Травматолог М. Герасименко о теракте 11 апреля: Мы сработали как военно-полевая клиника

17.04.2011 - 20:02
В больницах по-прежнему остаются около полутора сотен раненых. Врачи минских клиник и психологи, в том числе, и из Центра экстренной помощи российского МЧС продолжают бороться за жизни людей. Прилетевшим на помощь иностранным медикам из России и Израиля не понадобилось брать в руки скальпель. Наши врачи профессионально выполнили свой долг.

В студии программы «Картина мира» – Михаил Герасименко, заместитель гравврача 6-ой городской клинической больницы по травматологии и ортопедической помощи, врач, входящий в тройку лучших молодых травматологов мира. Как и тогда, в 2008 году, после взрыва 3 июля, так и сейчас хирург Герасименко и его коллеги спасали людей.

Где вы находились, когда узнали о теракте?

Михаил Герасименко: В это время я ехал из клиники домой, поступил звонок от главного врача, сработала система нашего внутреннего оповещения. Естественно, я сразу повернул обратно.

Сколько пострадавших приняла 6-ая больница? Каково было их состояние на момент поступления?

Михаил Герасименко: В первые 37 минут — мы потом подсчитали хронологию событий — к нам поступили 14 пациентов, все в достаточно тяжёлом состоянии, которое требовало незамедлительного хирургического вмешательства. В основном, это была сочетанная минно-взрывная травма, множественные осколочные ранения конечностей, туловища, области головы, открытые оскольчатые переломы, преимущественно в голени. Далеко не всегда тот пациент, который выглядит как тяжёлый, является тяжёлым. Зачастую тяжёлые пациенты не ведут себя как-то особенно, они тихие, могут не предъявлять претензий по поводу своего состояния. Поэтому организация медицинской сортировки была нашей первой задачей.

Второй задачей была организация работы операционных, разворачивания операционных. Третья задача, поскольку на тот момент мы не знали, какое количество тяжёлых пациентов может поступить, — освобождение коек для потенциальных пациентов непосредственно в стационаре.

Пришлось весь персонал вызывать в больницу?

Михаил Герасименко: В течение считанных минут клиника наполнилась сотрудниками. И основной задачей администрации было грамотно распределить обязанности каждого, что и было сделано в считанные минуты. Когда нам экстренно требовались узкие специалисты — сосудистый хирург, нейрохирург, ЛОР-врач, офтальмолог — они прибывали к нам по первому звонку. И это нам очень помогало и поддерживало. И спасибо нашим коллегам из других клиник за такую мощную поддержку.

Сколько операционных работало одновременно?

Михаил Герасименко: В 18.37 к нам поступил первый тяжёлый пациент, сразу же была развёрнута операционная. Буквально через несколько минут, когда мы поняли, что начинают поступать тяжёлые больные, было развёрнуто ещё 8 операционных. То есть, 9 операционных работали практически одномоментно.

Конечно, врачей трудно чем-то удивить. Что-то удивило, заставило сердце сжаться?

Михаил Герасименко: Здесь нас, в первую очередь, удивил и потряс весь цинизм этой ситуации. Мы - гражданская клиника, мы оперируем в основном плановых и экстренных пациентов (шёл человек, ногу сломал, всякое бывает), а сейчас мы сработали фактически как военно-полевая клиника.

В 2008 году, когда произошёл взрыв 3 июля, к вам тоже поступали такие пациенты.

Михаил Герасименко: Разница в том, что в тот июльский день к нам одномоментно поступило в 3-4 раза больше людей, чем сейчас. Поэтому сейчас нам работать было, если можно так сказать, конечно, несколько легче — в плане количественном. Но отнюдь не в плане качественном. Мы сделали всё, что могли в данной ситуации, и я считаю, что сработали очень качественно.

В клинику приезжали российские медики. В чём заключалась их помощь?

Михаил Герасименко: В общем-то, им не пришлось активно участвовать в процессе лечения пациентов, поскольку они всецело и полностью одобрили ту стратегическую линию лечения пациентов, которую мы проводили и до их посещения. Их рекомендации носили узкоспециальный частный характер. В основном, это касалось ведения постоперационного ведения реанимационных больных.

Были слухи, что в больницах не хватало медикаментов, что не было необходимого оборудования.

Михаил Герасименко: Мне даже сложно комментировать - это неправда. Что касается Минского городского центра травматологии и ортопедии, как и других клиник города, он оборудован по последнему слову техники, что отметили и наши московские коллеги. Далеко не во всех московских клиниках есть такое оборудование, такие операционные высочайшего класса, которые есть у нас.

Что касается крови и плазмы?

Михаил Герасименко: Всего было достаточно. У нас был полный запас и медикаментов, и обезболивающих, и препаратов, которые нужны при постоперационном ведении.

Что сегодня можно сказать о состоянии пациентов?

Михаил Герасименко: Состояние подавляющего большинства пациентов улучшается. Часть пациентов уже переведена из отделения реанимации в общее стационарное отделение, некоторые планируются к переведению.

‡агрузка...

Александр Лукашенко о будущем Союзного государства: надо идти шаг за шагом по выполнению соглашений

В Украине создан штаб по ликвидации последствий взрыва в жилом доме

Столкновениями с полицией завершилась акция протеста в Венгрии

«Я просто прониклась». Российские журналисты поделились впечатлениями от встречи с Президентом Беларуси

Ответственность за стрельбу в Страсбурге взяло на себя Исламское государство

Проект БелТПП «Школа экспорта» выпустил первых слушателей

В Германии законодательно ввели третий пол

Беларусь окажет Сирии гуманитарную помощь на 1 млн рублей