«Будет оберегать от бед». Всем младенцам в роддомах Минска подарят ползунки и игрушки с вышиванкой

02.07.2019 - 11:08

Национальный колорит, этническая одежда и модный мировой тренд – это всё о вышиванке. Всё чаще белорусы предпочитают заморским узорам родной. Это не просто наряд, это выражение культурной и национальной позиции, самоопределения гражданской и духовной сознательности.

Гости программы «Утро. Студия хорошего настроения» – секретарь Центрального комитета БРСМ – Юлия Зинкевич и первый секретарь Минского городского комитета ОО «БРСМ» – Сергей Клишевич.

Когда-то было такое время, когда носить белорусское было не так уж и модно, а сейчас это такой тренд. И сами белорусы, и иностранцы всё чаще и чаще обращают внимание на наши национальные наряды. С чем это связано?

Юлия Зинкевич, секретарь Центрального комитета БРСМ:
Я могу с вами немного не согласиться, потому что, наверное, у каждого в доме есть то, что напоминает им об их семье: это рушники, салфетки. Даже когда у нас молодёжь, молодые пары создают семьи, выходят замуж, они обращаются к этой культуре, это было давно. В последнее время, конечно, молодёжь стала активно носить майки-вышиванки, ленточки-вышиванки. Сейчас даже модно и чехлы на телефонах делать с орнаментом, даже татуировки. Поэтому это очень хорошо, что молодёжь узнает свои символы, потому что наш орнамент – это своеобразный оберег. Каждый символ что-то значит.

Несёт ли в себе цвет этих узоров какую-то символику?

Юлия Зинкевич:
Время течёт, оно меняется, поэтому молодёжь приносит свои краски. За основу берётся тот орнамент, который что-то значит, но каждый может добавить что-то своё. Поэтому сейчас модный тренд – это не только бело-красный, но и голубой, жёлтый. Но всё равно суть того, что закладывается. Есть символы, которые относятся к матери, к детям, к здоровью, к солнцу, потому что у нас очень богатый список белорусских орнаментов. Каждый выбирает то, что ближе ему и что он хочет для себя этим показать.

Если вносить какие-то изменения, перестает ли это быть оберегом?

Юлия Зинкевич:
Мы храним традиции, мы их помним, поэтому да, молодёжь не просто так надевает какую-то майку или вешает себе ленточку-вышиванку. Она узнаёт, потому что это символ молодости, это символ жизни, это символ здоровья, это то, что сейчас привлекает современную молодёжь.

Расскажите подробнее про конкурс фотографии.

Юлия Зинкевич:
У нас уже несколько лет проходит конкурс фото-селфи с вышиванкой и могу сказать, что сейчас он активно проходит. У нас 2 июля будет как раз подведение итогов и он включает в себя участие не только молодёжи. У нас это селфи с вышиванкой и фото с младенцами, это фото семьи, это фото детей, любой участник может принять участие. У нас каждый год более 1 000 фотографий приходит на этот конкурс. Очень приятно, что в сундуки к бабушкам залазят, смотрят, какие были наряды прошлых лет, надевают, меряют, что-то добавляют новое и очень замечательные фотографии потом получаются.

Есть ли узоры, которые предназначены только для младенцев, для стариков?

Юлия Зинкевич:
Есть определённые символы, которые вот именно для детей, для семьи. Мужские символы, женские символы и детские.

Сергей Клишевич, первый секретарь Минского городского комитета ОО «БРСМ»:
Это целая наука, белорусский фольклор, который изучает наши белорусские символы, и целые научные труды издаются. Безусловно, для молодёжи это, в первую очередь, красота, это, действительно, красиво. Во-вторых, это индивидуально, когда приезжаешь в таком символе, в такой одежде с вышиванкой в другую страну, такого нет просто, на тебя все обращают внимание, ты не как все. Это тоже сегодня привлекает молодёжь. Ну, и в-третьих, это, конечно, символ нашей независимости, это символ сопричастности к стране, к нации, вот это сегодня очень актуально и это притягивает сегодня молодёжь к вышиванке, к нашим традициям, к нашим символам. Поэтому какие-то здесь более научные углубления, этим занимается специалист, но для молодёжи – это символ Беларуси. Любая вышиванка – это символ Беларуси, это символ чего-то такого родного, но и символ красоты, в первую очередь, потому что, действительно, вышиванка – это очень красиво, это очень индивидуально.

Вы являетесь одним из кураторов проекта Союза молодёжи «Беларусь крыніца натхнення», в рамках которого День вышиванки и будет сегодня проходить. Что за проект?

Сергей Клишевич:
Задача нашего проекта «Беларусь – крыніца натхнення» – это, в первую очередь, популяризация белорусских символов, белорусских традиций, сегодня это очень актуально в любых совершенно формах. «Беларусь – крыніца натхнення» – это совершенно разный набор всевозможных проектов и конкурсов.

Расскажите подробнее про акцию «Падары немаўляці вышыванку».

Юлия Зинкевич:
Эта акция у нас проходит в рамках Дня молодёжи, потому что совсем недавно мы его праздновали и в рамках Дня Независимости Республики Беларусь. Мы поздравляем тех мам, которые родили своих детей. Мы посещаем роддома, дарим ползунки с вышиванкой, это оберег будет, также игрушки, тоже с оберегом.

Сергей Клишевич:
В Минске у нас пройдёт со второго числа, сегодня акция стартовала во всех родильных домах, постараемся поздравить всех наших мам. Тут самое главное – это внимание и то, что мамы по-другому относятся, и дети, я бы тоже сказал, видно по их глазам. Я думаю, что им нравится. Ещё ни разу, у нас вот сколько проходит эта акция, никто не плакал. Такая вышиванка будет оберегать от всевозможных бед и, чтобы, действительно, ребёнок рос здоровенький.

Loading...


«Из 10 заявлений настоящих членов шесть». В БРСМ рассказали о тех, кто выходит из объединения



Новости Беларуси. Угрозам и травле в соцсетях в эти дни подвергаются активисты молодежных организаций, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Под страхом быть белой вороной некоторые молодые люди не выдерживают и пишут заявления о выходе из БРСМ, что активно подхватывают организаторы протестов. Вот только получается этакий реверс, ведь те, кто поспешно покинул организацию, слега остыв, туда возвращаются.

В этом учебном году фокус с учебников, цветов для преподавателей и пар сместился на забастовки. Telegram-каналы призывают студентов максимально бойкотировать учебу и выходить из студенческих объединений. Под горячую руку протестов попал и Белорусский республиканский союз молодежи.

Алексей Шведов, студент БНТУ:
Люди, зная, что делается для студентов, для молодежи (в принципе, наша работа в этом и заключается в университете как раз для молодежи что-то организовывать, проводить), все равно приходят и все это перечеркивают.

Факт участия в организации превратился в причину для травли и разрыва отношений. Многие студенты все же повелись на протестные призывы покинуть организацию. Большинство пришли в первые дни после призыва, как по приказу. На вопрос «почему?» ответить не могут, мнутся, стесняются. Обосновать свой внезапный порыв не получается.

Не хочу взносы вносить.

Учитывая, что годовой взнос стоит как чашка капучино, ответ не кажется честным. Да и не все, кто сейчас решил выйти, раньше платили эти взносы. Не потому что жадные, а потому что на самом деле в БРСМ даже не состояли. Главное – заявить об уходе, а были, не были – уже не так важно. На деле оказывается, что многими движет простое стадное чувство.

Анастасия была одной из тех, кто повелся на агитацию соцсетей. Испугалась вероятности выбиться из коллектива и стать белой вороной.

Анастасия Павельчук, студентка БГТУ:
Люди просто сами начали выходить оттуда. И я, не подумав, тоже решила, повелась на это все. Решила, что, может, мне это не надо. Все пошли, и я пошла. То есть групповое что-то, непонятное. Стало страшно, что начнут гнобить, что ты не выходишь, мы вот вышли, а ты нет.

Но позже, поговорив с ребятами из БРСМ, поняла, что поспешила.

Анастасия Павельчук:
В итоге, пообщавшись с людьми, с Сергеем, со своими друзьями, которые состоят в БРСМ, я поняла, что это в принципе очень хорошая организация, которая всячески поддерживает и помогает тем же старикам, тем же детям, студентам также помогают. Всегда есть какая-то поддержка, помощь, они тебя не бросают. Что случилось со мной: я вышла, потом снова вернулась, и меня все равно люди поддерживают.

Telegram заполонили фотографии с очередями на выход. Складывается впечатление, что в организации не осталось никого. Реальность немного другая.

Провокация такая идет, что заявлений много, людей много выходят. А по факту потом из этих 10 заявлений на фотографиях настоящих членов шесть. Для красивой фотографии, показать, что все у нас плохо, что все выходят.

Катастрофы не случилось. В очередной раз картина в интернете сильно разошлась с реальностью. БРСМ продолжает свою деятельность.

Сергей Ширко, студент БГТУ:
Я считаю, что организация останется. Одна треть от выходов уже вступила. Я знаю, что ко мне завтра еще первый курс придет, человек 20. Мне секретарь сообщил. Даже мы в плюс выйдем с выходами, потому что всегда у нас вступления хорошие были. То есть процентов 70 от первого курса у нас всегда состоит в БРСМ.

Активисты движения уверены, что скоро это закончится и все вернется на круги своя. Просто хочется жить нормальной жизнью.

Надеемся, что месяца два максимум и будем спокойной жизнью жить, как обычно.