«70% квартиры пострадало»: жильцы новостройки в Сухарево 3 месяца ходят по вскрытым полам и дышат плесенью

07.08.2018 - 12:01

Новости Беларуси. В этом выпуске программы «Добро пожаловаться» пытаемся разобраться, почему ремонт в квартире в стиле «хай-тек» плавно перешёл в стиль «хай-так» и закончился в стиле «леший с ним».

Несмотря на то, что срок службы многоквартирного дома составляет 100 лет,

всё чаще мы слышим о том, как проблемы на головы свежеиспеченных жильцов сыплются уже в первую пятилетку.

Так произошло и с новым столичным домом по адресу Семеняко, 24.
Олег Макар, минчанин:
Всё началось с апреля текущего года, когда сантехники ЖЭС №76 обнаружили течь в подвальном помещении. Разрыли все колодцы отопления, обнаружили брак. Полопались «струйняки», как они это пояснили. Были составлены все документы, все акты.

Но уже второй раз роется квартира на предмет наличия течи.

70% всей квартиры пострадало, на стенах образовалась плесень, причем с учетом того, что было очень много воды в плитах перекрытия, как это констатировали в фактах, плесень проявлялась практически ежедневно. Штукатурка в санузле при закрытии двери просто осыпалась.
 

Мы стали бить в колокола с мая, потому что запах плесени – везде.

В квартиру зайти было невозможно. У нас осталась одна жилая комната, в которой можно находиться более или менее. Завезли цемент, бросили посередине зала, и он стоит полтора месяца. Линолеум весь разорван, в санузел не войти, ходить по квартире невозможно. Везде запах плесени.
Попытки наладить диалог с генподрядчиком и работниками строительного управления, обращения в исполком, прокуратуру, Комитет госконтроля: сегодня дыры в полу впору латать полученными многочисленными отписками. Вот только юристы уверены:

бумажная война доведёт до судебных разборок.


Дарина Гулюта, юрист:
В данном случае потребителю необходимо обратиться с письменным требованием к застройщику, у которого он приобретал жильё. Застройщик обязан устранить все дефекты в таком жилом помещении.

Если застройщик перепоручил устранение недостатков другой организации, перед потребителем отвечает застройщик.


В том случае, если до устранения недостатков, проживание в данном жилом помещении невозможно, потребитель имеет право взыскать с застройщика убытки, связанные с арендой помещения, денежную компенсацию морального вреда и иные убытки.

Кстати, ответственные за проблему умы от комментариев на камеру отказались, однако клятвенно заверили, что в августе вопрос закроют.

Люди в материале: Дарина Гулюта
Loading...


Зачем нужны управляющие компании в сфере ЖКХ? Разбираемся вместе



 Сферу ЖКХ обсуждали во время съёмок программы «В обстановке мира».

Игорь Марзалюк, ведущий СТВ:
Насколько частные компании в этой сфере создают конкурентную среду и насколько они активны, вообще?

Геннадий Калёнов, исполнительный директор Международной ассоциации менеджмента недвижимости в Беларуси:
В Минске никаких проблем с участием частного бизнеса в сфере ЖКХ, вообще, нет, не существует. Потому что вот эти службы заказчика, или можно их так называть – муниципальные управляющие компании, по-европейски, они выполняют только одну функцию – управление. Они объявляют конкурс. Они обязаны найти поставщика услуги, соотношение цена-качество – это всё детально прописано, как это организуется, как выявляют победителя. И от имени собственников дома заключить такие договора. И в конкурсе имеют право участвовать все организации – индивидуальные предприниматели, частные компании, государственные компании, коммунальные предприятия. И они участвуют.

Например, мало кто знает, что текущий ремонт дома, он же проводится, вообще, без всяких собраний и без включения платы в эту знаменитую жировку. Люди об даже этом даже не подозревают. То есть приходит какая-то компания, заходит в подвал, меняет трубы, что-то делает. Они за это ничего не платят. Но это всё финансируется из бюджета города. И конкурс организует как раз такой муниципальный управляющий. И та организация, которая выигрывает это конкурс, выполняет эти работы. Дальше деньги переводятся из казначейства непосредственно ей. Чётко отлаженная схема, и частный бизнес в этом активно участвует.

Другое дело, что, конечно, в райисполкомах, то есть в небольших населённых пунктах это в значительно меньшей степени выражено. В силу определённых причин. Там есть базовая коммунальная организация, которая делает всё – занимается вывозом мусора, водоснабжением, теплоэнергетикой и так далее. И там организовать конкуренцию вот так очень быстро достаточно сложно. Но, имея вот это положение об организации конкурса, которое начало работать недавно, через несколько лет можно прогнозировать, что в этих маленьких городах эта конкуренция, конечно, появится. Если бизнес увидит, что государство всерьёз и надолго установило эти правила, конечно, он пойдёт.

Оксана Гайдук, заместитель председателя Постоянной комиссии по жилищной политике и строительству Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь:
Об уполномоченном лице – здесь идёт, как бы, взаимоотношения собственника жилого помещения и уполномоченного лица. То есть уполномоченное лицо выступает, по сути, в качестве заказчика тех или иных жилищно-коммунальных услуг. Тогда получается у нас ситуация, что собственник претензии по некачественному выполнению какой-либо услуги предъявляет уполномоченному лицу. К сожалению, не все граждане, опять-таки, понимают механизм. Он, в принципе, работал и раньше, но не совсем так масштабно. Сегодня с тем, что с 1 января 2020 года вышла новая редакция Жилищного кодекса, то есть уполномоченное лицо – мы идём уже более масштабными мерками, как говорится.

Игорь Марзалюк:
То есть законодательные инструменты есть?

Оксана Гайдук:
Да. Гражданин не обязан выискивать подрядчика, который выполнил некачественно услугу, а они напрямую обращается к уполномоченному лицу со своей претензией. И уполномоченное лицо обязано в рамках законодательства устранить все проблемы.

Геннадий Акстилович, начальник управления по работе с обращениями граждан и СМИ Министерства жилищно-коммунального хозяйства Республики Беларусь:
То есть оно выступает защитником прав потребителей в конкретном жилом доме.

Геннадий Калёнов:
Есть очень большие опасения по поводу работы, будем говорить прямо, это фактически управляющая компания, но государственная.

Оксана Гайдук:
Но у жильцов есть выбор. Какой способ управления общим имуществом они выберут.

Геннадий Калёнов:
Они могут изменить этот способ. Местная власть назначила это уполномоченное лицо в лице государственной организации, но собственники в любой момент могут буквально за несколько дней провести собрание, создать товарищество собственников. И всё.

Вот это вот опасение по поводу управляющих компаний – оно, собственно, к нам пришло из Российской Федерации, по большей части, и из других стран братского СНГ. И это, действительно, большая проблема. Потому что если называть вещи своими именами, то управляющих компаний там нет, и никогда не было. Это просто приватизированные ЖЭКи советские, которые заинтересованы, в основном, заработать быстрые деньги. Если так характеризовать их честно.

Я никогда не слышал, чтобы были какие-то жалобы на профессиональные управляющие компании в Швейцарии, Австрии, Германии, Бельгии и Китае, например. То есть там, где в основу положен порядок, жёсткая дисциплина и выполнение всеми участниками заранее оговорённых правил. И возможно, нам этот метод через 5-6 лет достаточно хорошо пригодится для создания конкуренции ещё в последней вот этой вот сфере – это управление совместными домовладениями.