15 лет рассказывать – это уже поздно. Половое воспитание нужно начинать с рождения. Для начала нужно прививать уважение между мальчиками и девочками, уважение между родителями и к детям. Это тоже считается сексуальным воспитанием, потому что секс – в переводе «пол», отношения между полами. И если мы будем делить это все, то мы получим то, что сейчас, к сожалению, получаем.

А в школе должно это быть?

Татьяна Симоненко, врач-гинеколог:
Это должно быть везде. И в школе, и в садике, и дома, и в СМИ в том числе, должны участвовать различные общественные организации и церковь тоже.

А лично вы сталкивались с такими случаями запущенного сексуального образования?

Татьяна Симоненко, врач-гинеколог:
Конечно. Нужно с детьми говорить на одном уровне, то есть если мы говорим с детьми 13, то можно даже употреблять слова «круто», «клево». У меня был такой класс, мальчики говорили исключительно матом. Я не знала, что мне делать и говорила: «Мне тоже было 16 лет. Я тоже умею. Показать?! А сейчас давайте будем цивилизованными людьми и разговаривать красиво». Мы нашли общий язык.

Виктор Викторович, на каком языке нужно говорить с ребенком – на примере тычинок и пестиков или называть вещи своими именами?

Виктор Сущевич, кандидат медицинских наук, доцент, эксперт комиссии по нравственности Республиканского совета по нравственности:
Половое воспитание не должно превращаться в половое просвещение. Есть интересные данные в США, где провели социальный эксперимент на школьниках 6-7 классов. Разделили ряд школ на несколько категорий, и одной группе читали лекции о безопасном сексе, другой – о греховности добрачных отношений. Через 2 года – два года читали эти лекции -  получили данные о том, что в тех группах, где читали о безопасном сексе, половые отношения между детьми были в 56% случаев. Там, где говорили о греховности досупружеских отношений, было только 20% сексуальных отношений. И в контрольной группе, в которой никто ничего не говорил, было только 30% случаев отношений.

Анна Бондарчук, телеведущая:
Вот вы говорите, что нужно говорить доходчивым языком. А все равно приводите какую-то терминологию, факты какие-то, эксперименты.

Виктор Сущевич, кандидат медицинских наук, доцент, эксперт комиссии по нравственности Республиканского совета по нравственности:
Извините, это реальные исследования.

Анна Бондарчук, телеведущая:
Это исследование ничего на сегодняшний день не значит, тем более это было в Америке. Вы говорите терминами! Я впервые узнала, откуда берутся дети, когда мама родила третью дочку. Мне было 8 лет. Что такое «секс»? Позаимствованное слово у иностранцев. Объясните мне, что такое секс по-русски. У них это половые отношения. Как сказать по-русски, по-славянски?! Объясните!

Оксана Белан, психотерапевт:
Если сказать интимные отношения, то они могут нести несколько функций: это и воспроизведение, это и расслабление, и проявление любви…

Анна Бондарчук, телеведущая:
Вы мне опять говорите терминами! «Интимный». Раньше же было слово «любовь», наверное. Даже в Библии говорится» «Плодитесь и размножайтесь», а все свелось к сексу, к удовольствию. Понимаете? Да? Нет? К разврату. К чему свелось?

Татьяна Симоненко, врач-гинеколог:
Подождите, нужно говорить не только разврат, секс, надо говорить все. Что и дети от этого бывают, что и удовольствие, но не всегда и удовольствие от этого бывает! Бывают и последствия, и об этом тоже надо говорить.

Анна Бондарчук, телеведущая:
Сейчас проблема в государстве – демографическая. Никто не рожает. Извините, когда я родила первого ребенка, мне доктор посоветовала поставить спираль на 5 лет.

А что, врач виноват, который поставил спираль? Или это было не твое желание родить ребенка?

Анна Бондарчук, телеведущая:
На тот момент нет. Врач. Но я же в браке.

Татьяна Симоненко, врач-гинеколог:
То есть вас лишили права выбора, силой заставили применять метод контрацепции?!

Анна Бондарчук, телеведущая:
Нет, мне посоветовали, но с учетом того, что мне было 20 лет, я согласилась! А мне сейчас приятно смотреть на женщин, у которых дети-погодки.

Татьяна Симоненко, врач-гинеколог:
Каждый человек должен принимать решение самостоятельно. Дело врача – предоставить полную информацию о методах предохранения от беременности.

Анна Бондарчук, телеведущая:
А я не согласна. Здесь нужно не только донести, как предохраниться, а должно быть еще и культурное восприятие: для чего мы здесь есть, что мы должны дать этой земле. Вот здесь сидит женщина, у которой 5 детей. Здорово?

Татьяна Симоненко, врач-гинеколог:
Так ради Бога! Врач должен сказать женщине…

Анна Бондарчук, телеведущая:
Не женщине! Мы должны воспитывать в детях духовность! Вкладывать понятие, что нужно рожать детей. Предназначение женщины – это роды и дети.

Аня, сколько лет твоему сыну?

Анна Бондарчук, телеведущая:
12.

Ты с ним говорила уже о сексе?

Анна Бондарчук, телеведущая:
Нет.

Почему?

Анна Бондарчук, телеведущая:
Как вам сказать… У нас довольно свободные отношения с ребенком, мы общаемся, разговариваем, смотрим вместе фильмы. Раньше, когда были эротические сцены, Игнат тихонько уходил. А вот уже полгода я заметила, что на эротических сценах Игнат остается и смотрит вместе со мной.

А ты его прогоняла раньше, когда начинались эротические сцены?

Анна Бондарчук, телеведущая:
Конечно, нет.

А сам разговор будет, или ты предполагаешь, что он где-то сам все узнает?

Анна Бондарчук, телеведущая:
Так объясните, как разговаривать с детьми! Сидят научные деятели, а объясняют научным языком!

Оксана Белан, психотерапевт:
Ребенок начинает различать пол, мальчик он или девочка, уже с трех лет. В 5-6 лет они уже знают, кто мальчик, а кто девочка. С этих пор они уже начинают задавать вопросы. И в этом возрасте рекомендуется давать ответы на их вопросы. Если вы говорите о сценах сексуальных с экранов, то ребенок может это слышать и видеть из спальни родителей. И очень часто первое, что он испытывает,  увидев или услышав, это страх. Потому что часто они это сравнивают с насилием , с жестокостью. И в таких случаях нужно ему объяснить.

Анна Бондарчук, телеведущая:
А вы когда-нибудь слышали сцену своих родителей? Я никогда не слышала, хотя у них трое детей. Как-то все у вас критически. Ну, не кричите, если у вас за стеной ребенок!

Может, действительно устарело сексуальное образование, может, нужно что-то поменять?

Александр Сизанов, кандидат психологических наук:
Пока существуют люди, сексуальное просвещение будет существовать.  Потому что мы рожаем новое поколение.

Анна Бондарчук, телеведущая:
Меня улица просветила!

Александр Сизанов, кандидат психологических наук:
От улицы мы тоже не уйдем.

С какого возраста должен вмешиваться в воспитание профессионал?

Александр Сизанов, кандидат психологических наук:
С детского сада. Потому что там появляется естественный интерес ребенка  к телу ребенка другого пола.

Нужно ли ругать детей за этот интерес?

Александр Сизанов, кандидат психологических наук:
Ни в коем случае! Отрицательных эмоций не должно быть. Все должно быть на положительной основе. Часто говорят, что в школе есть курс полового просвещения. Нет такого курса. Нет и не было никогда в Беларуси!

Виктор Сущевич, кандидат медицинских наук, доцент, эксперт комиссии по нравственности Республиканского совета по нравственности:
Самое главное, нужно ответить на вопрос: «Зачем нужно половое воспитание?». Если мы ответим на этот вопрос, мы будем понимать и снимем ряд вопросов.

Александр Сизанов, кандидат психологических наук:
Ясно зачем. Информированный ребенок – защищен. И не попадет под влияние сексуальных маньяков.

Виктор Сущевич, кандидат медицинских наук, доцент, эксперт комиссии по нравственности Республиканского совета по нравственности:
Согласен.

Татьяна Симоненко, врач-гинеколог:
А что вы вообще вкладываете в выражение «половое воспитание»?

Анна Бондарчук, телеведущая:
Половое воспитание для меня это  - любопытство, удовольствие и размножение. Три пункта.

Виктор Сущевич, кандидат медицинских наук, доцент, эксперт комиссии по нравственности Республиканского совета по нравственности:
В первую очередь нужно показать ребенку, что это  - мера высокой ответственности. И на первом месте должны стоять идеалы супружеской верности и целомудрия, а уже потом техники взаимоотношений.

Сейчас в детских садах говорят «про это»?

Александр Сизанов, кандидат психологических наук:
Говорят, беседуют, но только когда у ребенка появляется интерес к этому. Идти нужно на поводу вопросов ребенка, а не наоборот. И вообще я считаю, что многим детям и не нужно этого делать – это естественный процесс.

У нас государство светское, и церковь может только советовать. В церковных приходах разговор ведется?

Дьякон Дмитрий Шило, клирик прихода Святой праведной Софьи Слуцкой:
Нет, специально таких разговоров не ведется, не это задача воскресной школы. В первую очередь об этом должны рассказывать родители. И еще хочу сказать, что у нас есть проблема даже на уровне языка – нет таких слов, которыми мы не только можем с детьми говорить «про это», но и мы, взрослые, между собой не хорошо разговариваем. В том смысле, что есть язык брани и язык медицинский. Что-то среднее между ними, к сожалению, не сформировалось. Потому что мы сами редко разговариваем между собой.
Кроме разговоров «про это», есть еще и язык примеров в семье.

Когда рожает девочка пятнадцати лет, на ком лежит ответственность?

Дьякон Дмитрий Шило, клирик прихода Святой праведной Софьи Слуцкой:
В первую очередь, конечно, на родителях. Но я хотел бы поставить вопрос о том, почему мы придерживаемся мнения, что человек становится взрослым в 18 лет?

Анна Бондарчук, телеведущая:
На мой взгляд, человек взрослеет, когда у него появляется влечение и любопытство.

Каждая 13-я девочка в Беларуси начинает сексуальную жизнь до 14 лет. Что это для ее организма?

Татьяна Симоненко, врач-гинеколог:
Есть разные девочки. Есть такие, которые уже созрели, чтобы рожать ребенка и в 15 лет, а есть такие, которые в 19 лет не могут его выносить, родить и остаться при этом здоровыми.  
Дети рано вступают в половые отношения рано, потому что зачастую чувствуют себя непонятыми и ненужными. Я имею ввиду семейные отношения.

Анна Бондарчук, телеведущая:
А мне кажется, что есть смысл вообще рожать, потому что из моего жизненного опыта знаю, что многие 30-летние вообще родить не могут уже. Дело не только в абортах, но и в том, что есть определенный физиологический возраст, в котором легче забеременеть.
Женщина, которая рожает, в первую очередь должна рассчитывать на себя.

Оксана Белан, психотерапевт:
Если мы не будем хоть по чуть-чуть образовывать детей наших, у них любопытство свою роль сыграет. Они все равно пойдут и узнают.

Наталья Каштальян, многодетная мама:
Так, может, давайте будем пап и мам учить?

Александр Сизанов, кандидат психологических наук:
А может быть, не надо учить родителей? Их все равно невозможно научить! Нужно учить учителей, педагогов в школе. Родитель же не методист, он инженер. Он информацию может дать во вред.

Наталья Каштальян, многодетная мама:
Вот я вам приведу пример. Дочь (ей 9 лет) пришла ко мне и спросила: «Мама, я поцеловалась с мальчиком. Я беременная?». Каждому ребенку нужно доводить его словами. Слова эти сможет довести только папа и мама.  

Александр Сизанов, кандидат психологических наук:
Это примитивное воспитание.

С какого возраста нужно вступать в половую связь?

Татьяна Симоненко, врач-гинеколог:
Технически – дело дурное – не хитрое. Но это взрослая жизнь и взрослое решение, нужно в половую связь вступать, когда ты мозгами созрел.
И еще. Я считаю, что мужчины должны разговаривать с дочерьми. Они должны говорить: «Доченьки, не нужно идти на поводу других мужчин!». Папа – самый главный мужчина в жизни дочери,  и если папа не похвалил, не поддержал, она пойдет искать поддержки у другого «папика» где-то. Девочки просто ищут добра, ласки и внимания.

Анна Бондарчук, телеведущая:
И нужно призывать тех девочек, которые все-таки забеременели в 13-14 лет, рожать.

Татьяна Симоненко, врач-гинеколог:
Если родители так воспитали своего ребенка, что она забеременела в 14 лет, то они обязаны взять на себя ответственность, потому что это их проблема. Это их ошибка! Не должен этот 14-летний ребенок, пусть даже ведущий половую жизнь, расплачиваться за ошибки родителей!

Загрузка...