«А где превышает, а где нормально радиация. Всё равно, едим». Как живут в деревне, отселённой после катастрофы на ЧАЭС

19.10.2018 - 16:17

Юго-Восток Могилёвщины. Чистый воздух, живописная природа.…

А всего в нескольких километрах – покинутая земля.

Татьяна Ревизоре, СТВ:
На то, что мы находимся на территории некогда населённого пункта, указывает, разве что, заасфальтированная дорога. Сегодня деревни Мхиничи и Заводок существуют лишь в памяти людей.

Дома давно захоронены.

А на въезде до сих пор предупреждают о радиационной опасности.


Краснопольский район — один из наиболее пострадавших регионов Могилевской области.

Из 173 сёл и деревень 83 пришлось сравнять с землей.

Под отселение попали самые успешные территории. Ликвидировано 5 сельхозпредприятий, 7 ФАПов, более 20 учреждений культуры и более 30 школ и детских садов. До Чернобыля населения Краснопольщины составляло почти 23 тысячи человек. После – уменьшилось до 9 тысяч. Восстановить былую численность так и не удалось.

В месте, где когда-то победила радиация, время будто замерло.

В доме уже никогда не зазвучит детский смех, а из печи не выйдет душистый каравай... 

Адамыч – один из немногих, кто остался в накрытой радиационным облаком Выдренке.

Деревня находится в зоне с правом на отселение.

Пётр Сериков, житель деревни Выдренка:
Ну, хаты стояли. Там совхозный сад был. Он и сейчас есть, но зарос уже. Люди уехали, кто – куда.

А была деревня – 400 дворов.

Населённый пункт, и правда, был большим. Работало своё предприятие – спиртзавод. Спустя несколько лет после Чернобыля многих отселили в Дрибинский район.

Из жилых домов сегодня – лишь два десятка избушек.

В свои 87 Петр Адамович живёт один. Хозяйство в силу возраста уже не держит, а вот товарищ по кличке Сэм скучать не даёт.

Навещают пенсионера и дети. Зовут с собой. Но – он ни в какую.

Пётр Сериков:
Деревню начали отселять в 90-ом году. Тут были солдаты. Ещё радиацию прогоняли.

Жалковато было оставлять всё.

Был конь, была корова, овечки, жалко было кидать. Я не верю, что радиация… Работал в лесничестве. Я сам ходил по лесу. Во всех кварталах мерил уровни радиации. Где много. Где мало. На поле выйдешь – меньше, в лесу – больше.

О процветании Выдренки напоминает продуктовый магазин. Здание большое, вот только используется лишь малая часть площади.

Заходят исключительно местные.

В деревне – тридцать человек.

Наталья Каховская, продавец:
Работы практически нет. Огороды садим, хозяйства держим. С этого и живём.

Лес: грибы, ягоды постоянно собираем.

А где превышает, а где нормально радиация. Всё равно, нормально едим.

На малой родине Игоря Марзалюка. Экскурсия по Краснополью

Loading...


История центра началась в 90-х. Как в РНПЦ радиационной медицины и экологии человека в Гомеле помогают людям, пострадавшим от ЧАЭС



Последствия чернобыльской катастрофы затронули многие страны Европы. Но в наибольшей степени пострадали Украина, Россия и особенно Беларусь.

О необходимости создания специализированного медучреждения заговорили практически сразу же после аварии. Но так уж сложилась история, что центр, рассчитанный и на россиян, и на украинцев, белорусам пришлось строить уже самим. В Гомеле. 

О том, как начиналась история РНПЦ радиационной медицины и экологии человека и какие методики используют при лечении, смотрите в одной из серий документального цикла «Я шагаю по стране».

Строительство пришлось на 90-е – уже на постсоветский период – и было приостановлено из-за срыва финансирования. Но передовым подходам в медицине было суждено воплотиться на гомельской земле. В декабре 2003 года клиника принимала первых пациентов. 

Храм Растрелли, захороненные деревни и те, кто остался на родине. Жизнь после Чернобыля – в репортаже СТВ

Александр Рожко, директор ГУ «Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека»:
После Чернобыля мы видим четкую картину, что щитовидная железа пострадала в большей степени. Спустя три десятка лет показатели стабилизировались. Беларусь вложила огромные, колоссальные средства, чтобы мы не видели, не чувствовали вот этих последствий.

«И я начала плакать»: воспоминания очевидцев трагедии на ЧАЭС

В РНПЦ радиационной медицины и экологии человека оказывают не только помощь людям с территорий, пострадавших от аварии на ЧАЭС. Центр стал многопрофильным. Сложнейшие операции и тяжелейшие курсы химиотерапии дают еще один шанс не только белорусам. Здесь лечатся жители России, Украины, Израиля, Армении, Азербайджана, Норвегии.

«А где превышает, а где нормально радиация. Всё равно, едим». Как живут в деревне, отселённой после катастрофы на ЧАЭС

Подробности – в видеоматериале.