Александр Лукашенко: БМЗ, «Белкалий», БелАЗ – все имеют свои конторы в Китае. Почему не объединиться под крышей посольства?

06.04.2021 - 23:30

Новости Беларуси. Ревизия работы внешнеполитического ведомства страны. 6 апреля во Дворце Независимости обсуждали, как оптимизировать деятельность загранучреждений, перспективы дипломатического присутствия и защиту экономических интересов Беларуси, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Время требует грамотного распределения средств. А из ресурсов, которыми обладает наша страна, должны извлекать максимальную пользу. На сегодняшнем совещании Президент поднял резонные вопросы, адресованные дипломатической службе.

Алена Сырова о том, как настроен внешнеполитический навигатор Беларуси и как будем выстраивать отношения с другими странами.

Алена Сырова, корреспондент:
Министерство иностранных дел к защите национальных интересов имеет не меньше отношения, чем КГБ, Совбез, правительство, а в нынешних условиях, когда ситуация на внешнем контуре вызывает, мягко говоря, озабоченность, их взаимодействие как никогда важно. Потому состав участников сегодняшнего совещания по работе Министерства иностранных дел во Дворце Независимости вполне логичен.

Алена Сырова:
Изначально один из пунктов планировали обсуждать за закрытыми дверями, но в дипломатии — пожалуй, как ни в одной из других сфер – важно быть максимально понятыми партнерами, чтобы у них потом не возникало вопросов к мотивированности тех или иных наших решений, поэтому...

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Не нахожу какой-то тайны ни в первом, ни во втором вопросе. Чего нам бояться обсуждать взаимоотношения с соседями, с Польшей в первую очередь, если они сегодня в повестке дня? Это так, для вступления. Мы почему-то концы в воду начинаем прятать, когда речь идет о Министерстве иностранных дел. Косяков там больше чем достаточно. И это мы видели и во второй половине прошлого года. Поэтому надо обсуждать открыто эти вопросы, видеть болевые точки – не просто демонтировать, а наводить порядок там. Поэтому, используя вот сегодняшний разговор и те вопросы, которые мы поставили по оптимизации, экономике и так далее, посмотрите шире на эти вопросы.

Алена Сырова:
Трудно сосчитать сколько раз Президент говорил о важности экспорта. Он требовал искать новые рынки для нашей продукции, читай, возможности зарабатывать валюту для страны. Искать партнеров, договариваться проще на месте, потому налаживать внешнеэкономические связи в свое время поручили дипломатам. С этим, как показали итого ковидного года, вогнавшего мировую экономику в кризис, система нашего МИД в общем-то справляется, но...

Александр Лукашенко:
Важно учитывать прежде всего экономический аспект функционирования наших посольств и консульств. Есть ли возможность перераспределить людей для решения ключевых задач там, где нас ждут и готовы с нами работать, не выдвигая никаких ультиматумов? На основании накопленного опыта и практики мы должны очень выверено подойти к каждому предложению. Но у нас сложилась хорошая практика, когда мы приглашаем практически всех послов, Владимир Владимирович, на совещание в МИД ежегодно, да?

Владимир Макей, министр иностранных дел Беларуси:
[…] В прошлом году из-за пандемии с учетом того, что не получилось.

Александр Лукашенко:
Значит, организуйте в этом году на моем уровне этот разговор с конкретным отчетом всех послов. Прежде всего, что сделано в экономике. 

Алена Сырова:
К этой же встрече обещали представить и новые критерии оценки эффективности работы диппредставителей нашей страны за рубежом, сейчас он один – это экспорт. Такую идею во время совещания высказал премьер-министр. Роман Головченко в свое время служил в посольстве в Польше, позже возглавлял дипмиссию в ОАЭ, так что со всеми нюансами знаком и по праву курирует работу МИД. Вместе с Совмином, к слову, и пришли к пониманию: необходимо оптимизировать ресурс Министерства иностранных дел. Ведь на сегодня день интересы представляют 70 загранучреждений в 58 странах мира. Но количество ведь не синоним качества?!

Александр Лукашенко: в ряде стран перспективы белорусского дипломатического присутствия не просматриваются

Дополнить цепочку вполне может Китай. Наше посольство в Пекине, от которого до Гонкога, мирового финансового центра, почти 2000 километров, – не наездишься. Потому решение пересмотреть местонахождение представительств оправдано. Еще одно рациональное предложение по тому же восточному вектору.

Александр Лукашенко:
Нам надо там, где у нас большой товарооборот, большие экономически развитые связи, ну, допустим, Китай. К примеру я говорю: БМЗ, «Белкалий», БелАЗ и прочее – все имеют свои конторы в Китае, представляются. Почему не объединиться под крышей посольства? И тогда посол взял за руку одного, второго, третьего, отвел его туда, куда они сами никогда не подойдут и не придут.

Читайте также:

МИД: мы заинтересованы в нормальных отношениях с Польшей, но это не значит, что мы будем смотреть сквозь пальцы

Владимир Макей: «Как минимум в нескольких странах мы закроем наши посольства»

Александр Лукашенко: если к нам будут таким образом относиться, как было в конце прошлого года и сейчас, по морде получат и очень сильно

Loading...


Илья Бегун: я бы ввёл понятие «дипломатический борзометр» – это превышение норм поведения по вмешательству во внутренние дела страны



Новости Беларуси. В гостях программы «Постскриптум» политолог Алексей Дзермант и Илья Бегун, заместитель директора учреждения «Круглый стол демократических сил».  

Юлия Бешанова, ведущая:  
Сегодня мы поговорим о достаточно сложной теме – о наших отношениях с соседями. Сейчас любое наше высказывание, какие-то шаги нашего МИДа вызывают в международном сообществе довольно серьезный резонанс.  

Об отношениях с Польшей: «Это надо воспринимать как провокацию, потому что они любят политизированные шоу устроить на международной арене»   

Илья Бегун, заместитель директора учреждения «Круглый стол демократических сил»:  
В первую очередь, естественно, это надо воспринимать как провокацию, потому что они любят политизированные шоу устроить на международной арене, показать своим западным партнерам: «Смотрите, они опять что-то начинают делать». Это исключительно уже их привычная манера поведения. Есть старая хорошая фраза: нас любят, а мы крепчаем. Так вот, окрепли, чтобы наконец-таки сказать «нет» по многим вопросам. В частности на лоббирование их каких-то национальных интересов или даже вот этих самых провокаций, которые они делают. Мы теперь уже способны отказать им в этих провокационных действиях. И они делают вид, что удивлены, хотя у них заранее все просчитано, более чем.   

Алексей Дзермант: «Украина превращается в «чёрную дыру», из которой может прилететь всё что угодно. Вот это самое страшное»

Давайте с нашей стороны поднимем вопрос: если человек уехал и больше года за границей, может, его переводить на паспорт серии PP?  

Илья Бегун:  
Если мы посмотрим, как нас использует в частности Польша. Мы просто дойная корова, чтобы у нас брать кадры в первую очередь. Все эти карты поляка, программа Калиновского – они для чего предназначены? Для компенсации постоянной, систематической убыли населения в Польше. Что проще? Выдать карточку так сказать бедному белорусу – никто же не объясняет, что паритет покупательной способности и зарплата – это не одно и то же. Выдать эту карточку – и давай к нам. Может, давайте с нашей стороны поднимем вопрос, чтобы если человек уехал и больше года за границей, может, его переводить на паспорт серии PP? Чтобы он здесь снялся с регистрационного учета, вышел из учредителей, если на нем что-то числится, и приезжал сюда как иностранец.  

Юлия Бешанова:  
Очень многие выпускники наших школ едут учиться в том числе и в Польшу. Нет ли у вас таких данных, возвращаются ли сюда и как обстоят дела дальше с этими ребятами, которые получили польские дипломы?  

О Беларуси: «Это та страна, к которой я привык, которая мне нравится. И многие люди такого же мнения»

Илья Бегун:   
Возвращаются даже из Англии сюда. Вопрос – у кого какая цель. Если человек может найти себя на этом рынке, если он способный, если у него есть квалификация, а главное – желание развиваться в рамках этой квалификации, а не так, что диплом получил и как подставочку, извините меня, под бокал пива ее теперь используешь. Человек, который получает знания, а не диплом, он всегда найдет себя здесь, на Западе, Востоке, Севере, Юге.   

Я сам как человек, который был в некоторых странах неоднократно (жил там не месяц и даже год), возвращался обратно в Беларусь, потому что здесь я могу себя реализовать. Здесь у меня еще есть друзья, знакомства. Это та страна, к которой я привык, которая мне нравится. И многие люди такого же мнения.  

Юлия Бешанова:  
То есть ничего страшного, что уезжают наши выпускники, получают образование там?  

Илья Бегун:  
Пусть привозят опыт обратно. 

Юлия Бешанова:  
Если вернуться к поведению наших соседей, это и карты, о которых мы уже упоминали, и инцидент в Бресте – героизация откровенных преступников, которые для Беларуси преступники, они их возводят в ранг героев. Это и историческая подоплека, которая подводит к тому, что за польским часом на белорусских землях жилось лучше. Не напоминает ли это все какую-то экспансию, полонизацию? Не пытаются ли имперскими амбициями поляки восстановить «историческую справедливость», по их мнению?   

Я бы ввел понятие «дипломатический борзометр» – это превышение установленных норм поведения по вмешательству во внутренние дела страны

Илья Бегун:   
Здесь все гораздо проще. Я бы такой термин даже ввел как понятие – «борзометр дипломатический». Это превышение уже установленных норм поведения по вмешательству во внутренние дела и открытая ангажированность своими внутренними вопросами, которые они зачем-то хотят – экспансию – осуществить сюда. Если здесь есть этнические поляки… Есть понятие «ассимиляция» – когда ты приезжаешь куда-то, ты живешь так, как принято в этой стране.   

Юлия Бешанова:   
Но ведь они сейчас заявляют, что поляков притесняют.   

«Восхвалять своих собственных героев, которые в нашей стране исторически являются врагами, – это ненормально»   

Илья Бегун:   
Восхвалять своих собственных героев, которые в нашей стране исторически являются врагами, – это ненормально. Это полное неуважение к нашей культуре, к нашей истории, к нам как к людям, гражданам Республики Беларусь. У нас есть определенные ценности, которые зафиксированы в том числе на законодательном уровне. И мы не приемлем подобные вопросы, когда люди в чужой храм приходят со своим уставом. Нет, пусть едут обратно, если они хотят продвигать свои идеи агрессивно и делать вид, что их еще кто-то обидел. Нет, простите, эту схему мы уже видели много раз на Западе, мы на нее еще раз не купимся.

Юлия Бешанова:   
Поляки обещают вынести вопрос притеснения этнических меньшинств на международный уровень. Можем ли мы иметь какие-то последствия от этого? Или это закончится очередным разговором?  

Это будет очередной виток псевдоэффективных санкций, которые, как они думают, нам страшны. Нет. Это не более чем просто лай

Илья Бегун:   
Это будет очередной виток каких-то псевдоэффективных санкций, которые, они думают, нам страшны. Нет. Это не более чем просто лай. Простите, я буду называть вещи своими именами. Это лай маленькой дипломатической собачки Запада. У нас страна отличается тем, что разница этнических групп у нас незаметна. У нас нет значения: украинец ты, поляк, еврей, белорус – у нас все живут на равных. И никого не волнует, откуда ты. У нас нет понятия «западенец», как есть у нашего южного соседа, где сейчас не все спокойно. У нас одна страна для граждан.  

Юлия Бешанова:  
Если говорить, что сейчас у наших границ идет некое сосредоточие военной силы, это просто демонстрация сил, погреметь доспехами или это действительно представляет для нас какую-то угрозу?   

Мы хоть и небольшая страна, но являемся буфером между западной коалицией НАТО и восточной частью России   

Илья Бегун:   
Никто в XXI веке не заинтересован устраивать боевые действия, только если точечно. Но они прекрасно знают, что у нас есть соглашение с Российской Федерацией в рамках ОДКБ, согласно второй статьи которой мы будем всегда защищены Российской Федерацией. Многие люди не обращают внимания на тот факт, что мы хоть и небольшая страна, являемся тем самым буфером между западной коалицией НАТО и восточной частью РФ. Эти все разногласия и споры по поводу того, что кто-то нас хочет поглотить – не надо это Российской Федерации, мы хороши как буфер, который должен сохранять политический нейтралитет в этом регионе.   

Про наличие войск скажу вам так: я был лично свидетелем того, как в августе (еще когда был в Литве) в Пабраде проходили военные учения. Когда я спрашивал, что были за взрывы, мне сказали: так это рядом, на военной базе НАТО проходят какие-то учения.

Юлия Бешанова:
Когда мы проводили учения, мы получили такую дозу негатива.   

О реакции на учения в Беларуси: «Им можно, а нам нельзя – это двойные стандарты. Это стандартная практика либеральной демократии»

Илья Бегун:   
Конечно, сразу истерика. Им можно, а нам нельзя – это двойные стандарты. Это стандартная практика либеральной демократии, которая с Запада к нам пытается просочиться.

Юлия Бешанова:   
Вы говорите, что мы буфер. Украина на днях заявила, что совсем скоро планирует войти в НАТО. Что нам с этим делать? Ведь у нас сейчас и с Украиной очень обострились отношения, причем, наверное, не по нашей вине.

Илья Бегун:   
Заварить чай и сесть спокойно смотреть, потому что они не войдут в НАТО до тех пор, пока у них есть военный конфликт внутри своей страны.   

Илья Бегун:   
Не стоит удивляться тому, что Российская Федерация сейчас укрепляет свои границы, потому что если произойдет «полураспад», эти свободные радикалы, все деструктивные элементы и все, что вместе с ними придет, не должны попасть в первую очередь в Крым, в спорную территорию для Украины.    

Юлия Бешанова:   
Сейчас белорусско-украинские отношения переживают достаточно сложный этап. Когда господин Зеленский пришел к власти, мы попытались наладить адекватный диалог, прошел в Житомире тогда бизнес-форум, когда президенты пообщались, вроде как наметили шаги по сближению экономическому и культурному, но сейчас мы имеем то, что имеем. Один из украинских аналитиков написал, что это не личное решение украинской власти, а это советы, которые идут извне.   

Илья Бегун:   
Все еще проще. Они набирают людей по объявлению. Недавняя их дипломатическая поездка в Катар закончилась полным дипломатическим провалом, когда они даже не удосужились посоветоваться с экспертами по этому региону. И когда дипломаты от Украины садятся напротив шейхов, закинув ногу на ногу и не понимая, что показ подошвы в Катаре считается унижением и оскорблением, это говорит о том, что там сейчас занимаются вопросами набранные по объявлению, простите меня, бестолочи. Ни о каком конструктивном диалоге с непрофессионалами невозможно говорить.   

Илья Бегун:  
И у нас, и у Российской Федерации есть векторы для развития – южные и юго-восточные страны континента.  

Юлия Бешанова:    
А что с этим регионом делать? Просто закрыть глаза и уйти?     

Илья Бегун:     
Пусть наступают на свои грабли. Если ребенок не готов к тому, чтобы разговаривать, пусть он ошибется, пусть он ударится, пусть ему станет больно, и он придет уже потом – попросить помочь ему, объяснить.  

Алексей Дзермант, политолог:  
Если эта линия в Киеве продолжится, к сожалению, мы придем к тому, что товарооборот будет сокращаться. Но у нас тоже есть аргументы. Например, признание Крыма. Если Украина дойдет с нами до точки невозврата, думаю, ничего нас не будет сдерживать, чтобы признать Крым территорией Союзного государства.   

Илья Бегун:   
Я удивлен, что все еще не нахожусь на сайте «Миротворец», учитывая, что я в 2015 году летал в Симферополь.

Алексей Дзермант:   
Я там нахожусь.  

Илья Бегун:  
Уже и дети, школьники из Российской Федерации 2005-2006 годов рождения, тоже там находятся, которые на турнир по шашкам ездили.  

Алексей Дзермант:
Да, это абсолютно дикий прецедент какой-то внесудебной публичной расправы, но к этому в современном мире нужно быть готовым, привыкнуть, но украинскую сторону это характеризует крайне негативно.   

Юлия Бешанова:  
Не так давно проводились опросы в Украине: Александр Лукашенко опять имеет очень высокий рейтинг доверия среди населения. Опрос проводился среди видных западных политиков. Говорит ли это о том, что следует отделять политическую элиту, верхушку от народа Украины, который, мне кажется, не готов к разрыву ни экономических, ни политических, ни каких-то внутрисемейных связей? Как с Польшей, так и с Украиной у нас очень много общего.  

Половина немцев не понимает, зачем Германия участвует в этой вакханалии против Беларуси. Это же касается Литвы и Украины   

Илья Бегун:   
Давайте посмотрим, что сейчас происходит в Евросоюзе. Германия – половина немцев не понимает, зачем Германия участвует в этой вакханалии против Беларуси. Портал DELFI в Литве опубликовал отчет социологического исследования, что 66 % литовцев не считают конструктивным ссориться с Беларусью. То же самое происходит в Украине. Произошел отрыв государства от страны. Сейчас это та самая политическая элита, которая решает свои шкурные интересы, они решают вопросы не реализации своих политических амбиций, а эго.   

Илья Бегун:   
Я когда увидел сериал «Слуга народа», сразу понял, что это начинается формирование образа политика. Не более чем.

Юлия Бешанова:
Так все было откровенно для вас?    

Илья Бегун:
Это кукла, говорящая кукла.  

Юлия Бешанова:   
Сейчас вы обязательно попадете на сайт «Миротворец», после нашего эфира.  

Илья Бегун:  
Да пожалуйста. Я уже был в Симферополе, там все хорошо. Стало лучше, по отзывам обычных людей: официантов, таксистов, продавцов. Они мне просто говорили. Я люблю общаться с людьми этих профессий, потому что они общаются с большим количеством людей, они знают среднестатистическое представление происходящего. Они сказали: наконец-таки хоть что-то здесь стало развиваться. Это был только 2015 год. Некоторые говорили: Украина из нас, из региона, просто все выжимала.