Александр Лукашенко в Полесском радиационно-экологическом заповеднике: это доказало правильность принятых тогда решений

16.06.2017 - 20:09

Новости Беларуси. Александр Лукашенко отмечает значительный прогресс в реабилитации территорий, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС. Об этом глава государства заявил 16 июня, посещая Полесский радиационно-экологический заповедник в Хойникском районе, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Президенту доложили о радиологической обстановке в регионе, экологических процессах, происходящих в заповеднике, а также о планах по дальнейшему развитию загрязненных территорий. Шла речь и продукции, производимой в Гомельской области. Так, за последние 15 лет здесь удалось утроить производство продуктов питания в разных сегментах. Например, в Полесском заповеднике организовали пасеку, где в условиях радиоактивного загрязнения получают чистый мед.

Сегодня заповедник разделен на две части: одна часть – заповедная, вторая, с невысоким уровнем загрязнения радионуклидами, экспериментально-хозяйственная площадью в 68 тысяч гектаров. Здесь есть и пчелопасека, и конеферма. 

Когда-то здесь проживало более 24 тысяч человек, но авария 1986 года буквально стерла с карты 429 населенных пунктов. Неудивительно, что сюда приезжает белорусский Президент. Причем уже в пятый раз. До этого был в 1996-ом, 1998-ом, 2001-ом и 2006-ом годах.

На эту территорию выпала большая доля радионуклидов: из 1500 известных изотопов здесь находится около 900. По уровню загрязнения площадь разделена на две зоны – ограниченного хозяйственного использования, где плотность загрязнения почвы цезием составила от 15 до 40 кюри, и заповедная, на которой радиация зашкаливает. На такой территории разговор и о развитии региона в целом (цены, занятость, заработные платы), и о Чернобыльской зоне в частности. 

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Доложите мне всю чернобыльскую программу немедленно, по возвращению, сколько средств выделено по чернобыльской программе.

На этой земле жизнь идет, без преувеличения, вопреки. Пусть кто-то уехал жить в другой в город или деревню. Есть и те, кто все-таки остается работать на родной земле вопреки каким-либо страхам, радиации, и помогает ей возродиться и реабилитироваться.

Все мероприятия идут в рамках Госпрограммы по преодолению последствий катастрофы. Но сегодня надо увеличивать заработные платы, развивать виды деятельности и на экспериментально-хозяйственных зонах даже изменять границы заповедника. Тем более здесь получается чистый продукт. И все это надо закрепить на законодательном уровне.

Александр Лукашенко:
Подготовь документы, все эти вопросы на перспективу предусмотри там. Чтобы у тебя на руках был конкретный документ, завязанный на ученых и тебя. Нам надо еще раз заняться этой проблемой и с учетом этих 30 лет, того, что мы уже опыт имеем, принять решение по этим территориям. Это ваше дело с учеными: когда входит, как входить, какие знаки. Если здесь в проточной воде действительно нормальная рыба, и все ее ловят и едят. Вы разберетесь тут сами. Человек не полезет туда, где опасно.

Еще в 1995 году по поручению главы государства была создана экспериментальная база, где отрабатывается возможность получения разнообразной продукции с прилегающих территорий. Разбили плантацию плодовых косточковых культур, заложили ореховую рощу.

А это уже экспериментальная научная пасека, где собирают до полутора тонн меда за сезон. Сегодня уже научились выгонять чистый продукт. Если соблюдать технологию земледелия и высевать медоносы в необходимом для пчел количестве, быть может, в будущем здесь можно будет создать целую инфраструктуру. 

Александр Лукашенко:
Вы определитесь, сколько здесь будет пасек, сколько у вас тут будет рыболовных, охотничьих угодий, где будут люди или отдыхать, или специально ловить рыбу, туристы сюда поедут. Я в следующий раз приеду на рыбалку к вам.

Пчелы – лучшие индикаторы радиационного загрязнения. За сутки пчела посещает 4000 цветков, собирая вместе с нектаром, пыльцой и прополисом радионуклиды. Интересно, что при этом их содержание в меде соответствует допустимому уровню. Объекты исследования поистине уникальны.

Рассказывает Сергей Красовский. Сам родом из Хойников. Родную землю не бросил и сегодня отвечает за экспериментальную пасеку. Ее главная задача – понять процессы перехода радионуклидов из почвы в растения, от растений в пчелиный мед и дальше по пищевой цепочке. Сегодня здесь 90 пчелосемей.

Сергей Красовский, лесник Воротецкого лесничества:
Мы будем расширяться, где-то до 100 семей будет одна пасека расширяться. Вторая, соответственно, будет к этому подходить.

А вот 50 лошадей в Полесский радиационно-экологический заповедник завезли еще в 1988 году. С тех пор эту землю не узнать. Благоустроена территория, восстановлено хозяйство, конеферма обрела статус племенной. Отсюда лошадей продают не только населению района или области, но и в страны дальнего зарубежья – Италию и Израиль. А ведь когда-то, в 1995 году, здесь отрабатывали технологию получения товарной конины, говядины, свинины. Дело не пошло. Решили разводить рабочую лошадь. Сейчас здесь более трех сотен лошадей.

Президент уверен: таких конеферм должно быть больше. Это спасение земли. А напоследок пообещал купить лошадь. 

Александр Лукашенко:
Делай загоны, разводи лошадей. Продал – через полгода на чистых кормах там ничего не остается. Это во-первых. Во-вторых, мы же не едим лошадей. Рабочая лошадь. И люди все больше и больше, я заметил, покупают лошадей. Я вот, если он выберет мне лошадку, куплю у него лошадь.

Коневоды заповедника заинтересованы в тесной связи радиологической науки с производством. За последние пять лет на этой конеферме учеными Института радиологии испытаны ферроцианиды, биологически активные и комплексные кормовые добавки для снижения содержания радионуклидов в мышечной ткани лошади. Разработаны технологии выращивания и откорма взрослых лошадей. Часть животных наблюдается в одной из самых загрязненных частей заповедника – на станции «Масаны».

Кстати, на пути на конеферму Александр Лукашенко свернул с маршрута и посмотрел на заброшенные дома. Некогда живые деревни. Сегодня здесь жизнь остановилась. А о прошлом напоминают разве что оставленные вещи. К примеру, точно такая же этажерка была в родном доме Президента.

И все эти эксперименты под пристальным вниманием ученых этой научно-исследовательской станции. В нескольких километрах от Чернобыльской АЭС осуществляется оперативный контроль за изменением радиационной обстановки в ближней зоне. Научные сотрудники изучают состояние водных систем, лесорастительных комплексов, животного мира. Экологи, биологи, радиохимии. Результаты их работы давно признаны на мировом уровне.

Вячеслав Забродский, заведующий лабораторией спектрометрии и радиохимии:
С 2014 года у нас было несколько договоров, приезжали ученые из Норвегии, из других скандинавских стран. В 2014 году был проект, пять команд, сотрудники заповедника готовили здесь площадки, они испытывали на нем свое оборудование.  

Уже потом Александр Лукашенко ознакомится с местным музеем. И вновь, вспомнив ту трагическую историю, поделится с журналистами, как возрождались эти земли и с какими проблемами пришлось столкнуться.

Александр Лукашенко:
Это большой кусок моей жизни. И поначалу, как я уже сказал, не самый радостный. Здесь приходилось принимать самые серьезные решения, когда я приезжал в эти деревни, когда люди были просто запуганы, когда людей просто выбросили, выселили, кто-то сам убежал. Через год они возвращались, им не давали паспорта, их не регистрировали, прописки никакой. Людей просто гоняли по этой зоне. Вот с этого начиналась моя чернобыльская жизнь. И когда мы начали осваивать земли, очень много критики было в мой адрес. Тогда я вынужден был поселиться на Припяти, построил деревянный дом. Я и сегодня живу там. Я всегда начинал свою новую жизнь в новом году в Гомельской области. Мы всегда начинали тут посевную кампанию, я постоянно здесь бывал. Агрогородки создавали на Полесье. Полесскую программу приняли. То есть я вынужден был здесь жить, много времени я проводил здесь 20-15-17 лет тому назад. С этого начиналась. Можете представить, что такое в моей личной жизни вот чернобыльская, как ее называют. Это неправильно. Я не считаю, что чернобыльская. Чернобыль там остался. Да, последствия здесь вы видели, они еще есть, но здесь живут нормальные красивые люди. И сегодня я задаю вопросы, и ему тоже задал: «Скажи мне, твои ощущения, 20 лет прошло с первой нашей встречи: что изменилось, как люди, продолжительность жизни?» Он улыбается и говорит: «Многие прожили больше, чем могли прожить до Чернобыля». Я рад, что мы приняли правильное решение и это не повлияло ни на здоровье людей, которые здесь жили, даже вернулись в зону, и которые уходили, естественно, из этой жизни в свое время. Это доказало правильность принятых тогда решений. Но тем не менее мы аккуратны и осторожны. Мы особо сюда, в 30-километровую, как ее тогда называли, зону, мы сюда не лезем. Но я рад, что вот так, приезжая, посещая, мы принимаем решения. Мы ему отдали деньги, губернатору. Но задача одна: 10 хозяйств вот таких лошадиных, коневодческих ферм, 10. До конца этой пятилетки, за три года. И три новые пчелопасеки. И новый один, может быть, цех по переработке древесины, вот как у них есть. Если это надо. Деньги у них – сделайте. Вот я приеду в конце пятилетки, посмотрю, сделано или нет.     

После Чернобыльской катастрофы эта земля превратилась в настоящий оазис дикой природы. Пусть здесь не живут люди, но жизнь-то идет. И ведь так и должно быть. И именно люди в будущем должны помочь этой земле получить вторую жизнь.

Люди в материале: Александр Лукашенко
Loading...


Производство целлюлозы на Светлогорском ЦКК наконец-то запущено. Подробности рабочей поездки Президента



Новости Беларуси. 10 миллиардов долларов вложили иностранные инвесторы в реальный сектор белорусской экономики в 2019 году. Почти две трети – это прямые инвестиции, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Юлия Огнева, СТВ:
Понятное дело, не все иностранные инвестиции выливаются в конкретные проекты. Строить новое предприятие, модернизировать уже существующее – это решения, на которое готовы не все. Но еще хуже, когда соглашаются, а в процессе что-то идет не так.

В конце 2019 года Президент провел совещание о реализации проблемных инвестпроектов. Тогда же были названы четыре предприятия с наиболее сложной ситуацией.

Александр Лукашенко на совещании о реализации проблемных инвестпроектов: «Сотни миллионов долларов на кону»

Три из них – в сфере целлюлозно-бумажной промышленности. Производства бумаги-основы для декоративных облицовочных материалов в Шклове и мелованных и немелованных видов картона в Добруше. Эти два предприятия глава государства посещал на прошлых неделях. На этой Александр Лукашенко прибыл на завод по выпуску сульфатной беленой целлюлозы на базе Светлогорского ЦКК. И, наконец, дал старт производству.

Сказать, что реализация проекта давалась непросто – ничего не сказать. 10 лет. Отношения с китайским подрядчиком не сложились. В итоге пришлось доводить производство до ума самим. Были проблемы и с экологическим аспектом. Но в итоге справились. Построили предприятие, которое позволит более эффективно использовать лесные ресурсы страны, у которого нет конкурентов на постсоветском пространстве и которое целиком и полностью отвечает самым высоким требованиям экологов. Это принципиальная позиция главы государства.

Впрочем, о рабочей поездке Президента в Гомельскую область подробнее расскажет моя коллега Алена Сырова. Мне же остается сказать о четвертом предприятии, ситуация на котором оставляет желать лучшего. Это минский «Камволь». Будем верить, что вложенные в его модернизацию 110 миллионов долларов все-таки себя окупят. На совещании Президент пообещал посетить каждое из наиболее проблемных предприятий.

Но вернемся в Светлогорск. Алена Сырова продолжит в видеоматериале.