«Белорусское общество потребителей»: Белоруска, родившая на границе с Польшей, виновата сама

05.03.2012 - 10:19

Для минской семьи Валентина и Светланы шопинг в Польше в начале января закончился неожиданно. На АЗС недалеко от деревни «Бобровники» недалеко от польско-белорусской границы мужу пришлось принимать роды у собственной жены. После того как малыш родился, они сразу прибыли на границу, где пограничники вызвали скорую помощь из Белостока, которая забрала мать и новорожденного в местную больницу.

Польские врачи запретили везти малыша в Беларусь — рискованно. Малыш провел в больнице две недели, пока не набрал нормальный вес. За пребывания младенца в специальном медицинском отделении польской клиники плюс сумма за нахождение матери в больнице – всего около шести тысяч евро.

Страховая компания отказалась компенсировать затраты, так как роды не являются страховым случаем. Валентину и Светлане повезло — затраты на лечение взяла на себя польская общественная организация. Об этом мы уже рассказывали в материале «Госпиталь Польши выставил белоруске, родившей на границе, счет в $9 000».

Случай, который произошел с нашими гражданами, обсуждали гости программы «Такова судьба». Исключение или норма это и правильно ли себя повели страховщики, прокомментировала генеральный директор «Белорусской ассоциации страховщиков».

Ирина Мерзлякова, генеральный директор «Белорусской ассоциации страховщиков»:
Нужно учитывать экономическую сущность страхования. Этот полис, который приобретают туристы выезжая за рубеж, предусматривает страхование от внезапных случаев, которые происходят по природе непреодолимой силы и которые нельзя предсказать. Что касается  родов — этот случай всегда исключается из страховки, так как это планируемое событие.

Но это планируемое событие через 9 месяцев, а не через 7...

Ирина Мерзлякова, генеральный директор «Белорусской ассоциации страховщиков»:
Не важно. Если человек находится в таком положение, он должен думать об этом сам. Если ты хочешь рожать за границей, то оплачивай свои планируемые затраты, но за 10 долларов, которые стоит страховка, рожать за границей ты не сможешь.

Если она стоит 10 долларов, что она покрывает? Может, в ней нет вообще необходимости?

Ирина Мерзлякова, генеральный директор «Белорусской ассоциации страховщиков»:
У нас масса случаев и благодарных писем, когда люди в Турции и Египте ломают руки, ноги, позвоночники. И все это стоит десятки тысяч долларов, которые оплачиваются теми десятью долларами.

Тамара Бельская, заместитель председателя «Белорусского общества защиты потребителей»:
В данном случае, по той страховке, по которой выезжали туристы — от внезапных болезней и несчастных случаев, — преждевременные роды не относятся к разряду страхового случая. Это как раз та ситуация, в которой я каждому потребителю говорю: не слушайте, как страховщик интерпретирует условия договора, а читайте сами. Если бы граждане прочли, то они бы поняли, что преждевременные роды не относятся к страховому случаю, а поэтому стоит ли даме в таком положении выезжать в столь длительную поездку?! К сожалению, в данном случае виновата героиня сюжета.

Loading...


Страхование от травм: какие подводные камни Вас ждут?



Ольга Трусевич — человек, которому удалось оспорить решение страховщиков о невыплате по страховке. Ребенок Ольги  был застрахован и, к сожалению, получил травму. Однако компания отказалась выплачивать страховку, сославшись на то, что это не страховой случай. Через суд Ольга все-таки восстановила справедливость и получила выплату, обещанную по договору.

Ольга Трусевич:
У меня у ребенка была закрытая черепно-мозговая травма. Я подала документы на страховку. Мне пришел ответ, что данная ситуация не является страховым случаем, хотя у нас был страховой полис «Детский оберегающий дожития и смерти». Я не растерялась и обратилась в ОО «Потребитель», мы составили претензию в суд. Было три слушания, и лишь на третьем мы пришли к мировому соглашению. Итог: я пошла собирать дополнительные бумажки, и только после этого мне выплатили страховую сумму.

Андрей Данильчик, страховой брокер:
Когда страховая компания отказывала, чем она мотивировала свой отказ?

Ольга Трусевич:
Мне пришло письмо, что закрытая черепно-мозговая травма не является травмой.

Андрей Данильчик, страховой брокер:
Скорее всего, здесь произошла нестыковка диагноза с тем, что дал врач, и  той таблицей травм, которая есть у страховых компаний.

Если бы Ольга пришла к вам в первый раз, вы бы ей тоже сказали, что это гиблое дело?

Андрей Данильчик, страховой брокер:
Нет, мы бы посмотрели. Но чаще всего в 60-70% случаев брокерской практики страховщик прав. Приходят обиженные клиенты, если они могут нам показать какие-либо документы, то мы можем ему объяснить: да, дружище, страховщик прав, но у тебя есть такие, такие, такие варианты.

Павел Воротилин, клубный промоутер:
Как в принципе страховщик может быть прав, если он считает, что черепно-мозговая травма не является травмой?

Тамара Бельская, заместитель председателя «Белорусское общество защиты потребителей»:
Здесь есть еще один нюанс, с которым приходится сталкиваться. Так поступают медики: вы сегодня упали, повредили коленку, у вас острая травма, но операция по этому  будет проведена через семь дней. В итоге вам в диагнозе напишут - хроническая. И вы оказываетесь в парадоксальной ситуации: медицинская терминология и перечень травм, которые определены как страховые случаи, не совпадают. Возможно, в одной из таких ситуаций и оказалась героиня.