Новости: Александр Лукашенко ответил на вопросы СМИ стран СНГ в преддверии саммита СНГ
новости СТВ в твиттере новости СТВ в инстаграмм

Александр Лукашенко ответил на вопросы СМИ стран СНГ в преддверии саммита СНГ

27.10.2013 - 21:58

Новости Беларуси. Без закрытых и запретных тем. Именно в таком формате прошло 21 октября общение Президента и руководителей средств массовой информации Содружества. На встречу с Александром Лукашенко в Минск прибыли представители СМИ абсолютного большинства стран СНГ.
Разговор получился открытым и  продлился вдвое дольше, чем предполагалось. Тем для обсуждения оказалось немало. А как иначе — встреча проходила накануне саммита глав государств СНГ, который состоится в белорусской столице уже в пятницу. Александр Лукашенко — убеждённый сторонник интеграции, и в очередной раз озвучил своё мнение по этому вопросу.

В конце недели Минск станет центром большой политики. Пройдет саммит глав государств СНГ. Как известно, свое участие подтвердили все президенты содружества. А 21 октября прибыли главные медиаменеджеры Содружества Независимых Государств, чтобы поговорить с Александром Лукашенко на тему интеграции и не только. В кулуарах уже обсуждали, что эта неделя станет очень богатой для журналистов на информационные поводы, а возможно, и сенсации.

В зале не просто представители СМИ. Это влиятельные журналисты и руководители медиа, их слушают и читают миллионы людей на постсоветском пространстве. Главные редакторы газеты «Известия» и журнала «Россия в глобальной политике», топ-менеджеры крупнейших информагентств - «РИА Новости», агентств из Азербайджана, Армении, Таджикистана. Мэтры газетной журналистики — шефы «Казахстанской правды», «Вечернего Бишкека», украинской «Рабочей газеты», глава межгосударственной телерадиокомпании «Мир». Их всех считают настоящими экспертами в политике и экономике. Они не просто говорят о событиях, они влияют на умы и даже историю. С такими экспертами впору обсуждать проблемы СНГ и будущее интеграции.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
С советских времен нас связывает общая кровеносная система экономики, единая энергетическая и трубопроводная сети, автомобильные и железные дороги, связь. Ну, правда, пользоваться мы еще, в угоду всем странам, на пользу всем странам постсоветского пространства, не научились. Откровенно говоря, и не хотим. И наши производственно-кооперационные связи по-прежнему для многих предприятий остаются безальтернативными, обеспечивают рабочими местами миллионы людей. Я приведу пример один. Сегодня предприятия Беларуси дают работу примерно 7 миллионам человек в РФ. То есть если мы производим конечный продукт на «МТЗ», к примеру, Минский тракторный завод, то там, по-моему, 65 комплектующих сырья из России. Между народами, нашими народами, нет непреодолимых психологических барьеров. Не даром наше интеграционное  образование называется содружеством. Всех его членов объединяет общая героическая история, единые стандарты образования, богатая советская культура, ну и, конечно же, великий русский язык.
Иногда задают вопрос: «А был ли и остается ли сейчас смысл существования СНГ?». При этом часто указывают на то, что многие страны уже ориентируются на разные центры силы. Россия, Казахстан, Беларусь строят Евразийский экономический союз. Украина, Молдова, отчасти Армения пытаются расширить связи с Европейским союзом. В Центральной Азии не по дням, а по часам растет притяжение к Китаю. Я выскажу мысль, которая кому-то может показаться парадоксальной. Тот факт, что страны Содружества проводят разную политику, не только не ослабляет, но, напротив, усиливает потребность в каком-то стягивающем механизме, значимым элементом которого является общая площадка для диалога.

В этом году Беларусь председательствует в СНГ. Страна подошла к вопросу серьезно. После тщательной подготовки в 2013 задумано провести более 70 мероприятий экономического, экологического, гуманитарного характера. Оно и понятно: белорусский Президент – один из самых последовательных сторонников интеграции на пространстве СНГ.

Александр Лукашенко:
Скажу от жизни. Знаете, все мы искали – кто-то искал, кто-то сейчас до сих пор ищет – счастье там, за морями. Это естественный процесс. Ну, мы же люди, можно сказать, советские: пока не пощупаем, не попробуем – не убедимся. Если сейчас нам распустить, разогнать Содружество, которое у нас существует, как площадка встреч, переговоров, выработки каких-то решений, что будет тогда, когда многие из нас, пощупав там за океанами, за морями и поискав свое счастье, захотят снова вернуться и разговаривать на общие темы? Знаете, что произойдет. Поэтому, когда мы в узком кругу обсуждаем эту проблему и начинаем очень резко накатывать на Содружество Независимых Государств, на неэффективность функционирования его, ну, вплоть до того, что «ай, интереса нет», я всегда говорю о том: не торопитесь, оно ведь нам не дорого стоит сегодня. Распустить, разогнать, разойтись проще. А вот потом собраться, собрать это все воедино, будет весьма сложно. Поэтому это простой жизненный ответ, если идти о жизни. Давайте не будем торопиться. Пусть будет эта площадка для принятия возможных решений. Конечно же, возможных.
У каждого свои интересы. Нам очень сложно сегодня принять какое-то решение, которое затрагивает интересы экономик, финансов наших государств – это правда. Но нашли же решение по зоне свободной торговли в СНГ. И движемся в этом направлении. И это непростое было решение, затрагивающее интересы очень многих. Поэтому я считаю, что Содружество Независимых Государств, как площадка для принятия конкретных решений, как площадка диалогов, должна сегодня существовать. 

Беларусь не провозглашает лозунга «Назад в СССР». Дважды в одну реку не войдешь. Сегодня государства в поиске: пробуют самые разные формы интеграции и сотрудничества. Вот, например, формат таможенной тройки: Беларуси, России, Казахстана, не исключает СНГ. Это как если в дружной компании человек 10, но кофе ходят пить чаще втроем.

Александр Лукашенко:
Совместно с Россией и Казахстаном мы создали Таможенный союз. И сегодня вплотную приблизились к новому этапу нашей интеграции, созданию Евразийского экономического союза. С учетом стремления ряда других стран к участию в этом проекте, на шахматной доске геополитики в самое ближайшее время Евразийский экономический союз и Европейский союз станут примерно равновеликими партнерами. Их интересы надо будет сбалансировать. Это есть живой пример того, что идея интеграции интеграций абсолютно реальна.

Руководитель страны, по определению, — персона закрытая и официальная. Часто ограничен протоколом. Но Александр Лукашенко открыто выражает свое мнение, даже если это иногда звучит и непопулярно. К искренней беседе призывает и журналистов.

Вопрос от телерадиокомпании «Мир»: кто из СНГ метит в Таможенный союз?

Радик Батыршин, председатель Межгосударственной телерадиокомпании «Мир»:
У нас предстоит два саммита: саммит Евразийского экономического пространства и вслед за ним идет встык саммит СНГ. Для нас, журналистов, главная интрига в одном, пожалуй, вопросе. Будет ли продвижение в вопросе о вступлении Армении в ТС и ЕЭП? Я знаю, что не все члены «большой тройки» разделяют энтузиазм, скажем, РФ. Поэтому, собственно говоря, хотелось бы понять, состоится ли сенсация послезавтра?

Александр Лукашенко:
Как я его вижу.. Почему я не говорю, как я его знаю, этот вопрос, потому что весьма много неопределенностей в этом процессе. Чтобы это не выглядело.. Хуже всего будет, если это будет поспешность некоторая. Вы знаете, что Украина, Молдова и Армения намерены подписать соглашение с Европейским союзом об Ассоциации. Я не анализировал соглашение Молдовы и Армении, проект их, но очень хорошо мы с Россией проанализировали проект документа с Украиной. Если это будут подобные документы, тогда понятно, насколько далеко и глубоко готовы идти наши партнеры, молдаване и армяне, в этом направлении. Мы не видим никакого страха в том, что Украина ведет диалог с ЕС, более того, мы не видим никакого страха, и у нас нет оснований запретить ей подписывать какие-то соглашения. Более того, в-третьих, наша позиция с Евросоюзом понятна, они нас на дух там не переносят, но подобные переговоры, даже глубокие, об отмене виз и так далее, ведет РФ, в том числе, о зоне свободной торговли Россия ведет с Европейским союзом диалог. Кто же на этом фоне может запретить такой гигантской стране, как Украина, вести этот диалог и подписывать какие-то соглашения? Да Господь с вами, ради Бога! Вопрос в том, чтобы это соглашение не закрыло путь для вступления Украины в будущий Евразийский экономический союз и ныне в Таможенный союз, о чем Украина  заявляет, что они хотели бы находиться в этом Европейском союзе. Вдруг, неожиданно, может, и вы узнали в какой-то день, что Армения не прочь присоединиться к Таможенному союзу. Когда я это услышал, и мы эту тему обсуждали с руководством России, и я задавал этот вопрос президенту Армении в Сочи: «А как Вы собираетесь подписывать соглашение и тут Таможенный союз?» Я заметил, что это даже не первый шаг, а это полшага, потому что нет определенности в этом вопросе.

С кем быть и работать — этот вопрос волнует многие государства. Но чего стоит стране шаг в интеграцию? Журналисты интересуются «закулисьем» президентских переговоров.

Александр Лукашенко:
Много очень было поставлено жестких вопросов. Но если это Таможенный союз, а сегодня Единое экономическое пространство  на ступень выше, а завтра – Евразийский экономический союз, и мы претендуем, что он будет, скажем так, гораздо плотнее, чем Европейский союз, – нам бояться нечего. Мы прошли в едином государстве, я уже говорил, свой путь. Встает вопрос: классические образования есть такие подобные? Есть. Как они функционируют? А вот так вот функционируют по таким-то правилам, к примеру, где нет никаких изъятий и ограничений. Захотели казахи прокачать по общим уже трубам нефть в Беларусь, в Россию, еще куда-то – одинаковый доступ: прокачали, переработали. Хочет Казахстан поставить свою продукцию в Беларусь, Европу через железные дороги Казахстана, России, Беларуси – одинаковые условия. У нас сейчас куча изъятий, и вы это прекрасно понимаете. Это для России важно – нефть, природный газ, изъятия, особые режимы и так далее – вопрос очень серьезный. Где-то кто-то уступает. Где-то кто-то что-то теряет. Но даже если это отразилось бы политически на России, Казахстане или Беларуси, это бы не было так болезненно, как сейчас. Почему? Была бы определенность для людей. Они бы видели свет в конце тоннеля. Да, Россия пошла на это, конечно, Россия больше уступок географически и экономически вынуждена будет делать, но не смертельно абсолютно это для России! Это не бешеные потери, все равно вместе мы отобьем и получим больше! Но, особенно россияне, они бы видели, что вот как минимум три больших бывших советских республики уже рядом. И мы в этом направлении будем двигаться. Если этого не будет, то центры силы, о которых я сказал, они будут все время над нами довлеть.

Геннадий Кузьмин, главный редактор газеты «Вечерний Бишкек» (Кыргызстан):
Вопрос с Таможенным союзом зашел очень далеко, Александр Григорьевич. Наш первый вице-премьер был в Японии и предложил японцами и корейцам тоже присоединиться к Таможенному союзу. А там, наверное, подтянутся Аргентина, может, Бразилия. То есть в умах народных, конечно же, зреет эта необходимость. Вот недавно статистические данные были по Центральной Азии. В Узбекистане 75% опрошенных за то, чтобы войти в ТС. У нас где-то 78% в Киргизии. Но такое впечатление, что...

Александр Лукашенко:
Извините. Остановитесь немножко. Вы правильно сказали. Может быть, у людей несколько завышено ожидание от этого объединения. Но мы инициаторы и, прежде всего, Россия,  - это главный мотор, главный центр, вокруг которого будет происходить интеграция. И исторический, и экономический, и так далее. Согласны Вы? Если мы не удовлетворим эти ожидания,  и если мы втроем, начав это великое дело, не договоримся и не продемонстрируем, что это нормальное образование, выгодное, и чтобы европейцы не говорили: «У вас нет перспектив, потому что наша основана на ценностях, а у вас этих ценностей нет». Так вот мы должны сделать во что бы то ни стало, их ожидания мы должны подтвердить действиями, нашими  действиями. Поэтому мы не имеем права на ошибку.

Что таить: прийти к общему знаменателю всегда непросто. Вот странам ЕС понадобились десятки лет, чтобы объединиться и ввести евро. Белорусского Президента часто упрекают, как раз-таки, в нежелании создавать единый эмиссионный центр.

Максим Филимонов, первый заместитель главного редактора ГУП «Российское агентство международной информации «РИА Новости» (Российская Федерация):
Сколько, на Ваш взгляд, может занять времени, чтобы прийти хотя бы к тому уровню взаимодействий, которые сейчас есть в ЕС?

Александр Лукашенко:
Мы же создали наднациональный орган экономический, который принимает решение, Евразийская экономическая комиссия, ЕЭК, мы ее создали и наделили определенными наднациональными полномочиями. То есть мы поделились уже своим суверенитетом. Что касается Беларуси, да, думаю, Казахстана и России, в этом нет проблем. Только надо понимать, какую долю суверенитета и во имя чего мы должны передать в наднациональные органы. Там наши люди: казахи, белорусы, россияне. Поэтому мы же не отдаем Европейскому союзу этот суверенитет, который вообще не имеет отношения к нашему Таможенному союзу, скажем так. Мы создали из своих людей, грубо говоря, соответствующий орган, которому поручили управлять, и в него заложен принцип консенсуса. Я проблем здесь не вижу. Поэтому если Вы думаете, что кто-то дрожит над  суверенитетом, да, мы независимое суверенное государство, но если мы чего-то хотим и видим цену этого, мы на это пойдем. Мы тоже много думали, много колебались, как Россия и Казахстан: нормально-ненормально, как воспримет население. Но мы видели солидную пользу от этого экономическую, если хотите, финансовую, поэтому мы на это шли. Если это будет обыкновенная, простите меня, трескотня о будущем Евразийском экономическом союзе, и под непонятно что опять надо будет суверенитет передавать наверх, белорусы на это не пойдут. Уверен, что, тем более, Казахстан и Россия на это не пойдет. Поэтому суверенитет в данном случае у нас не икона. В данном контексте своего вопроса Вы привели вопрос о единой валюте. Знаете, это как раз вопрос, о котором я сказал. Это забегание вперед.

Федор Лукьянов, главный редуктор журнала «Россия в глобальной политике»:
Вы про суверенитет уже неоднократно упомянули. Вначале Вы сказали, что суверенитет – это не икона, и, все-таки, им надо оперировать...

Александр Лукашенко:
Я так и подумал, что Вы меня упрекнете в противоречии.

Федор Лукьянов:
Я не упрекаю.

Александр Лукашенко:
Это не противоречие. Да, это самое главное, самое ценное, но это не икона. Если от того, что мы отдаем самим себе, я подчеркнул это, потому что казахи, белорусы и россияне, и мы туда передаем самим практически себе, пусть даже лишаемся какой-то доли, ну так это имеет определенную цену. Поэтому здесь противоречия нет. Я помню, что говорил.

Федор Лукьянов:
Я как раз противоречия не вижу, потому что в Европе тоже, хотя и передают суверенитет, но, мы как видим, ни одна страна от него не отказывается. До определенного уровня – и все.

Тем не менее, Беларусь и Россия в формате Союзного государства продвинулись дальше всех. Разногласий хватает, но на границе стран не спросят паспорт. Россияне могут жить и работать у нас и наоборот. Не повлияет ли ужесточение миграционной политики на единый рынок рабочей силы?

Александр Лукашенко:
Мы вам, белорусы, проблемы создаем? Я приезжаю в любую республику и спрашиваю: «Скажите, от белорусов есть проблемы? Может, преступления там через край?» Миграционную проблему надо решать не с этого – запретить, выдать визы и так далее. И она не будет в России так решаться, я уверен. Умных людей в России достаточно, чтобы ее начинать решать так, как надо, снизу, создавая условия и ставя под контроль все процессы. Конечно, сейчас много эмоций вокруг после Бирюлево, очень много эмоций вокруг этого. Но в этих эмоциях, я только один возьму пример, никого не упрекая, я хочу, чтобы вы меня правильно поняли. Я не меньше вас русский, поэтому для меня эта проблема больная. Я не хочу, чтобы в моей России это происходило. Так вот. Кто бы ни говорил сейчас, и заслуженные люди,  и такие-сякие говорят об одном: о высокой степени коррумпированности, крышевании, о том, что на этой миграции выросли целые, наверное, олигархические (если не олигархические, то полуолигархические) криминальные кланы. Это что, неправда? Так давайте это решим! Если к вам приезжает белорус, азербайджанец, армянин, молдаванин или украинец, а рабочая сила вам нужна, безусловно, нужна, Россия богатая, мощная, денежная, и строить надо там – так вы создайте, выработайте такой порядок, чтобы он не допускал подобных нарушений!

Разговор получился масштабный. Александр Лукашенко не просто говорил, как белорусский лидер, а как председатель СНГ, за которым десяток стран и миллионы людей. Кто знает, что было бы с ними, если бы страны когда-то не пошли по пути интеграции?

Непростые вопросы подкидывает сегодня экономика. Шеф российских «Известий» коснулся калийной темы.

Александр Малютин, главный редактор газеты «Известия» (Российская Федерация):
Про «Уралкалий». Кого бы Вы хотели видеть в числе совладельцев?

Александр Лукашенко:
Вас что, попросили задать этот вопрос? Расскажите честно.

Александр Малютин:
Мне просто очень интересно самому. Просто мы пишем о предприятии...

Александр Лукашенко:
Я извиняюсь. Вы такие вопросы важные задали, которые сейчас на слуху, и мне всегда кажется, что кто-то: «Ну, спроси у Лукашенко там, видит он там кого-то?» Нет. Вы знаете, я Вам скажу честно абсолютно, мне абсолютно безразлично сейчас, чем занимается «Уралкалий», за исключением одного: чтобы они проводили нормальную политику на рынке удобрений калийных — они ведь вредят не только нам, но больше всего они вредят канадско-американской компании, это самая крупная компания. Затем мы идем и «Уралкалий». Нам вред приносят. Затем идут немцы и евреи. Они им приносят много вреда. Но остальные все мелкие компании, если уж говорить об этом... Поэтому меня единственное волнует: до каких пор они будут демпинговать и этим самым гробить собственное производство калийных удобрений в России? Если бы так принимали производители удобрений, за которыми стоят люди, те же Березники. Россияне были у меня здесь, в соседнем зале  - упрекали в том, что Березники уходят под землю, под воду и так далее. Я переживаю за это. Но, ребята, если вы хотите, чтобы мы плечо подставили, мы готовы поехать в Березники подставить плечо. Но, прежде всего, вы же сделайте шаги эти. Вы же этого не делаете! И начинается во всех сегментах калийного рынка демпинг. Если сегодня мы продаем за 400 долларов, договариваемся калийные удобрения продать, следом буквально приезжают представители «Уралкалия» (это уже было зафиксировано во многих местах), предлагают за 350, 320 и так далее. Идет этот демпинг. Но он же во вред! У нас государственная компания, мы подключим все рычаги, и мы выдержим этот демпинг, вплоть до снятия налогов. Вы не снимите эти налоги! Это частная компания! Ну, зачем вы в убыток работаете? Чтобы захватить рынки? Не получится! Давайте договариваться, давайте вместе будем работать. И я бы хотел, отвечая прямо на Ваш вопрос, видеть компаньона  с вашей стороны наши калийщики хотели бы, людей, которые заинтересованы в производстве и достойной прозрачной продаже этих калийных удобрений.

Такое общение позволяет не просто получить информацию от первого лица, но и понять, что руководит первыми лицами страны, что стоит за непростыми решениями, и вообще, какие они люди, как живут и чем увлекаются.

Анатолий Криволапов, генеральный директор – главный редактор издания «Рабочая газета» (Украина):
В следующем году у вас Чемпионат мира вашей любимой игры. 

Александр Лукашенко:
А почему Вы считаете, что это моя любимая игра? Неправда. Ну, вот,  журналисты ж должны знать о моей любимой игре. Я всю жизнь играл в футбол. Всю. Уже будучи президентом, я доигрался до того, что, журналисты это знают, Павел Якубович об этом много писал. Еще в молодости глубокой я хорошо играл в футбол. Я бежал к правому краю и начинал подавать мяч на ворота, ну, как обычно, и упал на левое колено. На всей этой бешеной скорости я упал на левое колено, подвернул левую ногу и повредил мениск. Ну, по молодости там все забылось. Стал президентом. Помните, целые стадионы мы собирали, когда я стал президентом? Мы играли на «Динамо» с легендарной динамовской командой, которая стала чемпионом мира. Даже где-то фотография у меня, Владимир Владимировичу показывал. Играл уже в наколеннике, но более-менее. А дальше – хуже. Прооперировал колено, и мне очень больно бежать. Когда бегу, там же прыгающая... я вынужден был вспомнить свою детскую забаву. Знаете, в каких коньках играли тогда в хоккей? Начал играть в хоккей. Вот эти мягкие движения на льду, хотя, конечно, 4 раза мне лицо разрубали, и сшивали его, и так далее. Там же никто не смотрит в этой игре, ты кто. Но я вынужден был заниматься этим. Я очень люблю бегать на роликах, на лыжероллерах. Вчера я пробежал 13 километров своих любимых на лыжероллерах, потом пошел играть в волейбол. А там тоже прыгать надо! Как колено ночь болело, но я не мог. Но хочется ж поиграть! Когда-то ж играл в этот волейбол. Команда, компания собрались.

Президент руководит страной не один год. За это время многое сделано. Беларусь взяла лучшее от социалистической модели государства: и бесплатное образование, и медицину. Но смогла совместить это с рынком.

Александр Лукашенко:
Я считаю, что любое государство должно, прежде всего, ценить свой народ. Нет, мы не отказались от планирования. Я не знаю, кто вообще отказался от планирования. Потому что каждое государство утверждает, допустим, бюджет. Утверждает? Так это ж финансовый план на год. Вот россияне на 3 года вперед. Приходится, конечно, корректировать кое-какие вещи. Мы как-то еще, наверное, не рискнули на 3 года, на 5 лет, бюджет утвердить. Россияне это делают. Они нарабатывают бесценный опыт. А мы присматриваемся к ним. Это хорошо. Мы утверждаем основные показатели на год, но это не то планирование, которые было в Советском Союзе. Я не помню сколько, но я помню, по-моему, то и 6 тысяч, то ли 5 тысяч планов составляли. Суперрыночная экономика. И отличия самые главные – это конкуренция. Для меня конкуренция – это почти икона. Вот что я приемлю без всякой там альтернативы и возражений – это конкуренцию. Это святое. Это главное – честная конкуренция. Если она есть – не будет застоя в обществе, не будет застоя в экономике и финансы будут хорошие. Это принципиальнейшее отличие. Второе святое для меня – мы должны раскрепостить человека. Человек должен проявить свои лучше качества, и это всегда будет во благо любому государству. Поэтому, если у нас ты хочешь заниматься бизнесом, у нас заявительный принцип. Заявление подал, иди занимайся. И, в данном случаем, мы опережаем все СНГовские страны в рейтинге. Всемирный банк составляет подобные рейтинги. Ставим свои задачи совсем недалеко: у нас 55 место, а надо в 30 войти. И третье – частная собственность. Но, не миллиардером в 25 лет. Ты, пожалуйста, хочешь создать себе частную собственность – милости просим: вот земля, кредит, если нет денег. Если ты их где-то возьмешь, то это твое дело. Каждый человек ищет эти кредиты. Ищи себе компаньона, или один создавай. Вот мы были на Полесье, там в плане была намечено создание мощнейшего завода по переработке молока. Почему взяли? Потому что каждый год на 30% рынок прирастает. В России нарасхват. Мы перерабатываем там молоко в быстрые сыры, которые мгновенно созревают, в течение дня рабочего. И поставку на рынок. Частники пришли, 80 миллионов вложили, построили завод. В Европе таких мало, и на просторах СНГ нет.

Вместо запланированных полутора часов руководители крупнейших медиа СНГ общались с Александром Лукашенко вдвое больше. Разговор получился искренним и вдумчивым, все-таки, проходит накануне важного события, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

 Встреча Александра Лукашенко с руководителями СМИ стран СНГ
Загрузка...
X