Александр Лукашенко: Беларусь продолжает реализовывать потенциал Конституции и стоять на защите своего народа

14.03.2014 - 20:54

Новости Беларуси. Беларусь продолжает реализовывать потенциал Конституции и стоять на защите своего народа. Об этом президент заявил 14 марта на встрече с судьями Конституционного Суда, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Александр Лукашенко в торжественной обстановке вручил Государственные награды. Время для встречи на таком высоком уровне выбрано не случайно. Уже 15 марта основному закону страны исполнится 20 лет.

В составе конституционного суда Беларуси — всего 12 человек. Половину из них назначает президент, еще шесть — кандидатуры от верхней палаты Парламента. Наталья Карпович, положив руку на основной закон, сегодня произнесла присягу.

Сама церемония довольно жестко регламентирована. Акт о принятии присяги теперь навсегда в личном деле. В гардеробе появится мантия, а в библиотеке презент от главы государства — подарочный экземпляр конституции. И, конечно, самое главное - удостоверение судьи.

После этого настал черед вручить Государственные награды. Медалью «За трудовые заслуги» награжден Сергей Чигринов, почетное звание «Заслуженный юрист Республики Беларусь» присвоено Тадеушу Вороновичу. Благодарность президента объявлена судье Владимиру Изотко.

В последнее время статус одного из высших судов Беларуси постоянно растет. Как и его значение в жизни общества. Президент отметил, что это особенно важно в преддверии выборов в местные Советы. Александр Лукашенко призвал избирателей прийти на участки и определиться, кто завтра станет депутатом и дальше продолжит работу на благо страны.

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь:
Принятие Конституции с последующими изменениями имело первостепенное значение для становления Беларуси на путь суверенного развития. За этот период сделано немало. Те, кто помнит 90-е, может объективно сравнить произошедшие в стране перемены и отметить развитие нашего государства. Опираясь на закрепленные в Конституции основополагающие ценности, Беларусь продолжает реализовывать потенциал основного закона и стоять на защите своего народа. Человеку очень важно доверять своему государству. Поэтому хочу заверить вас, белорусский народ, что мы всегда поддерживали и будем поддерживать всех, кто вносит достойный вклад в дело построения сильной, стабильной и процветающей Беларуси. Нам не нужны потрясения и революции, и мы не допустим в стране любого рода экстремизма. Наши люди могут спокойно жить, учиться и работать. Государство и в дальнейшем продолжит создавать условия для свободного и достойного развития личности, обеспечивать законность и правопорядок. 
Хочу особо подчеркнуть, что стабильность нашей страны обеспечивается в первую очередь сильной властью и ее огромной поддержкой абсолютным большинством людей.
В текущем году нас ожидает очередное важное политическое событие. 23 марта в стране состоятся выборы в местные Советы депутатов XVII созыва. Действующим созывом достигнуты хорошие результаты. Но жизнь не стоит на месте. Еще очень многое нужно сделать. Поэтому очень важно, кто завтра станет депутатом и дальше продолжит созидательную работу на благо нашей страны. В дни голосования у наших граждан есть возможность самостоятельно ответить на этот вопрос. И поэтому я обращаюсь к нашим людям, прошу прийти на избирательные участки и сделать свой осознанный выбор. Для нас важно мнение каждого человека. Выборы должны пройти в спокойной обстановке. И я заверяю вас, что мы обеспечим безопасность всех организаторов и участников избирательной кампании. Сил и средств для этого у нас достаточно.

Актуальных вопросов по работе Конституционного Суда у гостей накопилось много. Высказался практически каждый гость. Основные тезисы — от председателя. Петр Миклашевич предложил проработать концепцию государственно-правовой политики. Подобные стратегические наработки уже есть, например, для экономики.

Петр Миклашевич, председатель Конституционного Суда Республики Беларусь:
Достигнутый уровень государственного строительства и социально-экономического развития, современные интеграционные процессы обуславливают необходимость разработки комплексного документа - единой концепции государственно-правовой политики Республики Беларусь в целях надлежащего правового обеспечения государственных и общественных интересов, прав и свобод граждан в современных условиях.

В связке с Конституционным Судом было бы полезно активнее работать всем ветвям власти. Для этого предложили ввести практику полномочных представителей, чтобы не заниматься многодневной перепиской с ведомством, которое иногда бывает расположено в нескольких сотнях метров от суда.

Сергей Чигринов, судья Конституционного Суда Республики Беларусь:
Речь идет о полномочных представителях президента Республики Беларусь, палат Парламента, Совета министров в Конституционном Суде. В ходе конституционного судопроизводства должна быть представлена позиция высших государственных органов, особенно по принципиальным вопросам правового регулирования.

Дать возможность людям напрямую обращаться в Конституционный Суд — еще один насущный вопрос. Это мировая практика, которую не так давно подхватили в России. Теперь ежегодно служители федеральной «фемиды» высшего порядка разбирают по 15 тысяч жалоб. Большинство из которых к этому суду не имеет никакого отношения. Так что торопиться и гнаться за модой, возможно, еще рано.

Валерий Мицкевич, заместитель главы Администрации Президента Республики Беларусь:
Опты работы Конституционных Судов иных стран показывает, что в среднем, там где это право предоставлено, всего лишь 3-5% жалоб, с которыми обращаются граждане в органы конституционного правосудия,  рассматривается Судами. Все остальные по тем или иным причинам отвергаются.

Виктор Гуминский, заместитель председателя Палаты представителей Национального Собрания Республики Беларусь:
Не считаю, что есть такая необходимость, чтобы гражданин лично обращался напрямую в Конституционный Суд. Потому что для этого есть достаточно органов, в том числе и суды, через которые в соответствии с Конституцией они могут обращаться. А тот конституционный предварительный контроль конституционности вносимых законопроектов позволяет не допускать случаев, чтобы какие-то неконституционные деяния были в принимаемых законах.

Александр Лукашенко:
Давайте подумаем, как гражданина ввести в Конституционный Суд. Чтобы гражданин чувствовал, что да, есть и Конституционный суд. Я еще раз подчеркиваю: надо дать возможность, видимо, Конституционному Суду изучать ответы на жалобы и обращения граждан в уполномоченные органы. И если там Конституционный Суд увидит, что ответ, знаете, ну что такое ответ? Что такое ответ, когда мало я там даю ответов, Геннадьевна написала этот ответ, а ей принес какой-то там чинуша маленький, все это прошло до президента - ответили. То есть это формальным становится. Особенно при том огромной количестве обращений, которые поступают. Ничего страшного, если Конституционный Суд просто возьмет посмотрит. То есть надо найти тот путь, по которому Конституционный Суд будет иметь право и возможность просто посмотреть, как работают по конституционным вопросам с гражданами уполномоченные органы.

Президент многие предложения поддержал, но каждый раз подчеркивал, что торопиться в принятии таких фундаментальных решений не стоит. Что касается обращений непосредственно в Конституционный Суд — есть вариант сделать лимит, к примеру, в 30 вопросов в год. Которые будут передаваться, например, через Парламент. 

Петр Миклашевич:
Начали ежегодно анализировать. Начиналось с 20 таких обращений, 30. Сейчас около 70, в прошлом году было. Но, к сожалению, ни одно обращение к нас не поступило. мы просим - дайте изменим правовой механизм немножко. И предложения поступают.

Александр Лукашенко:
Я абсолютно это поддерживаю. Подумайте, как реализовать этот механизм. Какие? Может и все 70 - это не вопросы Конституционного Суда. А те, где действительно - вы же это видите - вы должны. Я почему это поддерживаю? Давайте попробуем для наработки практики. Вы же всегда говорите - главное, это практика, чтобы она была. А если мы это не пробуем делать, так мы все время будем спорить - это плохо, а это хорошо. Один будет говорить одно, другой - другое. Давайте сделаем так, чтобы в этом году 30 обращений граждан через нас поступило в Конституционный Суд. и посмотрим, как они работают.

Продолжая тему развития конституционного строя, президент отметил, что рано или поздно может возникнуть необходимость в новом основном документе.

Александр Лукашенко:
Нам рано или поздно придется принимать новую Конституцию. Конституцию не переходного периода, а Конституцию сформировавшегося и устоявшегося на какой-то период времени нашего государства. Конституцию, если мы ее будем создавать, я бы очень хотел, чтобы члены Конституционного Суда, судьи Конституционного Суда - весь Конституционный Суд в это был вовлечен. Как граждане.

О работе в международных организациях и представительстве Беларуси на европейской арене рассказала заместитель председателя Ольга Сергеева. Она же подняла и бытовой вопрос: попросила предоставить Конституционному Суду новое помещение. Эта проблема по заверению президента так же будет решена в ближайшее время.

Loading...


Екатерина Речиц: нынешняя Конституция не исчерпала своего потенциала. Она сохранит свою работоспособность на очень долгие годы



Новости Беларуси. В студии программы «Неделя. P.S.» аналитик Белорусского института стратегических исследований Екатерина Речиц.

Юлия Бешанова:
Часто звучит лозунг «А давайте вернемся к Конституции 1994 года». Почему этого нельзя делать?

Во многом нынешняя Конституция сохраняет стиль и лексику постсоветского периода

Екатерина Речиц, аналитик БИСИ:
Нынешняя Конституция не исчерпала своего потенциала. Она сохранит свою работоспособность еще на очень-очень долгие годы. Есть у нынешней Конституции ряд очень сильных преимуществ. Во-первых, потому что она является своего рода преемницей тех основных законов, которые действовали в БССР. Она имеет общность и соотносимость с конституциями государств на постсоветском пространстве и с международными правовыми актами в области прав человека.

Но надо признать, что Конституция принималась в условиях, когда необходимо было выстраивать сильную управленческую вертикаль. Во многом нынешняя Конституция сохраняет стиль и лексику постсоветского периода. Конечно, там прослеживается очень сильно можно сказать даже авторитарный уклон. Уклон к каким-то либеральным идеям, которые позиционировались чуть ли не как главные международные принципы, которые нужно было внедрять в основные национальные законы.

Сегодня общество изменилось очень сильно. На внутриполитическом контуре мы видим, что появляются новые социальные стандарты. Сейчас возрос приоритет демографической безопасности. Для населения на уровне мировоззренческих ценностей ставится приоритет экологического благополучия, идет тенденция к установлению гендерного равенства и так далее. Сейчас есть некоторые признаки того, что нужно было бы отразить на конституционном уровне какие-то новые социальные права и гарантии.

В первую очередь нужно тогда подумать о внесении изменений в избирательное законодательство

Юлия Бешанова:
Мы больше всего мы сейчас обсуждаем именно саму конституционную реформу с точки зрения сильной власти, передачи части полномочий парламенту.

Екатерина Речиц:
Динамика геополитической ситуации говорит о том, что малые страны и народы практически вынуждены в условиях такого противоборства центров силы бороться за свою самостоятельность. Для Беларуси в том числе сейчас как никогда кристаллизовалась ценность национального суверенитета и территориальной целостности.

Конечно, определенные предпосылки к тому, чтобы задумываться о конституционной реформе, существуют. Но надо понимать, что Конституция не может являться самоцелью, потому что внесение изменений или принятие новой Конституции – это средство к тому, чтобы построить какое-то будущее. Сама инициатива предназначена не для того, чтобы ограничивать развитие – это говоря о том, что просят вернуться к 1994 году. Изменения в Конституцию для того, чтобы стимулировать развитие и определить контуры будущего Беларуси. Если в таком ракурсе мы говорим о Конституции, то надо понимать, что какие-то конституционные реформы в краткосрочном периоде просто невозможны. Нужно понимать, что Конституция – это уже финальная стадия внутригосударственных реформ.

В первую очередь нужно тогда подумать о внесении изменений в избирательное законодательство. Мы видим, что существуют определенные слабые места, которыми пытаются воспользоваться недобросовестные кандидаты на посты и парламентариев, и на пост Президента и их доверенные лица. Эти нюансы должны быть устранены. Как показывает нам опыт, нуждаются в усилении своего статуса, прежде всего с точки зрения безопасности, члены избирательных комиссий. Потому что недопустимо, чтобы лица, которые, по сути, осуществляют государственно значимую задачу, находились под прицелом каких-то хулиганов и терпели какие-то угрозы и оскорбления в свой адрес.

Все политические партии, которые существуют, в основном номинальные

Екатерина Речиц:
Характеризуя нынешнюю политическую систему, надо применять такой термин как «заархивированность». Все политические партии, которые существуют, в основном номинальные. Чтобы они хотя бы были узнаваемы – это план минимум для того, чтобы говорить о какой-то партийной системе – нужно, чтобы эти партии начали свою работу в регионах. Начали, как говорится, с простых земных дел, чтобы люди понимали, зачем им вступать в эти партии.

Второй вопрос – необходима перерегистрация нынешних партий. Потому что те партии, которые существуют сейчас в их декларируемом количестве – это не есть реальная ситуация и реальная партийная наша система.

Юлия Бешанова:
Сейчас обсуждается тема: оставляем мажоритарную избирательную систему или переходим на пропорциональную? Мы готовы избираться по партийным спискам, если мы говорим, что партии у нас фактически многие номинальные? Стоит ли вообще затрагивать в Конституции это изменение?

Екатерина Речиц:
Прежде чем говорить о выстраивании какой-то политической платформы партийной, нужно сначала увидеть эти партии. И не просто увидеть, а проверить их на деле. Партии должны убедить общество и создать ситуацию, когда сами люди готовы будут доверять этим партиям свои интересы. То есть они должны быть проводниками интересов людей. Эти партии должны быть конструктивно настроены. Вести диалог с неконструктивно настроенными субъектами априори невозможно. Поэтому говорить о том, что сейчас оппозиция – та, которая стоит на улицах – выдвинет нам каких-то переговорщиков… Этого ждать в принципе не нужно.

Говорить нужно с конструктивно настроенными партиями, патриотически настроенными партиями и общественными объединениями, которые у нас есть все-таки. Говорить нужно с трудовыми коллективами, которые не запятнали себя в этот поствыборный период. Говорить нужно с представителями крупных промышленных предприятий. И не обязательно это должно быть руководство, это могут быть обычные рабочие, как говорится, от станка, которые знают жизнь на местах, которые могут представить интересы своей группы. Можно говорить с определенными профессиональными социальными группами, которые сейчас свои интересы уже осознают, в том числе и IT.

Нельзя говорить, что IT – это какой-то антагонист государства, власти

Нельзя говорить, что IT – это какой-то антагонист государства, власти. Ни в коем случае. Такое мнение – результат определенной информационной кампании, которая проводится в этом направлении, пытаются такой образ закрепить за IT-специалистами. На самом деле это не так. Государство всегда много внимания уделяло IT-сектору и вырастило этих специалистов у себя. Специалисты это ценят, поэтому дальнейшее развитие и страны, и IT-сектора будет идти в одном направлении. В ногу государство и IT-сектор будут идти.

То есть говорить, в принципе, есть с кем, но это не те одиозные личности, которые находятся на улицах. И площадка для таких переговоров существует, это Всебелорусское собрание. Оно может стать общенациональной диалоговой площадкой, если будет правильно подобран состав – так, чтобы были представлены на этом диалоге все социальные слои, социальные группы, которые заинтересованы в поддержании суверенитета Беларуси, в укреплении территориальной целостности, в конструктивном развитии нашей страны, то мы имеем очень хорошие шансы, чтобы конструктивный диалог состоялся.

Юлия Бешанова:
Какие конкретно статьи в Конституции могут быть изменены?

Екатерина Речиц:
Конституция – это не такой документ, из которого можно какие-то детальки «вынуть» и при этом эта машина продолжит работать. Если, как говорится юридическим языком, Конституцию вскрывать, то весь этот организм вскрывается. Нужно продумывать, в каком стиле, в каком духе этот документ будет создан. Поэтому говорить о каких-то отдельных поправках преждевременно, пока мы не выработали проектов вообще.

Президент Беларуси: мы уже два варианта Конституции изобрели. Там мало что поменялось, надо более глубокие изменения

Те проекты, которые представлены были, оценены Президентом как слишком слабые, у Президента есть ожидания более глубокой проработки этого вопроса. Это документ, который не создается сегодня на завтра. Это закон, по которому общество будет жить и развиваться ближайшие как минимум несколько десятков лет. Там должны быть нормы, которые зададут вектор для Беларуси на долгосрочную перспективу, а не сиюминутные какие-то пожелания отражены.

Вадим Боровик: чем вам интереснее смотреть телевизор, чем веселее жизнь в парламенте, тем более пустые ваши кошельки

Белорусы все-таки по своей ментальности склонны к сильной президентской власти

Поствыборная ситуация действительно показала, я думаю, что здесь не надо даже нам распыляться на то, чтобы убеждать кого-то. Белорусы все-таки по своей ментальности склонны к сильной президентской власти, поэтому какие бы конституционные реформы ни проводились, белорусское общество хочет видеть сильного Президента. Президент по-прежнему должен оставаться главой государства, гарантом. Не формальной фигурой, а главой государства именно в полном смысле этого слова. Гарантом Конституции, прав и свобод граждан и человека вообще на территории Беларуси. Кроме того, за Президентом всегда должна оставаться конституционная роль арбитражная. И, конечно, конституционно должно быть сохранено то, что Президент должен избираться прямым волеизъявлением народа.

Сегодняшние какие-то возможные изменения связаны не с тем, чтобы ослабить как-то роль главы государства, и только с тем, чтобы перераспределить ту часть функционала, которая действительно не свойственна статусу Президента как главы государства. То есть избавить его от излишней мелочной опеки: и государственные органы отдельно, и людей на местах. То есть сейчас смысл в том, чтобы не отломить кусок от полномочий главы государства, а в том, чтобы за ним закрепить ключевую роль при той же кадровой работе. Президент не должен заниматься фактическим подбором кадров, он должен только принимать решения о назначении или об отказе в назначении конкретных людей на высшие государственные посты.

Сегодня правительство показывает свою эффективность и управляемость

Говоря о роли правительства: сегодня правительство показывает свою эффективность и управляемость. У нас уже подготовлен целый такой пул сильных экономистов, они себя доказывают на деле. Сейчас нужно каким-то образом скорректировать роль правительства, сделать из него такой центр экономических проектов. Возможно, наделить функциями большего участия в стратегическом планировании, то есть больших проектных решений в сфере экономики должно быть за правительством.

Говоря о парламенте, конечно, нужно парламенту проявлять больше инициативы. Если представить ситуацию, что Президент готов передать свои какие-то полномочия, их должен кто-то подхватить. Нельзя скинуть свои полномочия, условно говоря, в какую-то пропасть, чтобы остались ни за кем. То есть парламент должен быть готов эти полномочия подхватить и нести не менее достойно, чем это делает глава государства. Речь идет о том, чтобы принять, разделить, можно сказать, с главой государства часть его ответственности, то есть подставить плечо главе государства в этих вопросах.

Говоря о ситуации на местах: у нас достаточно полномочий у местных органов власти для того, чтобы инициировать различные проекты на местах. Говоря о выборности глав на местах: надо понимать, что вообще такой вопрос может ставиться тогда, когда эти лица (кандидаты потенциальные) будут обладать безупречным авторитетом личным перед местным населением. Соответственно, здесь есть нюансы. Мы не можем, основываясь на отдельных примерах (есть очень позитивные примеры) под одну гребенку местное управление и самоуправление по все стране. То есть это в настоящее время просто-напросто на практике пока себя не оправдает, пока мы к этому оказываемся не готовы.

Но к чему мы готовы сегодня – это к тому, чтобы усиливать диалоговые площадки. Это на уровне отдельных предприятий и на уровне переговоров местных властей с населением. Не должны местные проблемы настолько разрастаться, чтобы они выносились на уровень выше, вплоть до уровня главы государства. Такого быть не должно. Назревающие проблемы должны решаться на местах.

Для международного сообщества субъектом политики является не Беларусь как страна, а Александр Лукашенко

Для международного сообщества субъектом политики, как бы это ни грубо звучало, является не Беларусь как страна, а Александр Григорьевич Лукашенко. На данный момент это надо признать. Поэтому наше прогрессивное развитие сейчас увязывается с данной личностью.

Сейчас проводить досрочные выборы, перевыборы либо еще что-то – это то же самое, что вести операцию на живом организме без наркоза. В период послепандемийный, в целом сейчас идет мировая рецессия, какие-то серьезнейшие шаги проводить в любой стране нецелесообразно, а для Беларуси с утратой Президента в лице Александра Лукашенко утрата будет и суверенитета нашего государства.