Александр Лукашенко ожидает от писателей Беларуси идей, героев и произведений, которые смогут заинтересовать человека XXI века

25.10.2014 - 21:54

Мировые шедевры все еще не вышли в тираж, и Президент Лукашенко (заметивший как-то: положите мне на стол «Тихий Дон» или «Войну и мир» - и будет вам «добра») вот в очередной раз  спросил у писателей: Чем вам помочь?
Что ответили литераторы? И насколько волнуют белорусские «пісьменнікі» читателей? – узнавала Илона Волынец.

Людмила Клочко:
Я люблю вечера,
Я смотрю в них, как в омут колодца,
Мне их пить - не допить.

Рифмовать слова она начала раньше, чем писать буквы. Людмила Клочко уже и не помнит, когда именно сочинила первый стих. Сегодня 24-летняя Люда – самый юный автор Союза белорусских писателей. А ведь еще год назад волновалась, как рукописи превратить в полноценный сборник.

Людмила Клочко, поэтесса:
Это стало таким довольно серьезным для меня шагом. Может быть, если бы этого не произошло, то все мои какие-то поэтические начинания, может быть, отложились еще на много лет вперед.

Быть ближе к читателям помогает всемирная паутина. У поэтессы свой сайт. Стихи, авторские афоризмы в режиме он-лайн. Здесь же можно послушать аудиозаписи, на которых Люда сама читает свои работы.

Людмила Клочко, поэтесса:
Единственное, чего я хочу, если мы говорим о литературе, это быть самостоятельным автором, не на кого непохожим и писать хорошие стихи.

Люда не сомневается: когда-нибудь и ее сборники будут во всех книжных магазинах страны. А пока юная поэтесса внимательно следит за новинками. И не перестает пробовать свои силы в конкурсах.

Людмила Клочко, поэтесса:
Я считаю, что читателю давно пора раскрыть глаза, зайти в тот же Интернет, прийти на какие-то литературные вечера, поинтересоваться, что вообще в живом городе, в живой стране существует. И тогда не останется человека, который скажет, что литература ушла и поэтов нет.

По образованию физик, а по сути — лирик. Ее стихи стали песнями, однако настоящая популярность пришла к Наталье Батраковой благодаря романам. Ее герои – люди, случайно улыбнувшиеся на улице или ехавшие в одном трамвае. Автор неоднократно изданных книг «Территория души» и «Площадь согласия» – громкое имя не только в белорусской литературе. Ее произведения стали бестселлерами и на обширном российском рынке.

Наталья Батракова,  писательница:
Сам по себе писатель может писать просто-напросто в стол. То есть здесь уже должна быть такая цепочка, связка: писатель— издатель — читатель. Это значит и продажи, и библиотечная система. То есть, как угодно, как можно более широкий охват.

Три часа разговора: острые вопросы и откровенные ответы.  Президент Александр Лукашенко провел совещание с представителями творческой элиты страны. Здесь присутствовали писатели, актеры, кинорежиссеры, руководители телеканалов.

В топе главных вопросов -  состояние белорусской литературы сегодня и интерес к книге  не только у нас, но и во всем мире. Подводя итог встречи Президент потребовал эффективной отдачи от вложенных государством средств на поддержку творчества, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Ольга Макей, СТВ:
Сегодня электронные книги и Интернет составляют серьезную конкуренцию книге бумажной и традиционным библиотекам. Ведь объективно, гораздо удобнее иметь при себе на планшете десяток книг, чем всегда носить стопку с собой. Более того, в сети Интернет по запросу «скачать электронную книгу» более полутора миллионов результатов. Большинство из них еще и бесплатные.

Как бы не старались производители приложений для чтения повторить даже фактуру листов, шелест страниц —  запах типографии не заменит ни один гаджет.  Привычные библиотеки и книги — далеко не архаизм. Беларусь по прежнему остается самой читающей страной СНГ. В республике 3,5 тысячи библиотек, в которые записан примерно каждый третий белорус. И на каждого жителя приходится 7 книг плюс еще по 3 издаются ежегодно. И белорусских авторов читают, уверяет председатель Союза писателей.

Николай Чергинец, председатель ОО «Союз писателей Беларуси»:        
Мы взяли 48 писателей, которые уже в литературе не первый день. Сделали анкету, где попросили 100% библиотек страны ответить на вопрос: есть ли его книги, если есть, то сколько, и сколько раз за два года они запрашивались. И получилось, что произведения 48 писателей запрашивались в течение двух лет около 2,5 миллионов раз. Ответили - значит читают.

Во Дворце Независимости — творческая интеллигенция: руководители крупнейших СМИ, поэты, писатели, драматурги и музыканты. Словом те, кто плечом к плечу работают над силой этого самого слова. Крайняя, как говорят в этой среде, работа белорусского режиссера Александры Бутор сейчас на экранах кинотеатров — фильм «Белые росы. Возвращение». Она признается: сценарии к своим кинолентам и телепроектам нередко пишет сама,  работает и с отечественными авторами.

Александра Бутор, режиссер:
Проблема даже не в том, что мало обращают на современных белорусских авторов внимания, а то, что в принципе у нас мало снимается кино. Хотелось бы, чтобы это случалось чаще и больше. И, конечно же, отечественного продукта - белорусские актеры и белорусские авторы. Я работала с Дударевым - это наш белорусский классик. С удовольствием работали, у нас есть еще планы работать дальше. И  моя мечта - Короткевич.

Короткевич, Богданович, Быков, Купала и Колос — белорусская классика и гордость многих поколений белорусов. Об этом скажет и Президент. Только вот современных авторов, способных написать «Войну и Мир», пожалуй нет. То ли книга перестает быть главным источником информации, то ли читатель более придирчивым? Ответы на вопросы, которых не мало, искали на специальном совещании.

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь:
Мне, откровенно говоря, не верится в наступление сумерек литературной эпохи. По крайней мере в Беларуси. Ведь в жизни нашего народа литература всегда была средством познания мира и воспитания личности. Недаром поэзия и проза Купалы и Коласа, Богдановича и Мележа, Короткевича, Быкова являются источником национальной гордости многих поколений белорусов. Почему высочайшая планка, поднятая нашими великим писателями, не соответствует сегодняшнему состоянию литературного процесса? Может быть, маститым писателям мешает инерция мышления, а молодому поколению не хватает житейской мудрости, опыта. Или просто изменилось время и наша литература развивается в русле общемировых тенденций, утратив традиции национальной писательской школы.
Литература всегда питала идеями и сюжетами другие виды искусства. Как развивается это творческое содружество сегодня? Справедливы ли претензии писателей по поводу того, что современные композиторы и режиссеры отвернулись от национальной литературы? Или причиной спада интереса является недостаток достойных книг?

Специалисты утверждают: именно духовность — фундамент, на котором строится экономика и политика государства. Поэтому развитие общества возможно лишь с опорой на науку, образование и культуру. Говоря о писателях, Президент особо акцентирует: время цензуры ушло в прошлое.

Александр Лукашенко:
Смотря какие-то фильмы или читая те или иные опусы великих литераторов, артистов и прочего люда из вашего цеха, с удивлением обнаруживаю, что их, видите ли, там прижимали в советские времена, зажимали, работать не давали. Но все они стали народными, все жили прекрасно тогда. Поэтому я делаю скидку, что сейчас модно стало жаловаться: «Ах, вот, тогда нас зажимали, прижимали и так далее». Ну, пусть будет так. Однако именно в те годы литература обрела высочайший авторитет.
В наши дни никто не диктует, о чем и как писать. Если диктует, то вы, пожалуйста, скажите, кто диктует и что диктует. Ушли в прошлое цензура и госмонополия на печатное слово. Если не так, вы тоже мне об этом скажите. Однако свобода не породила великой литературы, а привела к расколу писательского сообщества. Что это – тупик? Или у вас есть надежда на восстановление единого творческого поля?
Сегодня к диалогу приглашены не только писатели, но и деятели культуры, кто так или иначе был связан с литературой или, может быть, еще, слава Богу, до сих пор связан с ней.

Читатель все чаще отдает предпочтение отнюдь не отечественным авторам, таковы результаты социологических исследований. Большинство возьмет с полки магазина русскую или зарубежную книгу, а вот современную белорусскую принесут домой лишь 3,5%. И конкурировать на этом поле не просто, делится главный редактор журнала.

Александр Бодак, главный редактор журнала «Полымя»:
Можна згадаць савецкі перыяд, калі выходзіў новы раман Івана Шамякіна, і ў цэнтры Мінска, каля Цэнтральнай кнігарні на вуліцы заканчвалася чарга, каб гэты раман, гэту новую кнігу купіць. Што, няма новых Шамякіных? Ці проста памяняўся чытач? Нам трэба павышаць сваю планку, трэба больш адказна ставіцца да слова.

Презентации книг, литературные акции и даже национальный праздник — День белорусской письменности. За 5 лет из бюджета выделено больше 16 миллиардов рублей на выпуск полутысячи произведений тиражом в 2 миллиона экземпляров. Со стороны государства делается многое, только вот отдача есть далеко не всегда.

Александр Лукашенко:
Дайте «Поднятую целину» или «Войну и мир» - немедленно будем продвигать, рекламировать. Где они? Хоть и День белорусской письменности, Год книги - государство как может, так рекламирует. Нигде уже эти форумы не проводятся, только у нас. Много было разговоров: да не надо, хватит. А нет, пуская будет! Пускай будет этот форум, на который надо что-то принести, товар лицом показать. Ярмарка ваша. Почему на ваши произведения не снимают фильмы? Вы скажете, что мы денег не выделяем. Я вот недавно Тозика и других критиковал. Мы миллиарды из года в год выделяем средств для того, чтобы «Беларусьфильм», который мы заканчиваем модернизировать полностью - вся Москва здесь сидит, снимает фильмы, - а почему вы этого не делаете? В России это штампуют в месяц по несколько штук. Государство деньги не выделяет. Там что-то чуть-чуть, а сейчас вообще ничего. А ко мне приходят, ногой дверь открывают - дайте деньги. Даем, в бюджете выделяют. Но отдачи от этого настоящей не видим. Как быть дальше? Это же не мои деньги, это же народные деньги.

В Беларуси действуют два союза писателей, правда коллегами их назвать сложно, скорее - конкуренты. А ведь объединив усилия, добиться можно было бы большего. Оба председателя подняли тему белорусского языка. Борис Саченко приводит статистику: за последние годы количество читающих на родном сократилось почти втрое.

Борис Саченко, председатель общественного объединения «Союз белорусских писателей»:
За тры гады колькасць людзей, якія чытаюць па-беларуску, скарацілася з чатырнаццаці адсоткаў да пяці.

Николай Чергинец:           
Если бы мы отбросили, скажем, борьбу за «беларускую мову» как лозунг политический, мы бы с вами вместе могли достичь хороших результатов. Сами бы пошли обучать людей. Вот мы, похвастаюсь, каждый раз (раз в год, по крайней мере) докладываем по инстанциям наши предложения по «беларускай мове». И мы рады, что улицы названы по-белорусски, на дорогах указатели по-белорусски, населенные пункты. Постепенно идет работа. Но надо понимать: насильно это делать нельзя.

Александр Лукашенко:
Это свобода человека. Это его право - выбрать, на каком разговаривать языке. Но святое то, что мы должны знать не только русский язык, на котором мы в большинстве случаев общаемся дома, но и свой белорусский язык, «беларускую мову». Да, у нас очень много проблем в «беларускай мове», кстати, это и ваша проблема, чтобы где-то что-то дошлифовать, чтобы появились новые термины, чтобы мы могли «выкладаць усе прадметы ў школе на беларусскай мове».

Президенту задавали самые разные вопросы, порой даже острые. Спрашивали и про черные списки, и про издательство, которое лишили лицензии. Александр Лукашенко откровенно отвечал каждому и просил не забывать, что помимо законов существуют еще и принципы морали. 

Александр Лукашенко:
Значит все эти споры - кого лишили, кого не лишили, можно печать, нельзя - давайте отбросим. Они хороши, можно спорить, но действовать государство будет в рамках закона и моральных принципов любого общества. Если какие-то «пісьменнікі», если какие-то издательства будут противоречить этим принципам, они немедленно будут закрыты. Это моя позиция.

За время совещания на столе у Президента выросла целая стопка книг. Подарки Александр Лукашенко пообещал прочесть. Адам Мальдис презентовал главе государства книгу, над которой работал 10 лет.

Писатели, актеры, кинорежиссеры, руководители телеканалов - в Резиденции Президента. Представители интеллигенции на встрече с Президентом сетовали на падение спроса на печатную книгу, причем во всем мире. Чтобы поднять престиж, писательница Наталья Батракова (кстати, самый продаваемый белорусский автор) предложила организовать литературный конкурс, чтобы у новых талантов был шанс заявить о себе.

Наталья Батракова, писательница:
Нет у нас вот такого значимого литературного конкурса, который бы способствовал открытию новых имен. Опять же, в жанре драматургии. А ведь разные есть номинации. Пусть по одной книге в итоге будет издано, но это будут новые имена. Малая проза, роман, детектив. Как молодым авторам заявить о себе?

Александр Лукашенко:
Давайте проведем этот конкурс. Во второй части или в первой подискутируем и перейдем к конкурсу. В результате конкурса получим несколько произведений или же спектаклей, или же фильмов - сценарий будет там какой-то или еще что-то. И на основании этого сценария, если он победит в конкурсе, снимем фильм. Или же победит писатель - мы поддержим и издадим его книгу. Но чтобы эти деньги пошли в этот талант, чтобы этот талант завтра заискрился и засиял еще ярче, а не просто выкинули деньги, издали красивую книжку.  А потом Чергинец придет и скажет: знаете, не хотят покупать, давайте бесплатно раздадим. Так бесплатно не бывает, кто-то должен за это заплатить.

Илона Волынец, корреспондент:
С мнением, что белорусы стали меньше читать? можно поспорить, особенно когда находишься в таком месте. Ночная книжная ярмарка в Минске не теряет своей популярности уже несколько лет. И это при том, что сюда можно попасть только раз в неделю с пятницы на субботу. Здесь огромный выбор литературы, книги представлены во всех жанрах. А гланое, книгаманы приходят сюда, чтобы сэкономить. Ведь цены на ярмарке ниже, чем в обычных магазинах.

На выставке всегда оживленно. Организаторы и сами удивляются: каждый раз перед открытием у дверей собираются очереди. Александр Сомин даже научился предугадывать вкусы читателей. Мужчина уже 20 лет продает книги. Сейчас, говорит, резко возрос спрос на историческую литературу.

Александр Сомин, продавец:
Появилось много литературы, которая отражает разные точки зрения на какие-то исторические события. Людям это интересно. Хорошую, серьезную, деловую литературу спрашивают часто.

Белорусы, скорей, называют имена классиков, чем современных авторов. А если полки и пополняются отечественными изданиями, то больше детскими.

Посетители книжной выставки:
Что знаем - это белорусские сказки. Поэтому их прочитали в первую очередь, раньше русских, иностранных сказок.
Современных авторов? Из наших Дроздов фантастику пишет. Больше как-то так не попадалось. В основном классические.

Мало пишут. Хороших произведений мало.

С творческой элитой Президент беседовал 3 часа. Договорились продолжить разговор в будущем, чтобы снова выслушать самые разные мнения и обсудить проблемы.

Александр Лукашенко:   
Вычлените те вопросы, которые должен решить Президент. Которые не может решить ни Правительство, ни другие. Скорее всего, это будет касаться финансов, а финансы в бюджете все, у нас нет каких-то других источников. А изменить бюджет или даже проект, который внесен, поменять в будущем может только Президент. Я думаю, что из двух союзов вы найдете людей (это небольшой круг рабочих, а, может, два председателя, писателей, театральных деятелей, киношников наших и так далее) и определите. Но все должно быть честно и справедливо. Если есть возможность, давайте попросим, нам дадут – не надо так. Это государственные, это людские деньги. Если надо чудо-фильм снять, есть такой сценарий, и вы убедитесь в этом, проштудируете хорошенько, министры свое слово скажут, вы будете снимать. Если есть чудо-произведение, как вы уже будете, голосование или нет, определять, давайте поможем издать. Если есть талантливейший человек, займитесь, председатели, этим и давайте посмотрим, как его поддержать. Вплоть до материального. Но чтобы не испортить, как говорили Давыдько и Кисель. Потому что деньги – это страшное зло. Как только деньги получишь не своим трудом, заработанные, завтра они тебя испортят. Понимаете, о чем идет речь. Это главное. А разговор наш мы можем продолжить, если вы этого захотите.

От людей творческих подарок Президенту. Алмаз знаний и главное книгохранилище страны в миниатюре. После совещания литераторы еще долго не расходились: делились впечатлениями и обменивались мнениями.

Адам Мальдис, литературовед, доктор филологических наук:
Мне здаецца, што гэта першы крок да збліжэння двух творчых саюзаў - «Саюза пісьменнікаў Беларусі» і «Саюза беларускіх пісьменнікаў». Такой падводнай барацьбы не павінна быць. Павінна быць творчае супрацоўніцтва, спаборніцтва, нават, абодвух саюзаў.

Такая встреча - отличная возможность не только поговорить о проблемах, но и обсудить новые проекты. А это еще один повод слова превратить в дела.

Люди в материале: Александр Лукашенко
Loading...


«Каждый месяц в магазине продается 100 экземпляров Короткевича». Рассказываем, почему классик так популярен у белорусов



Новости Беларуси. «Дикая охота короля Стаха», «Колоса под серпом твоим», «Лодка отчаяния»... Его произведения стали достоянием белорусской литературы. На этой неделе белорусы отметили 90-летие со дня рождения Владимира Короткевича, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Евгений Поболовец, СТВ:
Между тем наш знаменитый земляк был не только писателем. «Дядя Володя» оставил после себя более 600 изображений. И по мнению исследователей – неплохих.

Драматург, переводчик, поэт, художник – кем еще был классик? И как память о нем чтят в Орше – родине Владимира Семеновича.

Дмитрий Боярович продолжит.

Владимир Короткевич, писатель:
Няўжо вы думаеце, што я быў бы чагосьці варты без вас?

Двухминутный, но с глубоким смыслом. Отрывок из выступления, считай, единственное видео с участием Короткевича, сохранившееся до наших дней. Здесь писатель полон любви к людям и стране, которых он заставил гордиться своей историей,

Светлана Кожемяко, старший научный сотрудник Государственного музея истории белорусской литературы:
Ён быў, з аднаго боку, і рамантыкам, а з другога, калі яго не разумелі, то ён быў у гэтых выпадках жорсткім рэалістам. І ён не мог адысці ад сваіх ідэалаў, рыцар сумлення і годнасці, як пра яго часта кажуць.

«Рабі нечаканае, рабі – як не бывае. І тады пераможаш». Короткевич сам создал творческое направление и страдал из-за свободы мысли. Цензура, слежка КГБ, запрет печати. Может, поэтому им зачитывались? Может, поэтому за его книгами были очереди? А некоторые экземпляры даже воровали из библиотек. Их просто невозможно было заказать.

Михаил Басалыга, художник:
Я быў у выдавецтве «Беларусь». І потым мне рэдактар Галубовіч кажа: «Міхась, я табе дам кніжку, але толькі на два дні». Дастае з-пад стала кніжку, вокладкі няма, замызганая, такая замусоленая, у пачатку 10 старонак няма, канца няма. «Во, на, праз два дні каб прынёс», – ён кажа. А я кажу: «А што гэта?» Ён кажа: «Дзікае паляванне караля Стаха». Вось так тады любілі Караткевіча, у тыя часы.

Читают ли классика сегодня? В Беларуси, независимость которой он предсказывал, когда про это не могли и мечтать? Ищем ответы в Центральном книжном магазине. Здесь каждый месяц продается 100 экземпляров Короткевича. Заметьте, только в одном магазине сотня. Цифра – доказательство его популярности.

Ольга Чепига, заведующий секцией художественной литературы Центрального книжного магазина:
Караткевіч – гэта зорка беларускай літаратуры. Ён заўсёды, ужо шмат гадоў папулярны. Канешне, у савецкія часы яму не надавалі столькі ўвагі, таму што ён заўсёды быў такім крыху апазіцыйным пісьменнікам. Але зараз, з развіццём беларускай дзяржаўнасці, у яго адкрылася другое дыханне, калі можна так сказаць. Моладзь і людзі сталага ўзросту чытаюць і купляюць Караткевіча. Самы папулярны твор у яго – раман «Каласы пад сярпом тваім».

Особенно уважают классика в Орше. В музее сохранили более 600 экспонатов, связанных с Короткевичем. Личные вещи, рисунки, письма, фотографии, видеотека. В 2013 году учреждение посетили 130 тысяч человек.

Анастасия Смолякова, старший научный сотрудник Оршанского музея В. Короткевича:
Тут вы можаце пабачыць пісьмовы стол, на якім заўсёды нязменна ляжалі пісьмовыя прылады, папера. Уладзимір Сямёнавич не любіў, калі яго адцягвалі ад працы. Таксама на стале заўсёды ляжалі якія-небудзь цікавыя рэчы, якія ці сам Караткевіч, ці яго сябры прывозілі з падарожжаў. І потым гэтыя рэчы натхнялі яго на напісанне твораў.

Дом в Орше, где жил Короткевич, сейчас выкуплен. Местный меценат Андрей Балабин хочет сделать здесь современный музей. Он станет подарком для города. Им стал и рисунок по мотивам творчества Владимира Семеновича, который уже украшает одно из зданий.

Дмитрий Боярович, корреспондент:
Адмыслова да ўгодкаў у Оршы з'явіўся мурал з выявай Уладзіміра Караткевіча. Месца невыпадковае. Тут пісьменнік нарадзіўся (літаральна побач была радзільня). Тут напісаў «Дзікае паляванне караля Стаха». Тут зараз вуліца ў яго гонар.

Мурал видно издалека. Он символично возвышается над пейзажами. На пятиэтажную высоту рисунок поднял Дмитрий Толкачев. Художник (как и сам Короткевич, из Орши) подготовил три варианта эскизов.

Дмитрий Толкачев, художник:
Работа, я считаю, концептуальная. То есть это не просто я взял что-то с головы, вставил, а пользовался теми материалами, которые существуют на самом деле. Этих материалов, к сожалению, в музее нет. Они есть в личной коллекции. Мне посчастливилось увидеть эту коллекцию и с ней поработать. Ушло по времени, мы считали, 57 часов. Порядка восьми, наверное, 15-килограммовых ведер акрила, около 26 баллончиков аэрозольной краски.

В свое время «рисовали» Короткевича (и писателя, и созданный им художественный мир) Вячеслав Телеш, Николай Купава. Интересно, что 600 рисунков оставил после себя и сам классик. Кстати, очень убедительных. Интереснейшие из них (а также впервые – книги из домашней библиотеки автора) выставили в Национальной библиотеке.

Александр Суша, заместитель директора Национальной библиотеки Беларуси:
Тут упершыню фактычна мы паспрабавалі прадставіць бібліятэку пісьменніка, яго ўласны кнігазбор, які дагэтуль захоўваецца вельмі беражліва ў кабінеце ў кватэры, дзе ён жыў свае апошнія гады. Дзякуй Богу, нашчадкі вельмі асцярожна, і з такім трапяткім пачуццём ставяцца да спадчыны свайго знакамітага сваяка і гэта ўсё збераглі.

Наиболее близким мир Короткевича стал для Михаила Басалыги. Художник иллюстрировал «Дикую охоту короля Стаха», «Христос приземлился в Гродно». Здесь Басалыга, который был лично знаком с «дядей Володей», нашел свою Беларусь: одновременно и величественную, и нежную.

Дмитрий Боярович:
Наколькі складана вось ілюстраваць Караткевіча?

Михаил Басалыга:
Лёгка. Гэта мая тэма. Справа ў тым, што я малюю гісторыю, а тут адна гісторыя. Мне гэта не было вялікай цяжкасцю ў тым, каб знова ўвайсці ў кнігу. Я быццам там і быў.

Писатель за счет многогранности привлекал талантливых людей. Художники, поэты, переводчики. Их творчество создавло художественные перекрестки. Однако до сих пор они не изучены. Кто знает, с какими артефактами суждено встретиться потомкам?

Михаил Рыбаков, директор Государственного музея истории белорусской литературы:
Гэта не першая і не апошняя выстава ў гэтым годзе, але гэта яшчэ адзін бок таго Караткевіча, якога мы павінны ведаць. Не толькі па кніжкам, але па нейкім іншым варыянтам, якія дапаўняюць яго творчасць, яго асобу. Для нас, беларусаў, з’яўляюцца гонарам і прадметам для ўшанавання і пазнання.

В каждой полноценной литературе должен быть свой Короткевич. Так думал Адам Мальдис. И в этом смысле белорусской – повезло. Она имеет, так сказать, фору в виде его наследия. А значит, несмотря на то, что сердце автора уже не бьется, – была, есть и будет.