Юрист: Качать музыку из интернета - можно, а петь чужие песни в переходе - нельзя!

23.04.2012 - 12:34

Исследования учёных показали: музыка способна успокаивать. Не зря многие так любят посидеть в уютном кафе. Особенно когда вместо фонограмм звучит живая музыка талантливых исполнителей.

Артисты и коллективы, которые исполняют собственные песни, сегодня всё чаще становятся гостями крупных кафе и ресторанов. Плюсы очевидны.

Эдуард Терешко, заместитель директора кафе-клуба:
Артисты работают на танцполе вживую. С посетителями они устанавливают живой контакт. Люди заряжаются энергией от музыкантов.

Немаловажно, что с правовой точки зрения подобное музыкальное сопровождение тоже является правильным и грамотным.

С фоновой музыкой всё по-другому. Фонограммы и композиции, которые звучат в любом публичном месте, уже становятся объектом охраны авторских прав. Использовать их можно только с согласия правообладателя. Магазины, бары, ярмарки, такси – исключений нет ни для кого. Причём, на территории Беларуси охраняются права не только белорусских, но и зарубежных музыкантов.

Алексей Бичурин, начальник центра по коллективному управлению Национального центра интеллектуальной собственности:
НЦИС осуществляет управления правами на музыку не только белорусскую, но и ещё 36 стран мира, начиная с СНГ и заканчивая Европой, Великобританией, Германией, Италией.

Если владелец всё-таки решил побаловать своих клиентов музыкальными хитами, в первую очередь нужно получить разрешение и заключить лицензионное соглашение. Обратиться можно к конкретному автору либо, если песен и исполнителей много, в специальную организацию, которая  управляет имущественными правами. Заключать договор нужно, даже если песня звучит из радиоприёмника.

Алексей Бичурин, начальник центра по коллективному управлению Национального центра интеллектуальной собственности:
Любая обработка, аранжировка, переделка существующего музыкального произведения – это самостоятельный вид использования, на который надо получить разрешение.

Кстати, по закону размещение музыки в интернете тоже называется «публичным использованием». Хочешь выложить песню во всемирной паутине – сначала получи разрешение.

Алексей Бичурин, начальник центра по коллективному управлению Национального центра интеллектуальной собственности:
Нельзя рассматривать нарушителями тех, кто скачивает музыку, кто копирует себе на компьютер – это исключение из авторского права, это допустимо.

В первую очередь за нарушение авторских прав предусмотрена гражданская ответственность. И самый частый способ защиты авторов – выплата компенсации.

Алексей Бичурин, начальник центра по коллективному управлению Национального центра интеллектуальной собственности:
Размеры такой компенсации определяется судом, но законом установлен минимальные размер, это 10 базовых величин за один случай использования. Сами можете посчитать, если в течение музыкального вечера в ресторане прозвучало десяток-другой произведений, то каждый случай такого использования – есть самостоятельное нарушение авторского права.

За нарушение авторских прав предусмотрена и административная ответственность: для физических лиц, например, исполнителей, которые поют песни в переходе, – пятьдесят базовых величин, для юридических – 300. А если нарушитель за использование произведения получил крупный доход от пятисот базовых величин, и вовсе уголовная – до 5 лет лишения свободы, сообщили в программе «Утро» на СТВ.

Люди в материале:
Loading...


«Я ни на кого не обижаюсь». Как Финберг 8 раз поступал в музучилище



Народный артист Беларуси откровенно рассказал о себе в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Как так получилось, что состоявшийся музыкант 8 раз не мог поступить в музучилище?

«Я был один из почитаемых дирижёров советского цирка». Финберг рассказал о работе с Поповым и Кио

Михаил Финберг, дирижёр, профессор, художественный руководитель – директор заслуженного коллектива Республики Беларусь Национального академического концертного оркестра Республики Беларусь:
Я приезжаю, подаю документы, я захожу, а там сидят – думаю, что после того, когда они отдыхали вечером. Я захожу только, он: «Проходи сюды!» Я прохожу «сюды», и человек берёт и начинает карандашиком выстукивать ритм. Но если я спрошу у него, что такое ритм, он не ответит. И я только выстучал, а там уже стоит двойка. Всё, я уже не поступил. Это, правда, в каждом году по два раза было.

Вадим Щеглов:
4 года Вы поступали.

Михаил Финберг:
Да, вот я поехал сначала в минское музыкальное училище, потом в другое училище, потом в другой класс и так далее. Но это не помогало. Может быть, были какие-то другие подходы. Я ни на кого не обижаюсь. Но мне пришлось уехать в Россию. Я уехал в Курск и попал в военный оркестр, воспитанником военного оркестра, где я прослужил почти 20 лет. И потом, когда приехало высокое руководство московское и начали опрашивать – может, какие-то вопросы у кого есть. Я говорю: «Я хочу в Беларусь назад вернуться». И мне они помогли.