АЭС в Словакии и Австрии: как и почему судьбы атомных станций в центре Европы кардинально отличаются

01.10.2016 - 20:08

Продолжим программу темой, которая одних тревожит, иных радует. Мощнейший источник энергии скоро появится в Беларуси. Понятно о чем речь. Это БелАЭС (Белорусская атомная станция). На днях она была презентована в столице Австрии. А наш специальный корреспондент Яна Шипко выбралась за пределы «рингштрассе» (по-нашему говоря, за пределы кольцевой) и побывала на двух атомных станциях с совершенно разными судьбами.

50 километров от Вены. Цвентендорф. Здесь на берегу Дуная возвышается единственная АЭС в Австрии, а с ее историей – единственная и в мире.

Вход за эти массивные двери уж точно не был предусмотрен для посторонних. Сейчас время здесь застыло в 70-х.

Строительство обошлось в миллиард евро. Но ни одного киловатта энергии эта станция так и не выработала.

Штефан Зах, PR-менеджер энергетического концерна (Австрия):
Все было готово, реактор уже был заполнен топливными элементами, оставалось лишь нажать на кнопку, чтобы запустить станцию.

Судьбу станции решил референдум. Почему провели его после строительства – предмет самоиронии австрийцев.

В 1978 году из-за недостатка информации в период холодной войны слово «атомная» больше ассоциировалось с ядерным оружием, нежели с мирной энергией. Перевес в пользу «против» составил менее 1%. 200 атомщиков вмиг лишились будущего. 

Штефан Зах, PR-менеджер энергетического концерна (Австрия):
Для них это было шоком. Они много лет готовились за рубежом к этой ответственной работе, после чего остались невостребованными. Многим пришлось уехать в Германию и Швейцарию.

Здесь уже не осталось ядерного топлива, зато нередко встретишь киношников. Уникальный шанс оказаться там, где даже в спецодежде при нормальном режиме работы станции ступить было бы невозможно.

Штефан Зах, PR-менеджер энергетического концерна (Австрия):
Эта конденсационная камера была бы заполнена дистиллированной водой, и лишь в водолазном костюме специалисты спускались бы, чтобы заменить детали.
А сейчас мы на нулевой отметке, прямо под реактором.

Телефон для прямой связи с бундесканцлером подчеркивает былую важность объекта. И эхом отзывается потенциальная мощь так и не запущенной станции.

Концентрация достопримечательностей в Вене настолько высока, что только подсветка величественных зданий сравнится с энергозатратами, пожалуй, небольшого городка. Впрочем, запросы у Австрии велики не только в части потребления энергии. Отказавшись от развития атомной энергетики, компенсировать такой политический каприз пришлось развитием «зеленой». В нее инвестировали уже миллиарды евро.

Чтобы выйти в лидеры по производству «зеленой энергии», Австрии понадобилось 30 лет. Возобновляемые источники – едва ли не три четверти в энергобалансе. Выбор диктует сама природа: на реках сотни и сотни гидроэлектростанций.

А сейчас мы в столице Словакии у стен Братиславского града. И вот отсюда открывается потрясающий вид на соседнюю Австрию. На той стороне Дуная целый лес ветрогенераторов, но сейчас ни один из них не работает, поскольку стоит полный штиль. А пока на той стороне ждут ветра, отправимся посмотреть, как работает словацкая атомная станция.

Уже на подъезде дорогу к АЭС угадываем по огромным градирням. Территория – под особой охраной. Даже летать над комплексом запрещено.

От нас до АЭС Моховце буквально рукой подать. И вот, как видим, на подступах к атомной станции засеянные поля. И надо отметить, что ласковое осеннее солнышко здесь питает не только будущий урожай, но и небольшую солнечную электростанцию.

Но солнечные панели больше работают на зеленый имидж.

Йозеф Белань, менеджер по лицензированию энергетического холдинга (Словакия):
В энергетическом миксте Словакии 15% – энергия воды, 53% – атомная и 29% – газ и уголь.

Для Словакии развитие атомной энергетики – дело принципа. Производство электроэнергии здесь больше, чем наполовину зависит от мирного атома.

А в ближайшее время в Моховце запустят еще два реактора.

Йозеф Белань, менеджер по лицензированию энергетического холдинга (Словакия):
Мы будем использовать реактор, схожий по дизайну с белорусским. Более старого образца. Он разработан в России в 70-е. И такие же работают в Чехии, в Финляндии, например. У нас будет возможность увеличить уровень безопасности.

Плюсы ощущают и местные жители.

Ладислав Эхн, мэр города Кална над Гроном, председатель Национального ядерного фонда Словакии:
Атомные электростанции – большие предприятия – большие налоги. Так что мы очень спокойны.
В нашем поселке есть гнездо аиста. Мы каждый год ждем, потому что он улетает, прилетает обратно. Значит, никакого негативного влияния нет, раз их стало больше.

И вновь вернемся в столицу Австрии. Здесь на неделе эксперты со всего мира оценивали проект Беларуси. В Венском ООН-сити прошла 60-я, юбелейная, Генеральная конференция МАГАТЭ. Идеям глобального форума вторит и дресс-код – галстук космополита на представителе Индии. А вот и французы – европейская атомная держава-рекордсмен – 58 атомных реакторов на энергобалансе страны.

Эрф Маилларт, вице-президент международных проектов энергетической компании (Франция):
В Германии цена на электроэнергию вдвое дороже, и они тоже покупают у нас энергию. Если вы можете построить АЭС, вам не нужно будет покупать газ или уголь на международном рынке. Вы можете полагаться на собственные энергетические ресурсы.

Реактор новейшего поколения 3+. Такой же мощностью будет установлен и в Островце.

Юкия Амано, генеральный директор МАГАТЭ:
Я видел площадку вашей будущей атомной станции и был впечатлен, насколько вы продвинулись вперед.

Единственная белоруска на руководящей должности в МАГАТЭ Елена Буглова попала сюда как раз во время фукусимской трагедии.

Почти два месяца специалисты центра круглосуточно координировали ликвидацию последствий. Отправить миссию помощи по запросу готовы в любой момент в любую точку мира за считанные часы.

Елена Буглова, руководитель центра по инцидентам и аварийным ситуациям МАГАТЭ:
Более 200 человек у нас постоянно обучены. Группа технической поддержки, коммуникации, связь со страной, где произошла авария, связь с международными организациями.

Инженерная мысль может быть самой оригинальной, как это сказочно причудливое здание в центре Вены – мусоросжигающий завод. Вырабатывает, правда, тепловую энергию.

Каждая страна энергобаланс выбирает для себя, об энергетической независимости же мечтают все. А между тем еще 30 стран выразили желание пополнить ряды атомного клуба.

Люди в материале: нет
Loading...


Как выбирали площадку для БелАЭС, почему вообще решили строить и какой эффект хотим получить?



Новости Беларуси. Уже в августе 2020 года начнется загрузка топлива на Белорусской атомной электростанции. Дальше – физический, а затем энергетический пуск, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Полностью запустить в промышленную эксплуатацию первый энергоблок планируют в первом квартале 2021-го. Чем было обусловлено решение о строительстве БелАЭС, какие площадки рассматривали и какой эффект ожидают от развития атомной энергетики в нашей стране? Рубрика «Ближе к делу».

Евгений Поболовец, СТВ:
Начинаем традиционно с истории. К строительству атомной электростанции в Беларуси подступались неоднократно. Первый проект рассматривали еще в хрущевскую оттепель. Смотрели на Витебскую и Могилевскую область, но в итоге решили строить в Литве. Тогда и появилась та самая Игналинская АЭС.

Это рубрика «Ближе к делу». Меня зовут Евгений Поболовец. Добрый вечер!

В эпоху застоя снова вернулись к вопросу строительства своей АЭС. Прошерстили всю страну. Смотрели в Брестской области, на Гомельщине и на берегу озера Селява в Минской. Долго искали безопасную площадку, но отказались от планов в 1986-м по понятным причинам.

Снова вернулись к этому вопросу в начале 90-х. Тогда же ученые определили уже 70 площадок. Но строить так и не решили – хватало других проблем.

И вот год 2005-й. Утверждена Концепция энергетической безопасности страны. Именно этим документом поручалось вновь дать четкий ответ: нужна ли Беларуси атомная станция? И если нужна, то где ее строить? К тому времени ученые уже остановились на четырех участках и дали однозначный ответ: нужна. Указ Президента вышел 2 ноября 2013 года.

Ядерная энергия, нефть, альтернативные источники. Как устроен топливно-энергетический комплекс Беларуси

И вот теперь зададимся вопросом: почему так настойчиво, многократно власти Беларуси подступались к строительству атомной электростанции? В чем профит?

В мировой практике энергоемкость ВВП – один из общепризнанных показателей эффективности использования топливно-энергетических ресурсов. То есть чем больше человек потребляет электрической энергии в своей обыденной жизни, тем экономика этой страны более развита.

К примеру, финн потребляет в четыре раза больше электроэнергии, чем белорус. Норвежец – в семь раз! Говоря об уровне жизни, мы ведь часто в пример приводим скандинавские страны.

А как сделать так, чтобы экономика работала лучше? Снизить зависимость от внешних рынков. В нашем случае – от поставок природного газа. В энергетическом балансе страны его доля доходила до 95 %. БелАЭС позволит снизить зависимость от газа как минимум на треть (или на 5 из 18 миллиардов кубов в общем объеме).

Второй момент. Станция – важный проект «зеленой экономики». Когда заработает атомная энергетика, это позволит каждый год снижать выбросы парниковых газов на 7-10 миллионов тонн. А это уже обязательство Беларуси перед мировым сообществом в рамках Парижского соглашения по климату.

«Зелёные» тренды в энергетике. Что такое белорусская программа «Торф»

Да, за 26 лет энергоемкость ВВП Беларуси снизилась почти в 3,5 раза. То есть эту задачу понимали сразу, сразу же ее решали как могли. Но все равно по энергоемкости мы пока еще отстаем от развитых стран.

С этим разобрались, идем дальше. Безопасность – важная тема для каждого белоруса. Выделим несколько моментов.

Первое. Проект станции – суперсовременный, новое поколение «3+». Соответствует всем актуальным требованиям безопасности. У БелАЭС прямо сейчас двойная защитная оболочка. Внешняя – 80 сантиметров, бетон с арматурой. Потом воздушная прослойка в 180 сантиметров. И еще одна стена 120 сантиметров толщиной.

Второе. Ежегодные проверки. Счет там идет на сотни, не на десятки даже. МАГАТЭ и еще разные экспертные миссии в каждую замочную скважину заглянут, каждый документ изучат, руками потрогают и дадут заключение. Максимально объективное.

Как будут встраивать БелАЭС в энергосистему Беларуси

Мировое сообщество хорошо помнит аварию на Фукусиме – там причинами стали землетрясение и цунами. Потому выбор площадки для БелАЭС был таким длительным (помним про 70 вариантов). Восток Беларуси – те самые Витебская и Могилевская области – отпали сразу: там, внизу, слой меловой породы. То есть возможны провалы грунта. Значит, строить небезопасно. Были вопросы и по другим областям, и только Островецкая площадка отвечала всем требованиям безопасности.

Третье. Одним из факторов аварии в Чернобыле называют человеческий. И госкомиссия СССР, и консультативная группа МАГАТЭ сошлись во мнении: «имели место грубые нарушения правил эксплуатации АЭС, совершенные ее персоналом». Цитата.

Потому в Беларуси сегодня вопросу подготовки персонала уделяют первостепенное значение. Вместе с решением о строительстве станции было и решение о создании государственной программы подготовки кадров для ядерной отрасли. Это четыре университета страны, 800 подготовленных специалистов прямо сейчас.

И еще несколько заметок на полях. Беларусь фактически со всех сторон окружена действующими атомными станциями. При этом свою АЭС хотели литовцы и все еще хотят поляки.

При этом у Литвы в видимой перспективе запуск линии со Швецией, то есть дешевая гидроэлектроэнергия из скандинавских стран. Это главная причина отказа от строительства станций. Чистая экономика.

Энергия почти в два раза дешевле, чем на ТЭЦ. Как работает самая мощная в Беларуси гидроэлектростанция

А вот поляки от планов строительства АЭС не отказываются.

Станцию им помогут построить французы и американцы, лидеры в мире по количеству АЭС. При этом поляки также считают важным увеличить в своем энергобалансе процент ядерной энергетики до 20 пунктов. Как? Построить за 20 лет шесть реакторов! Нашу экономику тоже любят сравнивать с польской. Почему же тогда они строят АЭС, а мы не должны?

Как видим, если есть понятная цель (международные эксперты ее давно уже озвучили) – это равные пропорции в энергосистеме: по 25 % на атомные станции, природный газ, использование переработки отходов и возобновляемые источники энергии – то к ней идут разные страны с разным политическим и экономическим климатами. Но идут. Не на словах…

А еще своя АЭС – это развитие электротранспорта и дешевая электрическая энергия для жителей страны. В Беларуси уже построили или отреконструировали 1 700 километров высоковольтных линий электропередач – то есть энергия будет доступна в любом регионе страны. Уже построили 132 электрозарядные станции, строят еще 142. Чтобы зарядить авто можно было у дома, у гипермаркета, по дороге на отдых или просто у ближайшего столба.

Зелёные номера для электромобилей. Как выглядят, где можно получить и зачем нужны

Как следствие принятых мер, в Беларуси прямо сейчас растет потребление электричества для электрокаров. И ведь речь не только о легковушках – это и электробусы. Их, к слову, в Минске на маршрутах уже 80. Не на словах.

С климат-контролем, телегидом и увеличенным автономным ходом. Почему белорусские электробусы так популярны за рубежом

Это была рубрика «Ближе к делу». Увидимся!