Совещание у Президента 7 августа. Беларусь ждет корректировка уголовного законодательства

07.08.2014 - 16:18

Новости Беларуси. Изменения в уголовном законодательстве ни в коем случае не должны создавать условия для ухода от ответственности. Об этом 7 августа заявил президент Александр Лукашенко на совещании по проекту закона, который предусматривает комплексную корректировку уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Речь, в частности, идет о том, чтобы ввести институт досудебного соглашения со следствием, а также возможность заменить тюремное заключение по некоторым видам преступлений денежным погашением причиненного материального вреда.

В ходе обсуждения президент обратил внимание на необходимости четко обосновать нововведения в случае их принятия, дать объективную оценку, насколько они соответствуют или не соответствуют потребностям и интересам государства и общества.

Год прошел с момента первого обсуждения на уровне Президента предлагаемых новшеств в уголовное законодательство. Самые резонансные — это, конечно же, возможность для подсудимого заключить соглашение со следствием. И тем самым сократить тюремный срок. Речь также и внедрении института компенсации, причиненного  ущерба. Заплатив его, заключения и вовсе можно избежать. За 12 месяцев законопроект основательно доработали. Он был и в открытом доступе. Прошел общественное обсуждение. Президента интересует главный вопрос — а насколько эти новшества действительно нужны в настоящий момент.

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь:
Хотел бы услышать четкую позицию в отношении всех возможных последствий планируемых корректировок законодательства, нововведений. В частности, хорошо ли вы себе представляете механизм практической реализации предлагаемых к закреплению правовых норм. Словом, чтобы наш закон не просто не попахивал мертвечиной, чтобы он вообще не был мертвым, особенно эти нововведения. Мы примем эти решения, а на деле не сможем выполнить. Не станут ли нововведения, призванные решить насущные проблемы правоприменительной практики, на деле лишь лазейкой для нечистых на руку людей?
Возьмем досудебное соглашение о сотрудничестве, вызвавшее так много дискуссий. По его условиям, преступнику или правонарушителю, чтобы скостить срок своего наказания, нужно будет сообщить о чужих, других преступлениях. Однако сразу возникают вопросы: а не завалит ли преступники следственные органы сказками о мнимых подельниках? Не будут ли оговаривать кого угодно для спасения своей шкуры? Не станет ли такое соглашение для особо опасных криминальных элементов способом избежать строгой заслуженной ответственности? И давайте откровенно: уверены ли мы в своих правоохранителях, в том, что они будут применять такое соглашение в сугубо законных целях, а не для собственной наживы, получая откаты при заключении соглашения о сотрудничестве за вполне легальное облегчение участи преступников? В конечном итоге, действительно ли этот инструмент повысит раскрываемость преступлений? Насколько эффективно он будет действовать? Не станет ли его внедрение просто слепым копированием зарубежных схем, работающих только в отдельных иностранных государствах? Зачем он нам нужен? Чего не хватает сейчас? Хотелось бы на эти вопросы иметь ответы.
Или рассмотрим меры ответственности, не связанные с изоляцией от общества: штрафы, уголовно-правовая компенсация и прочее. Мы их активно продвигаем в данном проекте. Но есть ли гарантия, что эти меры будут применяться именно к тем, кто достоин снисхождения, кого и вправду лучше наказать рублем, а не отсидкой? Кстати, в какой-то степени мы в настоящее время используем подобную практику. По-моему, там через Президента проходят эти нормы. Я так понимаю, не успеваем? Вал огромный подобных предложений? Президент не успевает с этим? Тоже хотелось бы услышать на это ответ. Сможет ли материальное воздействие вместо реального срока обеспечить исправление этих лиц? Нужно ли нам вводить такие поблажки по всем составам преступлений, которые корректируются проектом соответствующей части? Мы должны четко представлять себе ответы на все эти вопросы. Иметь твердую уверенность в правильности задаваемого проектом вектора совершенствования уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

По итогам коллегиального обсуждения было признано: законопроект является своевременным и нужным.

Докладчики добавляют, что еще предлагается ввести понятие «обоснованного экономического риска». Когда на предприятии есть серьезные убытки. Однако возникли они не по причине головотяпства руководителя, а ввиду того, что возможный рост, который, к сожалению, не получился, и входит в понятие необоснованного экономического риска. Но, конечно, нужно будет доказать благие намерения, чтобы не попасть под статью. Что же другой нормы - компенсации причиненного ущерба, то этот механизм будет доступен для нетяжких преступлений.

Александр Конюк, генеральный прокурор Республики Беларусь:
Размер уголовно-правовой компенсации составит 50% размера причиненного вреда, а при его отсутствии не менее 30 базовых величин. Эта мера не будет применяться к каждому лицу, совершившему нетяжкое преступление. Она должна стимулировать позитивное поведение лиц, впервые совершивших такое преступление, которое в добровольном порядке дали согласие на внесение в бюджет указанных средств. Предполагается создание специального фонда для возмещения физическим лицам ущерба. Учитывая число лиц, которым ежегодно применяются ст. 78 и 88, размер уголовно-правовой компенсации в среднем может составить не менее 4 млрд рублей (это предварительные оценки).         

Что касается института досудебного соглашения и сотрудничества, то там, где он применяется, статистика показывает большую раскрываемость. По так называемой цепочке фактов, заинтересованное в уменьшении срока лицо может заключить соглашение с прокурором. Плюсы — появление новых фактов, раскрытие новых преступлений, меньше времени и затрат со стороны следствия. Минус - есть вероятность, что преступник займется оговором невиновных людей. Но у правоохранителей есть на этой случай несколько ступеней проверок.

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь:
Вот у нас нынешнее законодательство: человек попал к  Валентину Сукало (Председатель Верховного Суда Республики Беларусь). Там будет прописано, что он честно признал свою вину, и суд, учитывая это, ему дает не верхний предел без ваших досудебных соглашений. Понимаете, какую бюрократическую цепочку мы тут завариваем?!

Валентин Шаев, председатель Следственного комитета Республики Беларусь:
К сожалению, на сегодняшний день преступники не очень доверяют этому положению о смягчении своей вины при раскаянии, содействии расследованию, поскольку нет гарантированного установленного предела наказания.  

Валентин Сукало, Председатель Верховного Суда Республики Беларусь:
То есть у него уже есть перед собой гарантия того, что такое наказание он получит. Не обещания следователя (как это сейчас), а установленные законом гарантии.  

За год осуждения документа, в законопроекте депутатским корпусом были добавлены ряд новелл, как они их сами называют. Например, касающиеся жестокого обращения с животными. Главные же статьи сегодняшнего обсуждения у Президента парламентарии поддерживают.

Людмила Михалькова, председатель постоянной комиссии Палаты представителей национального собрания Республики Беларусь по законодательству:
Эта новелла нужна в основном для раскрытия дел о наркобизнесе. У нас границы открыты.  

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь:
Я еще раз высказываю свою настороженность, что мы это чуть ли не часть судебных разбирательств опускаем на уровень  следователя, прокурора. Сейчас спрашиваем за то, что суд дает ниже низшего предела. Это нас настораживает, мы анализируем практику и будем постоянно анализировать на моем уровне, а тут, видите, узаконили все это.       

Валентин Сукало, Председатель Верховного Суда Республики Беларусь:
Верховный  Суд принимал участие в разработке этого законопроекта, полностью его поддерживает и не видит никаких серьезных опасений для его введения   

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь:
Значит, есть тут некоторые моменты, связанные с очень опасными преступлениями, когда человек будет заключать соглашения как угодно, с кем угодно, чтобы избежать исключительной меры наказания.  

Кроме непосредственного обсуждения необходимости или наоборот несвоевременности изменений в уголовном и уголовно-процессуальном законодательствах, речь зашла и в целом о сложившейся системе борьбы с преступностью в стране, эффективности работы правоохранителей и силовиков.

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь:
Я еще раз подчеркиваю, я пока не принимаю никакого решения даже для себя. Если мы сегодня можем без этого обойтись и эффективно работать, давайте будем работать. У нас за время диктатуры Лукашенко сидельцев в тюрьме стало в 2 раза меньше, то есть мы с нашим законодательством вполне успешно боремся с преступлениями, и нас никто не может обвинить в том, что мы пересажали всех в тюрьму.
Мы упрощаться не должны. Ни в коем случае. У нас слишком много нарушений, особенно в сфере коррупции, где надо усиливать борьбу, особенно в части тяжких преступлений и тяжких в экономической сфере преступлений. Мы здесь теряем кучу денег, ведь не секрет, что у нас при относительно бедном государстве люди очень богатые, это не только наверху, это уже до середины, потому что у нас слишком большая вольница в плане налогов, администрировании налогов и так далее, и ответственность за неуплату налогов  никакая. Правда, культуры еще этой нет, нету страха такого, как в Америке (не уплатишь налоги — самое страшное преступление).           

Президент поручил депутатам совместно с правоохранительными органами, а также с бизнес сообществом детально обсудить предлагаемые нововведения. Затем принять по всем его положениям окончательное взвешенное решение, в полной мере отвечающее интересам государства, общества и граждан, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Loading...


Вводится уголовная ответственность за использование допинга в спорте и реабилитацию нацизма



Новости Беларуси. Глава государства подписал и закон об изменениях в Уголовном кодексе, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

В частности, корректировка коснулась антинаркотических статей – благодаря снижению нижнего порога наказания их будут назначать более избирательно. Вводится уголовная ответственность за использование допинга в спорте, а также реабилитацию нацизма.

Михаил Бедункевич, начальник управления по противодействию экстремизму ГУБОПик МВД Беларуси:
Это позволяет привлекать к ответственности лиц, которые публично оправдывают нацизм, одобряют его или отрицают преступления нацистского режима либо прославляют и оправдывают нацистских преступников и их пособников. Началом нашей инициативы по усилению борьбы с пропагандой нацизма послужили обоснованные возмущения простых людей, перед которыми все чаще стали красоваться своими фашистскими татуировками и приветствиями некоторые наши личности. Эти происшествия стали достоянием широкой общественности.

Рабочие отношения станут гибче и прозрачнее. Рассказываем, что изменилось в Трудовом кодексе

Документы вступят в силу через 6 месяцев после официального опубликования.