Александр Лукашенко: Белорусской науке не хватает революционных открытий и разработок

31.03.2014 - 22:58

Новости Беларуси. Белорусской науке не хватает революционных открытий и разработок. Об этом 31 марта заявил президент на совещании по вопросам развития науки. На встречу приглашены более 400 человек. Это члены Правительства, директора предприятий, министры и, конечно же, ведущие ученые.

Главная цель развития науки сегодня – получение экономического эффекта и роста, а также внедрение научных результатов в производство.

К сожалению, достижения, о которых сегодня так часто говорится в средствах массовой информации, можно назвать лишь новациями в масштабе нашей страны, но никак не результатами мирового уровня.

По словам главы государства, среди главных причин, тормозящих развитие науки в Беларуси, – низкая наукоемкость ВВП и падение престижа этой сферы. Отсюда и уменьшение количества ученых. Лишь за последние 20 лет их число снизилось на треть, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Этот беспилотный авиационный комплекс – детище белорусской Военной академии. Причём, аппарат не только для спецподразделений, он весьма кстати и в лесном, и в сельском хозяйстве. В качестве наблюдателя использовать смогут и экологи для мониторинга земной поверхности. Разработчики признаются: система уже успешно зарекомендовала себя.

Сергей Кругликов, начальник научно-исследовательской части Военной академии Республики Беларусь:
У нас представлен беспилотник малого радиуса действия, который предназначен для решения задач, в общем-то мобильными группами. Не требует специального оборудования, большегрузных автомобилей, решает он задачи, конечно, на небольших дальностях. Хотя для Республики Беларусь это достаточно неплохие дальности – до 15 км он позволяет вести активно разведку.

А это разработки иные. Уже сельскохозяйственные. Главная задача центра по механизации – повысить производительность и качество техники. Тем более, сегодня на полях Беларуси работает до 98% отечественных машин.

Владимир Самосюк, генеральный директор Научно-практического центра Беларуси по механизации сельского хозяйства Национальной академии наук Беларуси:
Полностью по заданию руководства страны разработали линейку машин для возделывания картофеля. В частности, мы разработали современное хранилище, которое позволяет с минимальными затратами заложить картофель на хранение.

Научными исследованиями и разработками в стране заняты полтысячи организаций. И о том, что исследования ученых должны ориентироваться на практику, президент говорил не раз. Беспилотные авиационные комплексы, ноу-хау в области регенеративной медицины и генетики, разработки в сфере производства промышленного оборудования, энергосберегающая техника – все это на выставке новейших научных разработок.  Вниманию главы государства и цифровой спутник, не хуже мировых аналогов.

От разговоров о высоком – к земным вопросам. Заменить импортные лекарства белорусскими аналогами — стратегическая тема, можно сказать, фармацевтической безопасности страны.

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь:
И это не значит, что вы привезете и расфасуете. Мы же у вас проверим все.  Значит, мы будем иметь порядка 50% белорусских лекарств. 

Ольга Юруть, СТВ:
В нашей стране реализуют десятки научно-технических госпрограмм. Да и диалог власти и научного сообщества налажен. Тому свидетельствуют регулярные встречи президента и ученых.  И вот сегодня разговор о том, какая нужна наука нашему государству.

В зале Президиума Национальной академии наук более 400 человек. Члены правительства, директора предприятий, министры и ведущие учёные. О проведении такой встречи договаривались еще в августе 2013. Сегодня пришло время для серьёзного разговора. Речь о проблемах, которые мешают белорусской науке двигаться вперед.

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь:
Беларусь находится в условиях, похожих на те, в которых развивалась Япония, Южная Корея, Сингапур. Мы не богаты, как и они, кстати, природными ресурсами, зато имеем мощный интеллектуальный потенциал, толковых специалистов. Однако пока в нашей стране, как бы тут вас не обидеть и себя тоже, нет таких заметных достижений. Можно сказать даже, ни в одном высокотехнологичном направлении. Таких значимых, мирового уровня. То, что вы показали, это очень важно. Это здорово, это хорошо. Этим живет наше общество, весь мир. В данном случае я говорю о прорывных направлениях, о маяках, на которые мы должны будем ориентироваться, идя вперед.
То, чем сейчас занимается Академия наук и другие научные организации страны, полезно, но мелко. Революционных открытий и разработок нет. Почему так происходит? В чем причина? Что надо сделать? Я уже много раз об этом говорил. Давайте конкретные предложения, что надо поменять, что надо исправить. Но пока предложений мало. Мы слышим старые слова: «дайте нам денег и мы все сделаем». Не все так говорят, но в большинстве своем. Если вы боитесь сказать, что надо сделать, бояться тут нечего. Говорите прямо, о чем я говорил вначале. Я готов к любым, даже революционным, решениям. Нужно сегодня не просто развитие. Нужен какой-то прорыв, хотя бы на нескольких направлениях.
Среди главных проблем, тормозящих развитие научной сферы в Беларуси, эксперты называют низкую наукоемкость ВВП и падение престижа карьеры ученого. Действительно, расходы от ВВП на науку в Беларуси ниже, чем в странах-лидерах научно-технического прогресса, например, в том же Сингапуре, Японии или Штатах. Однако за рубежом львиную долю расходов на науку составляют не бюджетные деньги, а средства корпораций и фирм, напрямую заинтересованных в результатах исследований. У нас же такой источник финансирования используется крайне недостаточно. В Беларуси доля инновационно активных предприятий составляет порядка 26%. В странах Евросоюза она доходит до 80%. Почему так происходит? Руководители не видят перспектив от применения научных результатов или само качество исследований их не удовлетворяет?

К разговору глава государства пригласил ученых различных отраслей науки. Предупредил сразу – отбросьте доклады и скажите прямо, что нужно сделать для прорыва. Руководитель НАН Беларуси, несмотря на личный опыт в фундаментальных исследованиях, все же акцент сделал на инновации, причем качественные.

Владимир Гусаков, председатель Президиума Национальной академии наук Беларуси:
Внедрение IT-технологий во все сферы производства и управления должны стать ключевой задачей и науки, и производства. Что же касается традиционных отраслей и производства, то для них – это повышение качества продукции, модернизация и интеллектуализация технологий и техники, оптимизация системы организации управления, в том числе на основе автоматизации, рост рентабельности, капитализации и инвестиционной привлекательности. Все это в совокупности может дать возможность поддержать необходимую конкурентоспособность. Ведь диалектика рынка просто – качество товара переходит в количество спроса на него.

Зашла речь и о кадрах в науке. Ведь средний возраст ученого, по сути, пенсионный. Владимир Шимов не скрывал: успешные выпускники, кому впору бы поднимать национальную экономику свежими идеями и проектами, уходят в бизнес. Будущие экономисты еще будучи студентами просчитывают свой личный интерес.

Владимир Шимов, ректор Белорусского государственного экономического университета:
Сегодня приток лучшей молодежи в аспирантуру, в отличие от советского времени, отсутствует. Лучшие выпускники, как правило, уходят либо в бизнес, потому что с ними в период обучения более активно занимаются именно эти структуры. Сегодня есть и такая форма, как госзаказ. Я согласен с Владимиром Григорьевичем, что Академии наук, по крайней мере с нашим университетом, далеко не в полной мере это используют. Есть и такая форма, как филиалы кафедр, которые позволяют академическим ученым работать в высших учебных заведениях, видеть, просматривать талантливую студенческую молодежь, начиная с первого курса, и в дальнейшем привлекать их и на работу в Академию наук, и в магистратуру, и в аспирантуру.

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь:
Почему мы в ВУЗе не вычленяем самых великих, которые потом станут великими? Пошли они в бизнес – да Господь с ними, пусть идут. Нам такие не нужны от вас, которые бы прорывные обеспечили направления. Нам нужны те единицы, которые прорвутся где-то, а за ними пойдут и другие. Я к чему клоню. И вот для этих единиц у нас что, денег не хватает?  Да предостаточно. И мотивации, и квартиры, и так далее.

Анатолий Рубинов, председатель Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь:
Только увлеченность. За деньгами в науку не идут. Конечно, должен быть уровень – нет вопросов. В этом смысле, Владимир Николаевич поднимает вопрос, он правильно поднимает, потому что надо и молодежь смотреть. Но главное – это. И в советское время была хорошая практика такая: и в Академии наук во многих институтах, в ВУЗах были «школы молодых» –  молодых химиков, физиков, биологов… И со школы приходили. Их надо втянуть, увлечь этих ребят. Они приходили. Потом многие заканчивали ВУЗ, приходили сюда и становились крупными учеными. Увлечь надо, увлеченность. Вот это, наверное, тут целый комплекс вопросов должен быть, конечно, – и популяризация науки, и так далее. Но без увлеченности, одними деньгами же тоже нет.

Что следует изменить в белорусской науке, высказались академики и чиновники высокого ранга. Ведь каждый из них опытный управленец, хорошо знает потребности страны и ориентируется в практической науке.

Владимир Семашко, первый заместитель премьер-министра Республики Беларусь:
Если мы говорим о практической востребованности науки, то нам надо очень серьезно развивать именно науку отраслевую. Ведь мы прожили более 20 лет после развала Союза – это большой срок. И когда мы анализируем, какие предприятия работают нормально, какие не очень нормально, мы видим: те предприятия, которые имели мощное КБ, и даже свои структуры имели, научные подразделения, как «Интеграл», они несмотря ни на что выжили.

Александр Радьков, первый заместитель главы Администрации Президента Республики Беларусь:
Иногда или чаще всего, это как ученый говорю, решить задачу научную проще, чем ее сформулировать. Вот у нас, к сожалению, этот момент со стороны руководителей Министерств, ведомств, предприятий – они не нацелены на то, что они должны формулировать эту научную задачу. Будь то закупить технологию – какую? Или совершенствовать технологию – тогда как? Или создать эту технология – тогда кому? Это тоже проблема.

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь:
На государственной службе наверху, это наверху только то, что вы видите, достаточно ваших людей, которые понимают внутренне, сердцем и разумом процессы и проблемы, которые существуют в науке.

Свои предложения «как сделать лучше» с большой трибуны озвучили и те, кто ответственен за подготовку кадров и те, чьи знания спасли не одну сотню жизней.

Неоднократно звучал вопрос жилья для молодых ученых. Несмотря на строительство арендного дома «магистр» проблема, особенно в столице, существует.

У Беларуси нет вариантов, как развиваться по инновационной модели, отметил Александр Лукашенко, подводя итоги разговора. Президент подробно изложил свои мысли о том, какая наука нужна сегодня нашему государству. Предупредив сходу – лишних денег не бывает, а те, что есть, стоит грамотно распределить. Приоритет – прорывным и знаковым проектам, причем мирового масштаба.

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь:
Развитие глобальной экономики происходит под влиянием двух системных факторов. С одной стороны, стремительный характер научно-технического прогресса обуславливает непрерывную смену технологий и видов продукции. С другой стороны, в условиях глобализации обостряется борьба, как за рынки сбыта, так и за рынки сырья и энергоносителей. В силу природных условий, как уже здесь говорил Семашко, у Беларуси нет других вариантов, чем развиваться по инновационно не сырьевой модели. Однако на этом пути наша страна, как и многие другие государства, сталкивается с рядом проблем. По объективным причинам далеко не все результаты научного труда реализуются, и далеко не все даже талантливые ученые-инженеры оказываются востребованными. Но деньги в науку вкладывать все равно мы вынуждены, если мы хотим выдерживать конкуренцию на мировых рынках и не очутиться на обочине прогресса. Свою сдерживающую роль играет и субъективный фактор. Руководители предприятий, проводя модернизацию, делают ставку на импорт технологий и оборудования, опасаются вкладывать средства в создание новых производств, основанных на отечественных разработках. А это, в свою очередь, углубляет нашу зависимость от импорта идей. Мы в состоянии сконструировать и произвести на «БелАЗе» большегрузный автомобиль-гигант, но, имея собственное шинное производство, пока не можем создать долговечные шины к нему – их приходится закупать за границей. При наличии в структуре концерна «Белнефтехим» собственного института азотной промышленности, строительство азотного комплекса на «Гродно Азот» приходится осуществлять по импортной технологии. Тогда надо определиться. Образно говоря, если есть научный институт, то почему закупаем технологии? А если не можем создать современную технологию сами, вообще нам этот институт нужен? Негативную роль в реализации инновационной модели зачастую играют традиционность и инертность мышления наших руководителей. С одной стороны, они боятся пустить деньги на ветер, а с другой, не верят в собственные силы и потому уклоняются от ответственности. Изменение их сознания является не менее важной задачей, чем само внедрение новейших технологий. Перспективы развития науки Беларуси должны определяться исходя их этого триединства – экономика, интеллект и государственность. и не только исключительно из сиюминутных потребностей экономики либо интересов сугубо научного сообщества.
Об управлении наукой. Первое. В Беларуси функции управления наукой распределены между Академией, Государственным комитетом по науке и технологиям и другими структурами. На деле, нередко имеют место дублирование их функций в вопросах финансирования научной деятельности, контроля за использованием бюджетных средств, проведение научно-технической экспертизы. Узковедомственные интересы зачастую берут верх над общегосударственными. Так, например, отраслевые министерства при формировании госпрограммы отдают предпочтение подведомственным научным организациям. Хотя более целесообразным является проведение совместных исследований с ВУЗами, академическими отраслевыми структурами, которые имеют соответствующие наработки. Межведомственной координацией науки должна заниматься, видимо, Национальная академия наук. Однако, Академия слабо справляется с этой функцией, сосредоточившись в основном на внутренних проблемах. Непонятно, чего не хватает – авторитета, желания работать или, может быть, какого-то административного ресурса?
Второе. Принципиально иными должны стать взаимоотношения государства и научных организаций. Ученые должны иметь конкретную задачу и работать на тот результат, в котором заинтересовано государство. Нам нужно возродить систему госзаказа в науке. Отсутствие подобной системы в Беларуси вина не только ученых, но, прежде всего, управленцев, нас. На Правительство и министров возложена персональная ответственность за своевременное выполнение научно-технических программ, целевое эффективное использование денежных средств. Именно они призваны четко ставить перед учеными задачи, выделять на их решения необходимые средства т спрашивать за результат. Если такого не будет, ученые так и будут заниматься исследованиями, зачастую по надуманным темам. При выполнении госзаказа нужно определять, что выгоднее, проще и дешевле – разрабатывать технологию, оборудование самим, что называется с нули, или копировать иностранные образцы, а возможно брать оттуда идею, ядро, и адаптировать ее с учетом потребностей конкретного производства. Под каждую задачу должна быть выстроена наиболее рациональная схема действий. Это задача, как для ученых, так и для управленцев.
Третье. Система бюджетного финансирования всегда достаточно гибка и благоприятна для науки. Ведь в отличие от реального сектора экономики, где эффект можно просчитать заранее, наука является зоной особого инвестиционного риска, я уже об этом говорил. Как меня информируют ученые, обоснованно боятся за бюджетные деньги браться за прорывные, но рискованные проекты. А ведь именно такие проекты во всем мире являются главным двигателем прогресса. Значит, нужны не только бюджетные источники финансирования. Выход из ситуации видится в создании системы, как ее сейчас называют, венчурного финансирования сети больших и малых фондов, которые начнут вкладывать собственные средства в научные проекты, затем заниматься продажей результатов исследований. В этих фондах на принципах государственно-частного партнерства может поучаствовать и бюджет. Наверное, это приемлемо, это одно из направлений. Нужно проанализировать и адаптировать к белорусским реалиям законодательство стран мировых лидеров научно-технического прогресса по данному вопросу. При этом обратить особое внимание на право ученого создать собственную компанию, фирму, о чем вы здесь говорили, и самому внедрять свои достижения. Это также возможно. Пусть умные люди становятся богатыми. Государство от этого только выиграет. Из бюджета продолжится финансирование только тех направлений, где сложились известные научные школы. Например, оптики, лазерной физики, теплофизики, биоорганической химии, материаловедения. Однако судить о результативности вашей работы в этой области будем по международным критериям. В мире сформировалась система определения уровня исследований – форумы, редколлегии международных журналов, цитируемость наших ученых и так далее. Вы, наверное, хорошо это знаете. Эти показатели, а не рассказы о себе любимых, должны стать основой объективной оценки результатов вашего труда. Можно развивать другие направления – все, что вы сочтете нужным, но с использованием возможностей международного сотрудничества и кооперации. Стоит подумать о привлечении к белорусским проектор иностранных исследователей с мировыми именами, а также об интеграции наших ученых или научных школ в международные сообщества за счет ученых белорусов, получивших признание за рубежом. 
Жизнь сегодня ставит перед Академией новые общегосударственные задачи. Это научные сопровождения масштабных инновационных проектов, таких как, например, использование системы дистанционного зондирования земли, строительство Белорусской АЭС, развитие биотехнологической отросли, наноиндустрии производства микро- и оптоэлектроники и ряда других. Мы рассматриваем Национальную академию наук как ядро всей научной сферы, которая концентрирует в себе лучшие научные силы и ведет самый широкий в стране спектр исследований. Поэтому ни о какой реорганизации Академии, тем более превращении ее в общественную организацию, речи не идет, и вряд ли будет идти в обозримом будущем. Однако Академии предстоит решить вопросы оптимизации структуры и штатной численности своих научных организаций. Резерв у вас огромный. И это признал руководитель Академии наук. В Академии наук работает более 17 тысяч человек, из которых исследователей только треть. Я уже не говорю о качестве этой трети исследователей. Когда вы, скажу вам так – по-мужски, и для женской части нашего зала, и для мужской. Когда вы вот здесь зажмете пояса по реорганизации Академии и оптимизации ее, тогда приходите. Получите дополнительное финансирование. Не с вас мы начинали. Мы начинали с государственных служащих. И не первый раз. Мы в последний раз резанули госслужащих ровно на четверть. Поэтому я хотел бы поручить Правительству и Академии в 2014 году принять меры по сокращению штатной численности финансируемых из бюджета сотрудников Академии и ее подведомственных организаций. Высвободившиеся средства станут источником повышения зарплаты. Все до копейки будет оставлено в Академии наук.
О многих проблемах академической науки вы также говорили, я просто не хочу повторяться. Мы с вами вели дискуссии на этот счет. Это будет застенографировано  - оно уже записано. Поэтому как обычно, Андрей Владимирович, надо аккуратненько все систематизировать, наметить план работы, может протокол поручений. И к исполнению.
Во всем мире прикладная наука создается в корпорациях. Это понятно, ведь предприятия, в отличие от отраслевого министерства, лучше представляют, в какой научный проект ему выгоднее вложить деньги. Но, я уже сказал, и министров нельзя сбрасывать со счетов, особенно в наших условиях. Без затрат собственных средств на научные проработки своего продукта конкурировать на рынках уже невозможно. Холдинг без науки – это, образно говоря, калека. Отсюда задача Правительству: должны быть разработаны четкие требования к развитию прикладной науки в реальном секторе экономики, следует активнее привлекать в научно-инновационную сферу частный капитал, развивать государственно-частное партнерство в реализации инновационных проектов, особенно с участием малого и среднего бизнеса. Поручаю Правительству обеспечить реализацию этих и других мер, направленных на активизацию отраслевой науки и повышения эффективности использования ее результатов для создания конкурентоспособной продукции. Развитие науки в ВУЗах должно быть направлено, прежде всего, на обеспечение неразрывной связи научных исследований с образовательным процессом и практической деятельностью. Надо развивать фундаментальные прикладные исследования по всем направлениям подготовки в ВУЗе, вовлекать в них студентов, ученых-практиков. Настоящий ученый рождается в университете. А, как здесь Владимир Григорьевич сказал, оказывается и в школе мы уже должны их увидеть. Наверное, правильно.

Откровенный диалог президента и ученых длился практически 5 часов. Все идеи и предложения, прозвучавшие на встрече, проанализируют и положат в основу протокола поручений.

Люди в материале: Александр Лукашенко
Loading...


Сколько научных разработок внедрено в экономику Беларуси? Узнали у главного учёного секретаря НАН



Новости Беларуси. Гость программы «В людях» Андрей Иванец, главный ученый секретарь НАН Беларуси, председатель Совета молодых ученых НАН Беларуси, доктор химических наук, член Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь, рассказал, сколько научных разработок внедрено в экономику Беларуси.

Ольга Коршун, ведущая:
Президент не раз ставил такую задачу, чтобы научные разработки работали на экономику. Сколько внедрено научных разработок в промышленности? Какие наиболее востребованы сегодня в Беларуси?

Андрей Иванец, главный ученый секретарь НАН Беларуси, председатель Совета молодых ученых НАН Беларуси, доктор химических наук, член Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь:
Сегодня в Национальной академии наук Беларуси большая часть исследований направлена на решение реальных задач, которые стоят перед нашей страной, перед нашим реальным сектором экономики. Порядка 80 % объема бюджетного финансирования направляется на прикладные научные исследования. Ежегодно порядка 250-300 разработок НАН Беларуси внедряются на производствах и производственных участках самой Академии наук, а также в министерствах и ведомствах.

Наши разработки сегодня востребованы практически во всех отраслях. Мы имеем тесные связи с Министерством промышленности, с Министерством сельского хозяйства, с Министерством природных ресурсов и охраны окружающей среды, с Министерством здравоохранения, с Министерством образования, с Министерством энергетики. Почему? Потому что сегодня фактически Национальная академия наук Беларуси обеспечивает научное сопровождение целого ряда таких крупных отраслей, как биотехнология. Мы сегодня говорим, что это те технологии, которые дадут дополнительную точку роста нашей экономике, научное сопровождение, создание новых фармацевтических субстанций, фармацевтика тоже за Национальной академией наук Беларуси.

Мы понимаем, что сегодня в условиях тех развивающихся угроз здоровью, которые со стороны вирусов, вновь появляющихся, и других заболеваний, которые никуда не исчезали, создание конкурентоспособной отрасли лекарственных препаратов, отечественных лекарственных препаратов – это ни много ни мало национальная безопасность. Мы занимаемся научным сопровождением космической отрасли. В этом направлении в этот же ряд можно поставить и научное сопровождение функционирования Белорусской атомной электростанции. НАН Беларуси занималась научным сопровождением строительства данного важнейшего объекта фактически за последние десятилетия, который был построен в Республике Беларусь. Этот список можно и далее продолжать.

«Академия наук каждый день заключает контракт». А вы знали об этом – подробнее здесь