Сколько стоит белорусская проститутка и готова ли она платить налоги со своего дохода? Мнение работниц и клиентов секс-индустрии | Столичное телевидение - СТВ
новости СТВ в твиттере

Сколько стоит белорусская проститутка и готова ли она платить налоги со своего дохода? Мнение работниц и клиентов секс-индустрии

30.04.2012 - 14:40

В наше время отношение к проституции и её жрицам противоречивое. Практика показывает, что бороться запретительными мерами с этим явлением практически невозможно. Есть мнение, что ничего запрещать не надо. Может, имеет смысл полностью легализовать проституцию, как уже это сделали в Нидерландах?

Работница секс-индустрии:
Мне кажется, абсолютно бессмысленно это явления легализовывать. Как вы себе это представляете? Завести трудовую книжку, какая профессия в ней будет написана? Ходить в налоговую, сдавать декларации – ни одна девочка этим заниматься не будет.

Можно ли победить проституцию запретительными мерами? В Швеции уже более 10 лет существует запрет на покупку сексуальных услуг, в этой стране проституция рассматривается как одно из проявления мужского насилия по отношению к женщинам. Официально признается, что проституция является формой эксплуатации женщин и детей и серьезным общественным злом, наносящим значительный вред как эксплуатируемой личности, так и обществу в целом. Официальная статистика утверждает, что после введения закона в 1999 году  уличная проституция уменьшилась вдвое. На сегодня максимальная мера за проституцию 6 месяцев лишения свободы, но на практике суд назначает штраф около 1000 долларов.

Работница секс-индустрии:
В этой ситуации мы не сильно виноваты. В какой-то степени это правильно, что их наказывают.

Работница секс-индустрии: Мы не сильно виноваты. В какой-то степени это правильно, что мужчин наказывают.

Много говорят об адаптации девочек из секс-индустрии, но уйдут ли они с панели?

Работница секс-индустрии:
Есть девчонки-студентки, которые выходят поработать 5-6 раз. Те, которые работают постоянно, они никогда не пойдут работать на завод.

Кто попадает на панель, можно ли верить в эти истории о разбитых судьбах и безысходности?

Работница секс-индустрии:
Трагических историй практически нет, обычные девчонки. Так получилось, так сложилось в их жизни.

Татьяна Симоненко, врач-гинеколог:
Если мы легализуем проституцию, только при условии жесточайшего контроля со стороны органов власти, со стороны медиков и всего общества, может измениться безопасность в отношении людей, которые занимаются секс-бизнесом. Если мы просто легализуем и оставим как есть, то ничего не поменяется ­– ни безопасность в отношении здоровья, ни безопасность в отношении жизни. Это мое мнение, которые сложилось за годы работы с девочками, которые приходят ко мне как к врачу за медицинской помощью.

Ведущая:
А к Вам приходят такие девушки, которые не стесняются признаться, что они занимаются проституцией?

Татьяна Симоненко врач-гинеколог:
Они приходят, но они громогласно не объявляют: «Здравствуйте, я проститутка. Да, у меня такая проблема».

Ведущая:
Но вы уже догадываетесь, что эта девушка проститутка? По каким признакам это можно определить?

Татьяна Симоненко врач-гинеколог:
По различным признакам. Когда мы беседуем с любой девочкой, которая приходит к нам на прием к врачу – у меня все женщины, которые приходят на прием, девочки – мы беседуем, мы собираем анамнез болезни. И когда мы спрашиваем, сколько половых партнеров, когда произошло заражение какими-то болезнями...

Ведущая:
Но она же может обмануть.

Татьяна Симоненко врач-гинеколог:
Может, но любой врач должен быть психологом.

Ведущий:
А как выглядит среднестатистическая девушка-проститутка?

Татьяна Симоненко врач-гинеколог:
По-разному. Это может быть минчанка, это может быть девушка, которая приехала на заработки из провинции. В зависимости от того, какой район города: если это центр, то могут быть минчанки, если окраина – девочки из провинции. К сожалению, это молодые девочки, которые не достигли совершеннолетия, просто догадываешься, что им еще нет 18 лет...

Ведущий:
Это большинство?

Татьяна Симоненко врач-гинеколог:
Я не буду говорить большинство или меньшинство, но скажу, что есть такие. Они приходят зачастую на платный прием, за какой-то медицинской помощью, они говорят, что у них нет с собой паспорта, их действительно что-то беспокоит. И по тому, как часто она обращается, по характеру тех жалоб, которые она предъявляет, можно заподозрить род деятельности. Опять же, все ездим мимо каких-то дорог, зачастую этих девочек видим.

Ведущий:
Около цирка, около 9-го километра.

Татьяна Симоненко, врач-гинеколог:
Я не знаю, как около цирка, но когда строился микрорайон Каменная горка, вериница девушек стояла под дождем – все они пациентки ближайшей гинекологии, конечно, их уже все знают.

Ведущий:
Светлана, Вы долго работали с этой категорией людей. Вы можете составить психологический портрет этих девушек, почему они туда идут, почему этим занимаются?

Светлана Дранникова, психолог:
Давайте лучше со стороны клиентов посмотрим. Ведь спрос рождает предложение, а это бизнес. Маленькие хрупкие девочки или еще какие-то физиологические параметры, китаянки и так далее – спрос рождает предложение.

Ведущая:
Большинство девушек на панель приводит нужда, так ли это?

Светлана Дранникова, психолог:
Деньги, да.

Ведущий:
Сергей Иванович, сказали по поводу бизнеса, вопрос к Вам. Кто наживается?

Сергей Колтун, заместитель начальника Управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД РБ:
Практика бывает очень разной. Бывает, что все деньги ей уходят. Я не могу однозначно сказать, но, как правило, этот бизнес, поскольку он является высокодоходным, естественно есть люди, которые хотят его взять под свой контроль. Их попытки достаточно успешны. Этот бизнес криминализирован. За последние 5 лет количество лиц, стоящих на учете в органах МВД, не меняется не в верхнюю, не в нижнюю сторону. На сегодняшний день у нас на учете стоит 1740 проституток.

На учете в МВД Беларуси стоят 1740 проституток.

Ведущий:
Как происходит процесс задержания? Вы производите «контрольные закупки»? Вы её сажаете или что с ними делаете?

Сергей Колтун, заместитель начальника Управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД РБ:
Это планомерная оперативно-профилактическая работа, которая проводится моими сотрудниками совместно с сотрудниками милиции и общественной безопасности. Выезжают в места концентрации, задерживают, беседуют, составляют протоколы, причем не всегда мы применяем меры наказания в виде штрафа или ареста, если девушка попала первый раз, мы все-таки пытаемся разобраться, принять какие-то иные меры.

Светлана Дранникова, психолог:
У меня такой вопрос, почему речь идет только о женской проституции?

Сергей Колтун, заместитель начальника Управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД РБ:
Я скажу, речь не идет только о женской проституции. На сегодняшний день у нас на учетах состоят и мужчины, которые оказывают сексуальные услуги, в том числе женщинам за определенное вознаграждение и мужчинам.

Ирина Саломатина, социолог, феминистка:
Мы все время говорим закон, не закон. Надо понимать, что это такое и в каких странах принят этот закон, где легализована проституция. Это очень высокоразвитые в материальном и экономическом плане страны. Не все так просто, легально этим бизнесом могут заниматься женщины, которые являются гражданками ЕС. Если вы мигрант, никто вам лицензию не даст.

Татьяна Симоненко, врач-гинеколог:
Я вот все слушаю-слушаю: отловить, наказать, поставить на учет, пересчитать, перевоспитать. Когда я вижу таких девочек, мне становится обидно, что это граждане нашей страны, которые незащищены от некоторых маньяков, которые бояться прийти и честно сказать, что они представители секс-бизнеса. Они хотят получить качественное медицинскую помощь. Они получат это, но, к сожалению, с разным отношением. А вы считали тех девочек, которые стоят на трассе Минск-Брест? Когда приезжают с проверками, может одну и зарегистрируют, а остальные не будут зарегистрированы. Моя позиция, легализация проституции – это прежде всего обеспечить защиту тем людям, они продают себя, но не нашли они, что другого продать.

Елена Диковицкая, депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь:
О бедных девочках. Давайте мы будем легально эту профессию пускать в государство – а готово ли государство, а готовы ли мы, население?! И насколько бедны эти девочки, что они пошли – я не могу назвать это деяние профессией – поэтому у нас совершенно другое государство. Нам нельзя идти за Амстердамом, нам нельзя идти за Венгрией, которая в 2004 году легализовала, нам нельзя идти за Германией. Мы совершенно другая нация.

Ведущий:
Но наши мужчины ходят, также как и другие.

Елена Диковицкая, депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь:
Ходят, но это проблема, а с любой проблемой надо бороться.

Татьяна Симоненко, врач-гинеколог:
Пусть они налоги платят. Они не будут скрываться, по крайней мере.

Светлана Дранникова, психолог:
Разрешите дополнить, что во времена Ивана Грозного «б***во» на Руси, простите, – это слово не было запретным – было повсеместным. Как действовали опричники Ивана Грозного, уходя на войну, я вам скажу, они продавали свою жену своему товарищу.

Светлана Дранникова, психолог:
Во времена Ивана Грозного «б***во» на Руси было повсеместным. Как действовали опричники Ивана Грозного: уходя на войну, они продавали свою жену своему товарищу.

Ведущий:
Светалана, но нам что с этого сделать? Нам говорят, что опыт стран, которые шагнули вперед не подходит, какой Иван Грозный?

Сергей Колтун, заместитель начальника Управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД РБ:
Как специалист-практик, что касается легализации. Не все там так благополучно. В Австрии, где проституция легализована, количество подпольных борделей в 3-4 раза больше. 60% там работают нелегально иностранки. В Германии, где проституция легализована, 60-80%. Вы говорите о чистоте, но 90% как стояли на Каменной горке, так и будут стоять, они не пойдут в ваш легальный бордель.

Ведущий:
Артем, Вам слово. Вы работаете в ночных клубах. Не секрет, что очень большое количество девушек приходит в ночной клуб именно для этого.

Артем Астровлян, шоумен:
Абсолютная правда. В каждом клубе есть свои проститутки. Они считают себя элитными девочками, в каком плане: во-первых, у них завышена стоимость, во-вторых, у них есть свои точки, они меняют место в зависимости от посещения, от уровня клуба, они находятся там каждый день. Это есть во многих странах, и есть такие турфирмы, где можно купить секс-туризм в Минске.

Сергей Колтун, заместитель начальника Управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД РБ:
И в 2009, и в 2010 году у нас были задержаны и на 7 лет осуждены, которые организовали секс-туры в город Минск. 3-5 дней такого тура стоили 1000 долларов США, на снимаемых квартирах и коттеджах.

МВД: 3-5 дней секс-тура в Минск стоили 1000 долларов.

Ведущая:
Почему ты ни разу, может быть, я ошибаюсь, не пользовался услугами этих девушек?

Артем Астровлян, шоумен:
С моей профессией грешно пользоваться платными услугами.

Ирина Саломатина, социолог, феминистка:
Есть бесплатные, правда?

Артем Астровлян, шоумен:
Вы абсолютно правы, я не буду этого отрицать.

Ирина Саломатина, социолог, феминистка:
Здесь есть какая-то социальная проблема. А социальную проблему я вижу опять же в дискриминации.

Ведущий:
Кто кого дикриминирует?

Ирина Саломатина, социолог, феминистка:
Я Вам расскажу. В Беларуси не очень большой уровень безработных, но если мы посмотрим портрет среднестатистического безработного, то это будет женщина со средне-специальным образованием до 30 лет. Теперь представьте, у этой женщины рождается ребенок, куда ей идти, она не может найти работу. И тут к ней кто-то приходит и предлагает пойти в клуб, обещает ей деньги. Она втягивается в этот бизнес. А потом уже очень тяжело оттуда выйти. Это билет в один конец.

Светлана Дранникова, психолог:
Неправильно, билет в обратный конец есть. Девочки, на моей практике, бросали.

Ведущий:
А что их заставляет бросать?

Светлана Дранникова, психолог:
Они набрали себе определенное количество опыта, вышли замуж,  купили квартиру, машину родили ребенка и стали снова примерными женами.

Ведущий:
Вы знаете случаи, когда девушка, занимаясь проституцией, купила квартиру?

Светлана Дранникова, психолог:
Конечно. Не в Минске, но Вы тоже знаете об этом.

Сергей Колтун, заместитель начальника Управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД РБ:
Вот этой картинкой заманивают большинство девушек из регионов. Им говорят, что завтра ты будешь на «Мерседесе», с квартирой и так далее.

Ведущая:
А самый ужасный случай?

Светлана Дранникова, психолог:
Это труп.

Ведущий:
Кто виноват, что есть проституция?

Светлана Дранникова, психолог:
А как вы думаете? Если есть спрос и предложение....

Ведущая:
Я немного не понимаю. В нашей Беларуси, где женщин больше, чем мужчин. Очень много одиноких женщин, почему все равно продолжают искать развлечения на стороне.

Ведущий:
У нас в студии есть человек, который пользовался услугами этих девушек. Правильно?

Мужчина, который пользовался услугами проституток:
Да, безусловно.

Ведущий:
Сколько это стоит?

Мужчина, который пользовался услугами проституток:
Я платил порядка 50 долларов. А сколько стоит, это очень сложно сказать.

Мужчина, который пользовался услугами проституток:
Я платил порядка 50 долларов.

Артем Астровлян, шоумен:
Это какая услуга?

Мужчина, который пользовался услугами проституток:
Полный спектр.

Ведущий:
А сколько в клубе стоит?

Артем Астровлян, шоумен:
В зависимости от девушки. Я слышал данные, что молодая красивая девушка, модель стоит порядка 300 долларов. Это то, что она просит за себя, но иностранцы очень любят торговаться, как мы знаем, и за 200 они убалтывают их.

Модель стоит порядка 300 долларов. Но иностранцы убалтывают их подешевле.

Ведущая:
Мы знаем, что есть девушки, которые стоят коктейль.

Артем Астровлян, шоумен:
Есть, но это начальная стадия занятия проституцией, когда она не понимает, что может зарабатывать деньги.

Ведущий:
А вы торговались?

Мужчина, который пользовался услугами проституток:
Торговаться принято, но я не торговался. Мне это не интересно. У меня нет времени на торговлю, я пришел, получил то, что хотел, и ушел.

Ирина Саломатина, социолог, феминистка:
Мы сейчас затрагиваем совершенно разные два типа. Модели предполагают получения определенного профессионального статуса. Получается девушка идет в модельный бизнес для того, чтобы ей платили за предоставление сексуальных услуг 300 долларов?

Ведущий:
Дорого?

Ирина Саломатина, социолог, феминистка:
Не в том дело, что дорого. Вы приходите в любую интурист-гостиницу, разговариваете с человеком, который убирает коридор. Он знает таксу. Она нелегальна с точки зрения закона, но она есть, своего рода межкоммуникативная договоренность. Понятное дело, что администрация гостиницы прекрасно знает, что такого рода услуги здесь есть.

Ксендз Игорь Лашук, настоятель Римско-каталического прихода:
Когда грех вышел из-под контроля, его невозможно вернуть назад. Это случилось давным-давно, когда мы читаем Священное Писание. Есть человек, есть грех. Я не могу осуждать человека, я осуждаю только грех. Когда к Христу привели проститутку, которую, как говорится, на «гарачым учынку» поймали. Он сказал, кто без греха пусть бросит в нее камень, конечно, все разошлись, остался только Христос. Он сказал иди и больше этого не делай. Вопрос состояния проституции – барометр, сигнальный элемент состояния общества.

Артем Астровлян, шоумен:
Простите, а вы сами за или против легализации?

Ксендз Игорь Лашук, настоятель Римско-каталического прихода:
Какое за? Я против или за легализацию греха, Вы шутите что ли? Никогда никакой грех не должен быть легализован.

Елена Диковицкая, депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь:
Это вообще должно быть стыдно, прежде всего. Мы сейчас, по сути дела, даже делаем какую-то рекламу. У нас товарищ психолог говорит, она купила машину, она приобрела квартиру, она потом вышла замуж. Для девчонки, которая выросла в районе и знает, что мама получала небольшую заработную плату, дай-ка я сделаю этот скачек. А потом что? Поэтому СМИ должны немножечко по-другому эту проблему рассматривать. Может быть, как мы с вами. Но ни в коем случае, не давать этой проблеме такую рекламу, что можно сразу хорошо зарабатывать и при этом жить хорошо, ни в коем случае. Ни одна проститутка не согласится, чтобы её дочь пошла по её стопам. У меня две дочери, одной – 30, второй – 19. Я не могу вообще даже об этом говорит с девчонками со своими. Первый кусок хлеба любой человек должен заработать, но не так.

Ни одна проститутка не согласится, чтобы её дочь пошла по её стопам.

Татьяна Симоненко, врач-гинеколог:
Я, готовясь к этой программе, провела опрос среди взрослых женщин от 40 до 60 лет, как вы относитесь к легализации проституции. Они мне сказали "положительно", а почему, "чтобы спрятать это с улиц". Если спрятать в определенное место, где будут ходить органы МВД, где будет предотвращаться жестокое насилие, где будет работать психолог, который будет убирать оттуда этих женщин. Все замужние женщины сказали, "пусть наши мужчины, которые все равно ходят на сторону, пусть они идут лучше в одно место, но мы будем знать, что они там ничем не заразятся, что они придут домой не обворованные, обратно в семью". Это сказали взрослые женщины. А что сказали молодые женщины: «Да, это ужасно. Мы против, потому что любой дядька сможет взять нас и заволочь в какой-то дом, и заставит этим заниматься». Мы понимаем это извращенно. Надо, чтобы это было настолько прозрачно. Мало того, зарабатываете деньги, платите налоги государству.

Алевтина Заяц, социальный работник проекта Глобального фонда по профилактике ВИЧ-инфекции:
Мы работаем с девушками секс-бизнеса с 1998 года. Мы проводили срезы, обследования, даем им талончики, они идут конкретно в наши кабинеты, и мы имеем статистику, что женщины секс-бизнеса имеет не больше инфекций, чем обычная среднестатистическая женщина у нас в Беларуси. Мы решаем за девушек, но почему мы не спрашиваем у самих девушек, как они себя будут легче чувствовать. Лично я не могу сказать, я за легализацию или нет.

Ведущая:
А девушки-проститутки ни в какой другой сфере себя применить уже не могут? Только обязательно проституция?

Алевтина Заяц, социальный работник проекта Глобального фонда по профилактике ВИЧ-инфекции:
Большинство девушек не работает. Потому что это очень быстрые деньги. Эти деньги как быстро приходят, так же быстро и уходят.

Ведущая:
То есть никто в этот бизнес девушек не заманивает, и не тянет их туда? Они туда идут по своей воле, по своему согласию, потому что понимают, что они там будут зарабатывать, ничего фактически не делая, кроме того, что может делать каждая женщина.

Алевтина Заяц, социальный работник проекта Глобального фонда по профилактике ВИЧ-инфекции:
Не так много женщин, которые имеют квартиры, машины и дачи на этих деньгах. Не такие они богатые люди. Готовясь к этой программе, мы тоже спрашивали у девушек. Они все говорят: «Да, когда же уже это легализуют». А как это себе представить? У нас работает социальный кабинет, мы говорим, приходите к нам, мы вам оказываем юридическую, психологическую помощь, мы даем вам бесплатные талоны на обследования, мы организовали курсы, где обучают элементарным профессиям. Все для того, чтобы они смогли уйти с улицы.

Ведущая:
Вам удается их вытянуть с улицы таким отношением?

Алевтина Заяц, социальный работник проекта Глобального фонда по профилактике ВИЧ-инфекции:
Очень мало. Они все равно возвращаются, пытаются где-то как-то подработать.

Ведущий:
А чем они это объясняют?

Алевтина Заяц, социальный работник проекта Глобального фонда по профилактике ВИЧ-инфекции:
Они не могу заработать столько денег на своей официальной работе, сколько они зарабатывают проституцией.

Ведущий:
Можно вопрос задать мужчине, который пользуется услугами, если бы у нас в стране была ваша личная ответственность, это бы Вас остановило?

Мужчина, который пользовался услугами проституток:
Никого бы это не остановило. Это загнало бы людей в более глубокое подполье, цены стали бы больше. Условия стали бы более жестокие. Сейчас мужчина приходит в какую-то съемную квартиру, его могут ограбить, его может встретить сутенер, его могут избить.

Мужчина, который пользовался услугами проституток: Сейчас мужчина приходит в какую-то съемную квартиру, его могут ограбить, его может встретить сутенер, его могут избить.

Ведущая:
Мужчина-клиент требует безопасности, повышенного внимания к себе при посещении проституток.

Мужчина, который пользовался услугами проституток:
Безусловно, он не знает, куда приходить, он не знает, как он защищен. Сейчас же все опять говорят о ВИЧ-инфекции, и он придет, где гарантия, что он будет от нее защищен?

Светлана Дранникова, психолог:
Если вам так туда опасно ходить, почему вы все равно второй раз туда пойдете?

Мужчина, который пользовался услугами проституток:
Это вопрос к психологам, почему мужчины туда ходят. 2000 лет они ходят и будут ходить.

Сергей Колтун, заместитель начальника Управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД РБ:
Даже если завтра в ГУМе написать "Дом терпимости" и допустить, что он открыт и легализован, дать два входа - с фасада и с тыльной. С фасада зайдут туда единицы, все пойдут с обратной. Точно также, как вопрос про трудовую книжку проститутки, никогда она не согласится, чтобы ей написали жрица любви.

Светлана Дранникова, психолог:
А может назвать по-другому?

Сергей Колтун, заместитель начальника Управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД РБ:
А почему называть должны по-другому?

Алевтина Заяц, социальный работник проекта Глобального фонда по профилактике ВИЧ-инфекции:
По поводу безопасно и опасно, мы проводили исследование прямо на улице, тест-полосками обследовали слюну и микрореакции крови на ВИЧ-инфекцию. Так вот из 20 обследованных у троих была ВИЧ-инфекция. Они стоят на улице.

Из 20 обследованных проституток у троих была ВИЧ-инфекция. Они стоят на улице.

Ведущий:
Вернемся к клубам. Они от чего этим занимаются? От хорошей жизни или тупо из-за денег? И называют ли они себя проститутками?

Артем Астровлян, шоумен:
Мне сложно говорить за них, но изначально все исходит из-за желания денег. Они видят, что есть богатые мужчины, они могут им дать то, чего у них нет, то, чего они не получат, если будут ближайшие 10 лет работать по распределению, на официально работе. Наверное, это и служит провокацией к сексу за деньги. Это может быть разово, но потом они все равно втягиваются. Подружка рассказывает подружке – и пошло, и поехало.

Ведущий:
По честному, ведь охранники знают этих девушек, никто их не останавливает, наоборот, в клубах они имеют преимущество, всегда пройдут фэйсконтроль?

Артем Астровлян, шоумен:
Вам потом надо будет сделать дополнительную передачу, когда меня уволят из клуба. Так и есть, ни для кого это не секрет.

Сергей Колтун, заместитель начальника Управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД РБ:
Для нас это не секрет, как проходят в клубы.

Родители девушки-проститутки: А как же, она кормилица наша. Она деньги приносит

Елена Диковицкая, депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь:
Получилось так, что заметила знакомых девочек, за которых очень болела душа, девочки из сельской местности. Они были неплохие, но начали выходить на эту трассу. Куда бежишь – к родителям. И какое было мое удивление, когда родители стали защищать своих детей. Они говорят: «А как же, она кормилица наша. Она деньги приносит». Вот где страшно, ценности семьи рушатся. А мы начинаем выяснять, кто больше сделал, называть какие-то цифры. Прежде всего, важна работа в комплексе. Именно для этих девочек.

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ

Проституция - это проблема буржуазного общества и его философии. Ее нельзя решить запретами. Но если применить соцценности и всенародно показывать портреты проституток там, где они живут и "работают", проблема начнет исчезать. Понятия позора и чести никто не отменял. В социалистическом обществе это решали слишком гуманно и только методами корректировки морали.Вспомним фильм "Интердевочка", который показал всю тлетворность лжегуманизма, который позволил проституткам обнаглеть, а органам правопорядка при этом не хватало сил закона уничтожить это на корню. К сожалению, застой идеологии и мещанская успокоенность и вседозволенность разрушили соцобщество и его моральные устои. Всякая идеология должна уметь себя защищать. А защищать надо только методами всенародного лицезрения и обсуждения конкретных лиц и их поступков. А общие рассуждения только загоняют проблему в угол. Это ж надо опуститься до такого, что социальный работник считает проституцию нормальным общественным явлением, достойным "легализации" и получения от него государством прибыли в виде налогов. Надо на конкретном примере данных лиц, болтающих о легализации, смоделировать ситуацию, когда их близкие, матери, дочери или внучки, станут проститутками, причем в моменты самого изощренного разврата, за который "платят" хорошие деньги...

Удивительно, что вся беседа про Проституцию упирается в ее легализацию либо нет. И никто не замечает что проституция как симптом болезни общества. В обществе разрушен институт семьи. Вот его и нужно восстанавливать. А вы пытаетесь ангину зеленкой лечить. Валерий Светлый, что такое аморально и не аморально, что позорно а что нет? С чего вы взяли что "методы всенародного лицезрения" работают? Этим методам уже тысячи лет. И толка нет никакого.... Если нет критериев определения позорного или аморального, то ваш метод не действителен. Сейчас время информационных технологий. Доступна любая информация. Но что является критерием марального и аморального каждый думает по своему. Вот вам и точка относительности определения доброго и худого. Нет эталона - нет и определения.
ЗАЩИЩАЙЕТЕ ИНСТИТУТ СЕМЬИ, И ИЩИТЕ ВСЕ ПРОБЛЕМЫ ТАМ. А почему семьи, "наверное", потому что не человек это придумал, и не человеку решать разрушать ее.
Люди которые уже страдают проституцией нуждаются в настоящей любви, поддержке, мужской опоре и т. п. А люди которые имеют семью нуждаются в прозрении и ясном понимании, почему у них не складываются отношения в семье и с что им мешает жить радостно с женой или мужем.
Ведь вы же были детьми. Не ужели вы не сравнивали свою атмосферу в семье с соседскими?
Дети получают от своих родителей образец дружбы, верности, доверия, ценности личности, достижений, успехов, радости.
Девушка, которая пошла за деньгами на Каменную Горку, очевидно, что она решает свою проблему не зная, что есть другое решение, и здесь возможно, нужна серьезная поддержка денежная со стороны государства. Куда налоги уходят? На замечательные красивые улицы, бизнес центры и т.д.? Только там клубах этих зданий девушки ищущие денег и продающие себя.

Какая тупость! Судя по вашему выступлению, Валерий, нужно возродить коллективное порицание и вмешательство масс в личную жизнь человека. Это соцобщество уже было, и оно исчезло, потому что это чудовищно, когда всех людей гребут под одну гребенку, лезут в личную жизнь и указывают , как надо, а как не надо. Это детям можно указывать. а девушки, савшие проститутками после 18 - это уже не дети. у них свой взгляд на жизнь, уж простите, что не совпадает с вашим.
Подводя итог - .....коммуняка, ...... уже своей высокой моралью!

Надо понять, что проституция никогда не исчезнет, даже при самых строгих и драконовских мерах, при любых законах и запретах. Это просто невозможно. Всем нужно кушать, всем нужно одеваться, всем нужно отдыхать. Всё очень просто - если гражданин государства не может заработать достаточно денег легально и достойно, он задумывается о других видах заработка.

Поймите - запреты, декреты, чтение моралей - это экстенсивный путь! Поможет, но немного. Самый эффективный удар по проституции - это рынок более выгодных и достойных вакансий. Стоит помнить, что эту профессию не искоренить никогда - но можно просто оттянуть максимум таких "работников" в другие сферы! Останется номинально, только как явление.

"Проституция - это проблема буржуазного общества и его философии." - а как же кубинские жрицы любви по 10 баксов? Это проблема всех развитых обществ. Проституции нет возможно только в каких-нибудь африканских племенных союзах, где до сих пор царит патри- или матриархат. Общество развивается, меняется - появляются новые, порой нежелательные явления. С этим ничего не поделаешь, такова природа. Всё что мы можем - только лишь редуцировать такие явления, бороться с их ростом и развитием.

Как можно легализовывать проституцию? Тем самым государство уже будет показывать, мол, это нормально и это работа! Это ненормально! Сначала вы легализуете проституцию, затем наркотики, потом насилие и убийство! Да, пусть это выбор тех девушек, которые этим занимаются, но легализация=поощрению, и тем самым будет ещё больше укоренятся мнение, что всё и всех можно купить за деньги. Отбросить мораль, нравственность, честь и достоинство в пользу денег.