Актриса Ольга Бурлакова: «Я всегда уговаривала свою маму развестись»

05.04.2021 - 16:20

Новости Беларуси. Гостья программы «В людях» Ольга Бурлакова, актриса, телеведущая, рассказала о своем детстве.

Ольга Бурлакова, актриса, телеведущая:
С детства у меня повелось, что я такая артистка, улыбаюсь постоянно. Мне в дневнике учителя писали и на родительском собрании мне делали замечания. Какие у Оли Бурлаковой вопросы в поведении? Учителя говорили: «Она много улыбается». Я никогда не понимала, почему это считают каким-то нарушением. Я по жизни улыбчивый человек. Но столкнулась с тем, что всю жизнь меня так воспринимают с улыбкой по жизни. Много раз в свой адрес слышала вопрос: «Оля, интересно, а ты вообще когда-нибудь в своей жизни плакала?» Мне реально люди задавали такой вопрос. Наверное, я не вызываю такого ощущения.

Ольга Коршун, ведущая:
Позитивный человек, приятно общаться, возможно, поэтому.

Ольга Бурлакова:
Может быть, я плакала больше, чем все остальные. У меня было непростое детство, которое, наверное, наложило какой-то отпечаток и на мой характер, и на то, что мне надо стараться, работать над собой, не останавливаться, добиваться всего своим трудом, потому что мне никто не помогал.

Ольга Коршун:
А что было непростого в детстве? Многим людям приходится доказывать все своим трудом и упорством. Не у всех есть какие-то подвязки.

Ольга Бурлакова:
Дело же не в этом. Наверное, я сейчас понимаю, что особенно для любой женщины, для девочки самый главный и первый мужчина в ее жизни – отец. Он играет большую роль в плане поддержки, чтобы она себя чувствовала какой-то уникальной, чтобы она чувствовала поддержку, что кто-то сильный, мудрый ее поддержит.

Ольга Коршун:
Не чувствовала себя такой?

Ольга Бурлакова:
Нет. К сожалению, у меня этого не было, несмотря на то, что мы жили с отцом. Когда есть разные истории семейные, кто-то говорит, что надо жить, если у тебя есть ребенок, дети, надо обязательно жить, терпеть все, я могу сказать честно, что я всегда свою маму уговаривала развестись. Все очень непросто. Многим кажется, что я росла таким цветочком, принцессой, меня холили, лелеяли. Вот так вот все и получилось. Это скорее вопреки. Да, я благодарна генам, что я что-то имею внешне и внутренне, каким-то талантам. Думаю, что где-то это передалось. Но детство у меня было нерадужное. Может быть, это в какой-то степени и влияло на мою дальнейшую жизнь и на взаимоотношения с мужчинами, что не было какого-то 100 % доверия. Как будто внутренне ты ждешь обиды. Тебя в детстве обижали часто незаслуженно, могу сейчас как мать, как взрослый человек сказать с уверенностью, что я незаслуженно все время получала от отца.

Ольга Коршун:
Ты думаешь, это как-то сказалось дальше на твоей личной жизни? Я так понимаю, что отношения не сложились.

Ольга Бурлакова:
Во многом, это такая палка о двух концах. С одной стороны, ты как недолюбленный ребенок, как будто хочешь все время показать: я лучше всех, я тут в лепешку расшибусь перед тобой, я все буду делать. Я могу сказать, что я серьезно всегда работала над отношениями и старалась в семье, но один человек не может в семье работать над отношениями и все тянуть. Это должны делать оба и не расслабляться.

«Врачи не советовали». Ей пророчили жизнь в инвалидном кресле, но помог тренажерный зал – подробнее здесь

Люди в материале: Ольга Бурлакова, Ольга Коршун
Loading...


«В жизни я очень скромный человек». Интервью с актрисой и телеведущей Ольгой Бурлаковой



Новости Беларуси. Гостья программы «В людях» Ольга Бурлакова, актриса, телеведущая рассказала о работе на телевидении и в театре.

Ольга Бурлакова, актриса, телеведущая:
Я в жизни очень скромный и стеснительный человек.

Ольга Коршун, ведущая:
Зато на экране у тебя очень разные роли. Я бы сказала, такие темпераментные есть. Ты много снимаешься и играешь в мелодрамах. Тебе не кажется, что немного засиделась в какой-то одной ипостаси? Может, хочется сыграть кардинально другую роль, попробовать себя в триллере или в комедии?

Ольга Бурлакова:
Конечно, хочется. Если бы я могла сама для себя выбирать роли, проекты, программы, я бы, может, что-то другое для себя присмотрела. Как минимум, отошла бы от амплуа роковой красотки. Хотя надо сказать, что все-таки в моей творческой биографии не совсем однобокие такие образы и характеры. Я все-таки универсальный солдат, универсальный артист.

Ольга Коршун:
Хорошо, предположим, тебе предложили сыграть какую-то большую роль в большом кино. На что согласна пойти ради нее?

Ольга Бурлакова:
Если это действительно серьезный проект, серьезный режиссер, настоящая, интересная, правдивая, продуманная история, не ради хайпа (сейчас модно снимать какие-то кинопроекты, где даже какие-то откровенные сцены не совсем оправданы с точки зрения искусства). Я бы даже сказала, что если что-то большое, великое, то, наверное, я на все была бы готова.

Ольга Коршун:
Кстати, о сцене. Ты же играла в театре. Что не сложилось? Почему ты решила оставить театральные подмостки и полностью погрузиться в кино?

Ольга Бурлакова:
Ни для кого не секрет, что в любой структуре процветает так называемое кумовье. Кто-то своих близких людей продвигает больше, чем остальных. Конечно, в этом плане тяжело в театре. Когда я не увидела перспектив для себя, для дальнейшего развития, потому что когда уходят твои партнеры, уходят с ними спектакли, то оставаться, продолжать, просто там находиться я не видела смысла. Или делать что-то, прямо работать, творить, выкладываться, или лучше не делать ничего. Плюс, у меня еще был тяжелый, напряженный график, я четыре года не была в отпуске, у меня практически не было выходных, потому что я в двух театрах играла много ролей, с утра на телевидении, снималась в кино. Это какой-то нон-стоп. Я уже не соображала, где я, что я, как меня зовут. Мне выходить, а я спрашиваю партнера, что я говорю, какие первые слова, у меня просто белый лист начинался, в голове все смешивалось. Это очень тяжело. Меня даже скорая забирала, потому что нервная система уже не выдерживала.

Ольга Коршун:
Вопрос денег здесь не стоял? Не секрет, что в театре много не заработаешь, кино все-таки более прибыльное дело.

Ольга Бурлакова:
Никто в театре ради денег не работает. Никто. Я уверена в этом. Не ради этого люди идут туда, идут на многие жертвы и на многие лишения, много терпят, много надеются, верят. Ни о какой зарплате, поверьте, никто не думает в театре. Это что-то другое, это какая-то своеобразная болезнь. Любовь, тяга, когда кажется, что без этого ты не можешь жить, этого очень хочется. В кино, кстати, тоже очень тяжело расставаться после съемок, особенно каких-то длительных. Я всегда сравниваю это с пионерским лагерем, когда ты 20-30 дней живешь бок о бок, все делаешь вместе, а потом надо разъезжаться по разным городам, по разным странам.

Ольга Коршун:
Телевидение – это твой второй дом. Или первый дом, а кино – второй дом, не знаю. Но ты уже 15 лет работаешь на телеканале СТВ, поднимаешь утром белорусам настроение. А как сама поддерживаешь боевой дух? Ты нам уже признавалась, что зачастую это непросто. Что тебе стоит встречать каждое утро бодро, с улыбкой, заряжать всех позитивом?

Ольга Бурлакова:
Может, я сейчас кого-то удивлю, но когда я знаю, что мне ехать на съемки, у меня настроение поднимается. Так же, как и в театре считается, что сцена лечит. А я как профессиональная актриса, все-таки для меня и студия, какие-то другие подмостки – это сцена, которая меня лечит. Я все равно в какой-то степени пытаюсь реализовать себя как актриса. Мне по-настоящему очень нравится моя работа. Кстати, очень хороший термин ввел один психолог. Должна женщина работать или не должна женщина работать, как это выяснить? Нравится ей работа или не нравится? Надо просто спросить у женщины: «А работа ли бы ты на этой работе, если бы тебе не платили денег?» если женщина подумает и скажет: «Да, я, наверное, пошла бы на эту работу и без денег, занималась бы этим». То это классно. И на такой работе женщина может работать, это отдушина.

Ольга Коршун:
Я так понимаю, у тебя с телевидением все по любви.

Ольга Бурлакова:
Все по любви. У меня вообще в жизни все только по любви, по-другому не может быть. Если не по любви, я быстро с этим прощаюсь, расстаюсь. Я не «терпила».

Ольга Коршун:
В СМИ когда-нибудь сплетничали о тебе?

Ольга Бурлакова:
Конечно.

Ольга Коршун:
Твое самое большое разочарование?

Ольга Бурлакова:
В близком человеке.

Ольга Коршун:
Чего ты боишься?

Ольга Бурлакова:
Смерти, болезни близких людей.

Ольга Коршун:
Тебя легко довести до слез?

Ольга Бурлакова:
Нет.

Ольга Коршун:
Как ты относишься к критике?

Ольга Бурлакова:
Очень положительно, всегда адекватно воспринимаю.

Ольга Коршун:
Дом в горах или апартаменты в центре мегаполиса?

Ольга Бурлакова:
Дом у моря.

Ольга Коршун:
Рим или Париж?

Ольга Бурлакова:
Минск.

Ольга Коршун:
Вкусная еда или жесткая диета?

Ольга Бурлакова:
Очень вкусная еда.

Ольга Бурлакова: «Когда я потеряла ребенка, когда у меня был сложный развод, я думаю, никто не догадался. Я не имею права портить настроение другим» – подробнее здесь.