Александр Лукашенко о «второй волне»: всё, о чём тут говорят, критикуют меня и ещё кого-то – это блеф. Никто не знает, что будет завтра

06.06.2020 - 19:56

Новости Беларуси. Александр Лукашенко в очередной раз озвучил главный тезис государственной политики – справедливость и забота о людях, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Несмотря на истерию и шумиху вокруг коронавируса, Беларусь, насколько это позволяет ситуация, продолжает жить в привычном ритме. Мы не отгораживались от соседей железным занавесом, не останавливали производства, провели посевную. Одним словом, делали все, чтобы после пандемии как можно быстрее вернуться к нормальной жизни.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Третья «пандемия» рукотворная, пришедшая необъективно к нам, субъективного характера. Политическая. Предвыборная кампания наложила свой отпечаток на все то, что происходит сегодня в мире и в нашей стране. Вы это уже, наверное, чувствуете.

Будем откровенны. Как бы тут Леонид Константинович бойко ни говорил, что мы тут как кремень. Я в этом не сомневаюсь. Но вы знаете, что, спокойно занимаясь своим делом, лечили людей прежде всего, и я в это был погружен очень сильно, и всех губернаторов окунул в это и всех высших должностных лиц, не только которые здесь присутствуют, которые с утра до ночи осуществляют контроль за лечением людей и реализацией тех указаний, которые даются утром и вечером. Мы приступили к массовой посевной кампании в то время, как начала закрываться экономика, когда людей напугали.

Вы помните мои шутки, которые потом неизвестно во что превратили. Типа «трактор вылечит. Не шумите, не кричите, не галдите, лучше в баню сходите», – в шутку так было сказано. Это было «брендом Батьки», который, видите ли, безумный и не знает, как лечить людей. Хотя за этими фразами были очень серьезные вещи.

Читайте также:

Президент Беларуси: «Рукотворное ли это мероприятие – пандемия в здравоохранении?»

Александр Лукашенко: врачи видят на КТ, обычная пневмония или ковидная. Сто процентов, никогда не ошиблись

Президент Беларуси: сегодня люди выздоравливают в течение 4-5 дней и мы их можем отправлять на долечивание

Не дай бог вторая волна, а это воспаление легких, это пневмония. Поэтому если вы сейчас не организуетесь, в это время, и не начнете дышать – лучше на спортивных мероприятиях и прочее. Если кто-то не занимается – так займитесь этим. В минуту в спокойном состоянии вы дышите 10-12 вздохов, чтобы у вас было до 55, если вы хотите пройти и выжить. Поэтому смотрите за своим здоровьем и показывайте другим, как надо жить в это сложное время.

Еще раз подчеркиваю. Все, о чем тут говорят, критикуют меня и еще кого-то – это блеф. Никто не знает, что будет завтра. Поэтому, может быть, Господь нам поможет, хоть мы и сейчас на него обидеться не можем.

Читайте также:

Александр Лукашенко о России: «Заявляют о поддержке, а деньги держат в кулаке, не выдают. Почему?»

Александр Лукашенко: нельзя потерять промышленные точки. Найдутся инвесторы, с удовольствием придут в Могилёв и будут работать

Александр Лукашенко: когда в первый раз пошёл посмотреть Днепр, к нему так и не смог подойти, потому что всё было загажено

Люди в материале: Александр Лукашенко
Loading...


Александр Лукашенко: с коронавирусом, я почему-то убеждён, нам придётся жить каждый год



Новости Беларуси. 23 октября в завершении рабочей поездки Президент традиционно уделил время для общения с прессой, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Снова закрываются границы. Мы наверняка извлекли какие-то уроки из нашего весеннего опыта, будем ли мы в связи с этим как-то менять подходы к профилактике? Интересен здесь ваш опыт как человека, который переболел. Какие могут быть рекомендации?

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Многие в Беларуси видели, как СМИ подавали из-за рубежа, российские СМИ – там действительно была паника. Уже не психоз, а паника. И когда я говорил, чтобы не было психоза этого, вы так смотрели на меня и думали: «Что-то он не то говорит». То есть в мои методы в Беларуси большинство населения не поверило. Я честно это признаю. Ну, не поверило, страшно было. Но я понимал, что вся болезнь в голове. Физически мы перенесем раны, травмы и прочее. Но когда ты начинаешь поддаваться психозу – все.

Помните мою жестокую фразу? Это было продумано, это не просто по-деревенски: «это пройдет, жрать что будем?» Я просто хотел, чтобы вы запомнили. Не кушать, не есть, жрать что будем? И вы это запомнили.

Я оказался прав. С этой болезнью, возможно (я почему-то убежден), нам придется жить, как с этими ОРВИ, гриппами и прочими болезнями мы прививаемся каждый год. Очень боюсь и почти уверен, что точно так с COVID нам придется жить. Будет вакцина, провакцинируем.

У нас ситуация контролируемая абсолютно, лекарств предостаточно. Систему мы создали, мы не тащим всех в больницы. У нас люди таблетками же лечатся. Поэтому, если уже человек тяжелый, если мы видим у него прогресс по болезни серьезный, конечно, мы его в больницу. Потому что вдруг надо кислород, вдруг надо на ИВЛ его держать. На сегодняшний день 180-190 человек на ИВЛ тяжелых. ИВЛ у нас 2,5 тысячи. Ну, 180-190 на ИВЛ. Весной было в два раза больше.

Надо спортом заниматься, надо питаться тем, что растет у тебя здесь, на этой земле. Поэтому образ жизни, питание – это важнейшие элементы против любой болезни, а против вируса тем более.

Да, где много людей, надо пользоваться масками. В магазине, метро, еще где-то. Но какая маска на улице? Это во вред, ни в коем случае. Но я же вам об этом говорил еще в первую волну. Теперь вы убедились, что именно так надо. Перенесем мы эту болезнь. Там, где надо, там должна быть маска, и чаще на воздухе быть. А лучше в лесу.

Читайте также:

«Людей надо поберечь». Премьер-министр рассказал о причинах отмены масштабного митинга в Минске

Александр Лукашенко о митинге: я очень благодарен общественным организациям. Но нам нельзя рисковать людьми

Президент Беларуси: будем строить новые предприятия с расчётом на компетенции наших людей

И последнее. Старики – вот кого мы должны беречь. Сейчас вирус отличается по статистике и у них за границей, и у нас. Болеют все: и средний возраст, и старший. И все равно смертность в мире (у нас-то небольшая, тут трудно анализировать) – все равно больше умирают старики. Они более ослаблены.

Выработали мы свою систему. У нас клиника – это тяжелобольные. Амбулаторное лечение: допустим, в Минске у нас несколько сотен создано бригад (кроме скорой помощи). Вот, допустим, 1 000 человек в Минске болеют. Это контакты первого уровня, еще какие-то бессимптомные, симптомные легкие болезни – они дома болеют. Но эти с милицией контролируют, дома они или не дома, и люди себя ведут достаточно прилично. Вот это – второй уровень. Стариков с клиники, если в больнице их пролечили, они еще слабенькие, мы их отправляем в санаторий и там недельку еще долечиваем. Особенно одиноких: кто за ними будет ухаживать? И последнее в этом плане – эти наши дома престарелых, дома-интернаты для стариков. У нас их больше 100, под 130, что ли. У нас там 111 человек на вчерашний день (22 октября – прим. ред.) были больные. Мы их там на первом этаже лечим, и там вахтовым образом работают врачи.

В мире бешеный рост. Почему? Потому что они все сидели в первой волне дома, а потом вывалили на улицу и получили результат. Но упрощаться нельзя. Меня настораживает единственное – слишком быстрый рост заболеваемости. В Беларуси пока эта ситуация контролируема, но расслабляться ни в коем случае нельзя.

Я еще думаю о том, если бы мы с этими протестунами по Минску не тягались по улицам, была бы совсем другая ситуация. У нас Минск дает половину заболевших.