Правительство Беларуси предложило меры, которые позволят решить существующие проблемы на селе

10.06.2014 - 20:39

Новости Беларуси. Найти золотую середину в аграрной политике. Этого потребовал 10 июня президент на совещании, где обсуждали проекты указов по АПК. Правительство после консультаций с регионами предложило меры, которые позволят решить существующие проблемы на селе.

По итогам встречи глава государства поручил Министерству финансов и Минэкономики просчитать, какой эффект получит государство после подписания документов.

Приличную сумму заработала Беларусь в 2013 году на экспорте продовольствия – около 6 миллиардов долларов.

Тем не менее постоянно признают, что проблем в сельском хозяйстве пока хватает.

С февраля специальная рабочая группа по поручению Президента разбирает АПК по полочкам: какие там проблемы и какие пути решения могут быть предложены. Более полуторы тысячи человек участвовало в этом обсуждении. Это губернаторы, руководители хозяйств.

10 июня на суд главы государства представлены 4 документа, которые будут регулировать аграрную политику в Беларуси.

Новые нормы касаются государственной поддержки сельхозпроизводителей, госзаказа, условий кредитования аграриев, вопросов реструктуризации долгов. Подготовлены проекты указов, которые в конце концов лягут на подпись президенту.

Глава государства говорит о том, что будет действовать по принципу «семь раз отмерь – один отрежь».

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь:
С принятием норм по реструктуризации кредиторской задолженности сельхозорганизаций дополнительная нагрузка может лечь на банковскую систему. Подчеркиваю: не списание, никакой речи о списании быть не может, как тут некоторые хотели, а реструктуризация на относительно небольшой и разумный период. И то в этот период по кредитам надо будет платить. В каких объемах – это надо определиться, чтобы не думали, что отсрочим, а потом спишем. Нет. Не нарушим ли мы тем самым устойчивость банков, работающих с агрокомплексом? С другой стороны, все ли делают наши банки, чтобы улучшить жизнь крестьян.
Не все так однозначно с компенсацией потерь производителей для устранения так называемого любимого в Правительстве аграриями диспаритета между ценами на промышленную продукцию, используемую аграриями, и сельскохозяйственную.
Непростой для исполнения может быть норма об обязательной выплате переработчиками денежного аванса за поставляемое сельхозпроизводителями сырье в размере до 30%.

В агарной политике нужно найти сегодня «золотую середину». В Правительстве констатируют, что после разбора всех вопросов стало ясно: бесхозяйственности на селе хватает.

Предложения Совмина по поддержке аграриев – самые скромные за последние 15 лет. Без дополнительных финансовых «вливаний» и списывания долгов.

Сельчане не в восторге, ведь многие вопросы теперь будут зависеть непосредственно от руководителей и самих крестьян. Все предложения нацелены на то, чтобы улучшить экономику села.

Михаил Мясникович, премьер-министр Республики Беларусь:
Проект указа о государственной аграрной политике предусматривает следующие подходы. Изменение механизма возмещения процентов по кредитам за счет средств бюджета. Предлагается возмещение части процентов организациям заменить на компенсацию потерь банка. Зачем? Действующая система плохая. Сегодня у сельскохозяйственных производителей вымываются оборотные средства, так как они берут кредиты по коммерческой ставке и лишь потом, пройдя длинный путь сбора документов и согласований на различных уровнях, получают частичное возмещение из бюджета. Это занимает время, хозяйства вынуждены перекредитовываться, им критически не хватает средств, банки отказывают в кредитах и так далее.
Проектом указа предусматривается компенсация проектов из бюджета непосредственно банком, что позволит сохранить деньги в хозяйстве и обеспечить своевременность расчетов с банками.

Тяжкое бремя для сельхозпредприятий – долги по кредитам. Заемные деньги нужны на развитие производств. Без этого никак. Правительство предлагает установить четкие и понятные правила кредитования. Нацбанк Правительству в этом вопросе не противоречит.

Речь идет и о том, чтобы коммерческие банки не отмахивались от крестьян и подставляли плечо. Большее 400 хозяйств нуждаются в отсрочке платежей по долгам.

Надежда Ермакова констатирует: продуманный бизнес-план – слабое место сельхозпроизводителей.

Надежда Ермакова, председатель правления Национального банка Республики Беларусь:
Определены 17 банков как агенты, которые могут заниматься финансированием госпрограмм. В эти банки нужно идти с грамотно разработанными бизнес-планами, с четкими сроками окупаемости проектов. Это основная проблема, с которой сельскохозяйственные предприятия не могут прийти в коммерческие банки.
Конечно, основной вопрос – это процентные ставки. Хотя, если взять агропромышленный комплекс, нельзя сказать, что они такие высокие как для всей экономики. Хотя работу по снижению ставок Национальный банк ведет. Я думаю, этот вопрос отдельный.

Высказались и губернаторы. Вот, в Гродненской области достаточно мощный агропромышленный комплекс. Но даже там треть хозяйств оказались по итогам 2013 года неплатежеспособны. Губернатор объясняет причины.

Владимир Кравцов, председатель Гродненского областного исполнительного комитета:
Эти все долги образовались в последнее время в связи с тем, что мы очень активно, интенсивно строили молочно-товарные фермы и их реконструировали. Конечно, сделано, вроде, немало.

Александр Лукашенко:
Я очень часто слышу упрек, вроде бы, такой, знаете, не прямой, а косвенный, в адрес президента, поскольку это же я принимал решение по строительству молочно-товарных комплексов, модернизации ферм в комплексе, что это оказалось Русому, и Зайцу, и губернаторам как гири на ногах. Вот, все было хорошо, если бы только не строились фермы. Давайте мы вот эти долги по фермам им реструктуризируем. А остальное – пусть разбираются сами. Коль государство в лице президента принимало это плохое, гадкое, непопулярное, ненужное для села решение, мы им реструктуризируем. Пока они не поймут, что без этого мы дальше жить не могли. А потом некоторые хотели, знаете, построить комплекс и пустить бабу, извините меня, с ведром, бедную эту доярку, чтобы она доила каждую корову. Я сказал: «Нет!» Доильные залы, если уж начали, то надо делать так, как надо, для завтра, а не для сегодня, чтобы пересидеть и забыть потом. Мы построили. Но, я же говорю, некоторые этого не понимают, что без этого нет развития сельхозпроизводства.

Одно из предложений Правительства касается госзаказа. Предусмотрена обязательная 30-процентная выплата переработчиками аванса сельхозпроизводителям за сырье.

Стоит вопрос и устранения так называемого диспаритета цен. Станет ли это панацеей? Президент не уверен.

Семен Шапиро, председатель Минского областного исполнительного комитета:
Мы стали работать в одном экономическом пространстве с российскими крестьянами. И у нас должны быть не лучше, но и не хуже, одинаковые условия с крестьянами. Мы должны конкурировать благодаря своему трудолюбию и мозгам. На сегодняшний день, я думаю, что решения такие должны быть приняты. Хотя вот эти цены уже выравниваются и у нас уже внутреннего диспаритета нет, цены на сельскохозяйственную продукцию сейчас выросли более быстрыми темпами, в этом году, чем на промышленность. Но по отношению с Российской Федерацией у нас еще это есть. Если мы не примем в перспективе такие механизмы, есть опасность, что сельское хозяйство нашего друга и конкурента, соответственно, будет развиваться более интенсивно, и они могут приходить потом на наш рынок и забирать те ниши, которые есть сегодня на их рынке, у нашей стороны.

Александр Лукашенко:
Не бросайтесь на это ценообразование свободное. Сельское хозяйство – та сфера, которая не любит революционных преобразований. Они просто не пройдут, не получится, угробим ее. Надо аккуратненько дошлифовывать, довинчивать, докручивать то, что есть. Видим, что-то можем сделать – давайте сделаем. Революций здесь быть не может и не должно. Мы должны балансы эти составлять, сколько нам надо зерна, сколько молока, мяса продать и так далее. На государственном уровне мы это уже сделали. Мы не можем от этого отказаться в угоду какого-то рынка, свободного ценообразования и полной свободы. Свобода? Пожалуйста, действуйте. Только в бюджет не ходите и не просите ни процентные ставки, ничего. Пришли в банк. В банке тоже свобода. Он вам предложит под 30-40% кредит. Берите. Не может быть для вас свобода, а для всех – диктатура. Поэтому если там где-то чего-то мы регулируем, то, конечно, и в сельском хозяйстве. Но это не должно быть во вред. Не должно быть так, чтобы это производство уменьшалось, снижалось. Наоборот – должен быть эффект.

В этом разговоре участвуют и руководители сельхозпредприятий. Вот, Татьяна Струк из Чечерского района рассказывает о своем. ОАО «Отор» специализируется на мясе и молоке: 2 фермы, 5 тысяч голов. Решение о строительстве фермы сдвинуло дела в этом хозяйстве с мертвой точки.

Татьяна Струк, директор ОАО «Отор»:
Это благодать. Освобождение рабочей силы, которой иногда не хватает, это чистота, это порядок, это производство молока.

Александр Лукашенко:
Нам надо обратить, Михаил Владимирович, в сельском хозяйстве железное внимание на такие хозяйства. Вот она эффективно работает, у нее 6 тысяч гектаров земель, у нее все нормально, она ни у кого ничего не просит. Ей надо дать долгосрочный кредит на два животноводческих помещения. Она увеличит еще коров. Вот на такие точечные проекты, такие должны быть. И мы будем уверены, что деньги прахом не пойдут и они быстро вернутся.
Никаких госпрограмм с будущего года, всеобъемлющих, не будет. Только достроим то, что начали, и вот таким образом точечно будем собирать деньги и под эти проекты их выделять.

Массовых госпрограмм больше не будет. Но на точечную поддержку могут рассчитывать такие хозяйства, как, например, ОАО «Беловежский» Брестской области.

Президент бывал там и часто вспоминает в разговоре о селе Юрия Мороза. Его хозяйство вкладывает максимум в «молоко». Сегодня оно на селе самое рентабельное.

Александр Лукашенко говорит, что на базе вот таких успешных хозяйств надо учить кадры.

Александр Лукашенко:
Очень важно молодому руководителю, начинающему показать, как надо работать. Это главное. Чтобы он походил, посмотрел, для себя сделал выводы. И если он страстно хочет работать в сельском хозяйстве, он будет повторять этот опыт. А Сумар же это не делает. Я говорю, Сумар, читай – все руководители этого не делают. Почему они не делают? Почему они к вам приходят за деньгами, не реализовав вместе выработанные предложения? Это же не я придумал. Это же мы ездили вместе с ними и они предложили этот вариант: «Да, вот, неплохо было». И тогда я сказал: «Хорошо, будем платить таким «китам», хорошим руководителям. Вот, у нас 60 этих хозяйств и там будем учить руководителей». А есть руководитель, который страстно хочет работать (таких немало), – будет хозяйство. Нет руководителя – ты ему кого угодно туда, любых специалистов пошли, он их загубит, и этот специалист будет с первого дня думать, куда бы сбежать.

По итогам разговора президент поручил Минфину и Министерству экономики подготовить финансовое обоснование предлагаемых мер. То есть какова цена вопроса для государства. И уточнил главное: без поддержки крестьяне не останутся, но прощать долги аграриям никто не намерен.

Александр Лукашенко:
Самое главное, Михаил Владимирович, в Правительстве надо выработать систему контроля после этого. Чтобы ни в коем случае не образовывалась подобная ситуация, новая, от которой мы сейчас уходим. Самое главное, чтобы мы ни в коем случае не наступили на эти грабли в очередной раз.
И еще раз говорю: подарков здесь никаких нет. Никто ничего вам списывать не будет. Никто. Мне как-то Юрий Дмитриевич сказал в хозяйстве, выступая где-то, как сейчас помню: «А, может, и мне брать кредиты, потом спишут». Где-то выступал на совещании. Я, говорит, за свои деньги все это делаю, кто-то берет и ему списывает. Я это помню, это абсолютно правильное замечание. Поэтому никакого списания, рассчитываться по долгам. Да, хорошо, на 5 лет мы эту отсрочку сделаем, особенно там, где, конечно, инвестиционные были проекты, вы затратили большие деньги, они сразу не возвращаются, это мы отдельно будем говорить с банкирами, с председателем Нацбанка, премьер-министром, если они не могут свои функции реализовать и наконец-то где-то рискнуть, а где-то на место поставить других. Поэтому будем поддерживать, но не за счет всего государства и народа.

Президент подчеркнул, что тянуть с подписанием важных для АПК документов не будет. Это произойдет в ближайшее время.

Александр Лукашенко поручил подготовить масштабную встречу с руководителями районов, чья главная задача – сельхозпроизводство, и самими аграриями. Разговор будет касаться эффективности работы на селе в новых условиях, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Loading...


Александр Лукашенко: столкнулся с тем, что хлеб убрать нечем. И тогда приняли решение – будем делать свой комбайн



Новости Беларуси. О поддержке предприятий, развитии сельскохозяйственного машиностроения и региона в целом. Президент 20 ноября побывал с рабочей поездкой в Гомельской области, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. На этот раз площадкой для серьезного разговора стал промышленный гигант «Гомсельмаш».

Сейчас вместо примитивных станков – производственные линии, а вместо деревянных хозблоков – просторные цеха. Еще 20 лет назад и урожайность была в два раза меньше, и убирать хлеб было не на чем. Начинали с чистого листа.

Евгений Пустовой, корреспондент:
На поле у деревни Чистые Лужи решили создать белорусский комбайн. Время показало: решение Президента было верным.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Хлеб нечем было убирать, нечем убирать хлеб. «Нива», «Колос», «Дон-1500» – они все уже развалились, рассыпались. И во времена того предыдущего поколения наших протестунов (помните, Шушкевич, Позняк?) ориентация на что была? Все поделим, фермерские хозяйства создадим. Давай делить технику. Технику, колхозы, совхозы разорили, технику поделили. Кто ближе был к власти, тот прихватил там, директора и прочие. Ничего нет.

И столкнулся я с тем, что хлеб убрать нечем. Всего 5 миллионов тонн. 4-5 миллиона производили – нечем убирать. И мы вон там встретились на поле. Я говорю: «Мужики, что будем делать? Надо спасать, хлеб убрать».

И вот сейчас мы вспоминали. Там у нас был Василий Севостьянович Леонов министром сельского хозяйства. Сейчас где-то он в оппозиции, в свое время ушел. Мой первый секретарь обкома тогдашний. Может, из-за ревности, что его ученик стал Президентом, а он остался министром.

Помню категорически: «Нет. Александр Григорьевич, нельзя делать нам комбайны». Горбачев десятки лет делал комбайн «Дон-1500», и тот оказался никакой. Я говорю: «А как хлеб убирать?» – «Мы купим в Германии». Я говорю: «А за что купим?» Для того, чтобы купить дорогие комбайны в Германии, класс, марки John Deere, американские комбайны, огромные деньги надо. И тогда мы приняли решение, он был у истоков этого. Мы будем делать свой комбайн.

И когда он последний комбайн создал у меня на родине, сказал: «Мы будем испытывать на поле». Когда я сел на этот комбайн, механизатор, испытатель говорит: «Садитесь». Я сел за штурвал комбайна – мне стало страшно.

Читайте также:

Александр Лукашенко на «Гомсельмаше»: хочу, чтобы все понимали, что государство плечо подставит, но когда-то долги надо отдавать

У Александра Лукашенко спросили о сливах телефонных разговоров в сеть. Вот что ответил Президент

Александр Лукашенко: я смотрю – Новая Боровая. Я думаю, что за микрорайон? А кто там живёт?