31-я годовщина катастрофы на Чернобыльской АЭС: воспоминания генерал-майора милиции Юрия Тарабрина

26.04.2017 - 15:10

Генерал-майор милиции в отставке Юрий Васильевич. Именно он в числе первых отправился в бой с невидимым врагом. В июне 86 года, когда боевые вертолёты продолжали мужественно атаковать Чернобыльскую АЭС, Юрий Васильевич вместе с личным составом добровольно отправился в заражённую зону.

Те страшные дни Юрию Васильевичу и сегодня вспоминать тяжело. Перед глазами картина брошенных деревень, опустошенных домов и надежда в глазах людей, которые верили, что вот-вот их жизнь вновь вернётся в привычное русло.

Уже сегодня многие и не подозревают, что последствия той катастрофы могли быть куда страшнее. После прибытия в заражённую зону Юрию Васильевичу была дана команда рассчитать возможный план эвакуации населения в районе 250 километров от очага поражения. Вода, глина и песок, которыми тушили пожар, превратились в радиоактивную лаву, которая служила реальной угрозой массивного теплового взрыва.

Предотвратить угрозу и отвести воду от очага трагедии удалось путём открытия предохранительных клапанов. Три отважных добровольца, Валерий Безпалов, Алексей Ананенко и Борис Баранов согласились нырнуть вглубь реактора и получить смертельную дозу радиации, ради жизней других людей.

Сегодня их подвиг, как и подвиг других ликвидаторов, переоценить невозможно. Каждый из них самоотверженно боролся с последствиями той страшной катастрофы.

Сегодня, в день Чернобыльской трагедии, мы преклоняем голову перед героями, которые вынесли на своих плечах страшную беду. Перед миллионами людей, чья привычная жизнь изменилась в одно мгновение. Перед теми, кто ценной собственной жизни боролся с последствиями жуткой катастрофы.

Люди в материале: Юрий Тарабрин, Яна Леонович
Loading...


История центра началась в 90-х. Как в РНПЦ радиационной медицины и экологии человека в Гомеле помогают людям, пострадавшим от ЧАЭС



Последствия чернобыльской катастрофы затронули многие страны Европы. Но в наибольшей степени пострадали Украина, Россия и особенно Беларусь.

О необходимости создания специализированного медучреждения заговорили практически сразу же после аварии. Но так уж сложилась история, что центр, рассчитанный и на россиян, и на украинцев, белорусам пришлось строить уже самим. В Гомеле. 

О том, как начиналась история РНПЦ радиационной медицины и экологии человека и какие методики используют при лечении, смотрите в одной из серий документального цикла «Я шагаю по стране».

Строительство пришлось на 90-е – уже на постсоветский период – и было приостановлено из-за срыва финансирования. Но передовым подходам в медицине было суждено воплотиться на гомельской земле. В декабре 2003 года клиника принимала первых пациентов. 

Храм Растрелли, захороненные деревни и те, кто остался на родине. Жизнь после Чернобыля – в репортаже СТВ

Александр Рожко, директор ГУ «Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека»:
После Чернобыля мы видим четкую картину, что щитовидная железа пострадала в большей степени. Спустя три десятка лет показатели стабилизировались. Беларусь вложила огромные, колоссальные средства, чтобы мы не видели, не чувствовали вот этих последствий.

«И я начала плакать»: воспоминания очевидцев трагедии на ЧАЭС

В РНПЦ радиационной медицины и экологии человека оказывают не только помощь людям с территорий, пострадавших от аварии на ЧАЭС. Центр стал многопрофильным. Сложнейшие операции и тяжелейшие курсы химиотерапии дают еще один шанс не только белорусам. Здесь лечатся жители России, Украины, Израиля, Армении, Азербайджана, Норвегии.

«А где превышает, а где нормально радиация. Всё равно, едим». Как живут в деревне, отселённой после катастрофы на ЧАЭС

Подробности – в видеоматериале.