Александр Лукашенко, посещая «Дожинки-2013», ответил на вопросы журналистов

28.09.2013 - 21:07

Новости Беларуси. По традиции, Президент ответил на вопросы журналистов. И главный повод начать разговор, естественно, национальный фестиваль тружеников села.

Дожинки уже стали народным праздником  и национальным брендом. Не пора ли им выйти на международный и где-то коммерческий уровень, поинтересовались корреспонденты у Главы государства.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Если бы мы развернулись так, что под Дожинки к нам бы приехали люди со всех концов мира, со всех уголков мира, было бы неплохо. Но, должен сказать, что, наверное, мы такой и задачи большой не ставили. И Ваш вопрос как раз говорит о том,  я честно признаюсь, что даже я так не рассматривал Дожинки, под этим углом зрения. А ведь и белорусов немало живет в мире, которые могли бы приехать на Дожинки. Это несколько тысяч человек. А наши соседи в славянских государствах? Думаю, что есть, над чем подумать. Тем более, что человек, который приезжает к нам на Дожинки из другой республики бывшего Союза или же из другой страны,  он вообще восхищенным уезжает отсюда: он такого никогда в жизни не видел, чтобы подъем такой народный, чтобы тематика была от древности до настоящего времени, чтобы работали и высокопроизводительные предприятия, и умельцы здесь же свою продукцию показывали. Это очень-очень серьезный и высокий уровень. Поэтому нам стоит в этом направлении поработать.

Аграриям стоит научиться эффективно торговать произведенной продукцией, подчеркнул Александр Лукашенко, отвечая на вопросы журналистов. Ведь для сельского хозяйства в Беларуси сделано немало. Помощь селу на государственном уровне за последние годы исчисляется десятками миллиардов долларов. Сейчас время получать дивиденты от агропромышленного комплекса.

Александр Лукашенко:
Нам не хватает вот этих точечных ударов по отдельным направлениям, как мы когда-то делали, у нас уже опыт определенный есть. Завозили мы полностью лук и чеснок из-за пределов Беларуси. Сегодня, кстати, мы находимся на той земле, которая была инициатором обеспечения нашего населения луком, это 50 с лишним тысяч нам надо было, Гомельщина запросто произвела эти объемы. Так вот, нам надо взять за правило возделывать на нашей земле то, что мы завозим по импорту. Смотрите, даже уже бахчевые культуры, арбузы производят, я в этом году специально попросил людей, чтобы привезли, по-моему, из-под Смолевич или из-под Дзержинска, люди произвели (это севернее, чем Гомельская область) бахчевые культуры, и притом хорошего качества. И вкусовые качества очень хорошие. Поэтому вот отдельных не хватает у нас проектов, которые бы обеспечили нашу независимость от импорта по, казалось бы, недоступным для нас по возделыванию культурам. Но вопрос не в этом. Для сельского хозяйства мы сделали, действительно, немало. Ежегодно мы вкладываем в сельское хозяйство, помогаем селу, до 2 миллиардов долларов, а вообще, около 50 миллиардов мы за последние годы, насколько я помню, инвестировали в сельское хозяйство, и сделали для села немало. Поэтому уж следующий шаг, если уж говорить о шагах, должен быть не за государством, а за аграриями. Сегодня аграрии должны нам дать продукций больше с меньшими затратами. Вот это самое главное. Если мы не сократим в сельском хозяйстве затраты на производство продукции, мы окажемся неконкурентоспособными даже на собственном рынке. Поэтому главнейшая задача – сокращение затрат, сокращение себестоимости производства продукции. Тогда будем и на традиционных рынках конкурентоспособными, на внутреннем рынке, тем более, и на дальних рынках тоже будем конкурентоспособными. И отдельные, отдельные высоко окупаемые, быстро окупаемые, государство будет поддерживать. Уже вот этого вала нет, а в будущем году и в предстоящие годы этого не будет вообще. Не только по причине того, что Россия вступила в ВТО, что мы в Таможенном союзе имеем обязательства поддерживать там 13% или 15% сельское хозяйство, не больше, даже не в этом дело. А дело в том, что сельское хозяйство должно выходить на самообеспечение. Это важно. Я уже не буду говорить о создании компаний и так далее, хотя, есть еще очень важный и серьезный вопрос. Это научиться, наконец, торговать. Конечно, Правительство и те, кто занимается этим, они прибавляют, губернаторы, из года в год, они учатся торговать, они научились многому. И этому способствовали эти мощные компании, молочные, мясные, мясо-молочные компании, они крупные, выходят на рынки. И самое главное, что с центра регулируют этим процессом таким образом, что они не конкурируют сами с собой на рынке, допустим, России. Это дорогого стоит. Это очень важно. Но все равно самая главная проблема для страны вообще и для сельского хозяйства в частности – научиться торговать, дорого продать свою продукцию.

Чем ближе к Новому году, тем больше разговоров о девальвации. Журналисты поинтересовались реальной денежно-кредитной ситуацией в государстве.

Александр Лукашенко:
Мы не будем искусственно поддерживать белорусский рубль. Так же, как не будем искусственно поддерживать другие валюты, если белорусский рубль будет укрепляться. Все будет зависеть от спроса и предложения. Поэтому вопрос девальвации национальной валюты вообще он так не стоит. Ну, зачем сегодня ставить задачи перед собой, перед государством, ставить вопрос обесценить национальную валюту, девальвировать национальную валюту. Наверное, ни один руководитель такой перед собой задачи не ставит. Наоборот. Нам надо уйти от этой девальвации. Но опять же, как бы я этого ни хотел, инструменты для этого ухода в ваших руках. Если вы будете бегать с утра до вечера по обменным пунктам и скупать валюту, если субъекты хозяйствования и банки будут спать и видеть, что вот девальвация пройдет, кто-то на этом выиграет и так далее, ожидания будут порождаться, а наши негодяи свидомые, которые пляузгают языками во всех средствах массовой информации, народ будут подогревать, а вы будете их слушать и опять бежать в пункты обмена. Ну, господь вам дорогу... Значит, вы сами приведете к тому, что ослабите свою национальную валюту. Национальный банк, конечно же, вмешивается в этот процесс, чтобы сбить эти острые пики. Если, допустим, резкое падение – мы поддерживаем свою  национальную валюту, резкое предложение по валюте - мы скупаем, Национальный банк. Были такие периоды. Но сегодняшний день, если в целом по году взять, то мы пока, наверно, миллионов на 150-200, я точно не помню, купили больше валюты, чем продали. Но в последние месяцы, я смотрю, наш народец побежал в обменные пункты. Ну, бегите. Бегите! Будет спрос на валюту большой – будет обесцениваться белорусский рубль со всеми вытекающими последствиями. Не будет спроса – будет спокойная ситуация на рынке. Это я говорю уже во второй раз за последний месяц. Мы уже научены горьким опытом. Еще раз подчеркиваю: ваша судьба в этом плане в ваших руках. Государство будет использовать все инструменты для того, чтобы не допустить этих резких колебаний. Вы знаете, что ситуация до сегодняшнего была в экономике непростой, бушует мировой кризис, вы видите, что творится по всему миру, и нам очень сложно было удерживать, особенно с тем, что и калийный комбинат у нас не дорабатывал, в процессе курсообразования на валютном рынке и так далее. Сейчас немножко пошло оживление, и калий начали продавать, и вот, я смотрю, по «БМЗ», это 20% Семашко Минпрома, 21% он заработает, уже предприятие начинает работать, продавать, и уже пошел приток валюты чуть больше, чем был, допустим, летом. Это обнадеживает. Но успокаиваться не надо. Еще раз, чтобы не заговорить эту проблему, еще раз подчеркну. Эта проблема полностью в руках предприятий и нашего народа. Будет большой спрос на валюту - будет обесцениваться белорусский рубль. Не будет этого спроса – спокойна будет ситуация. Спокойно выйдем из этого положения.

Недавнее заявление Главы государства о введении выездной пошлины для граждан Беларуси, отправляющихся за рубеж за покупками, широко обсуждается в обществе. Подробностями этой темы интересовались и журналисты.

Александр Лукашенко:
Мы с вами говорим о валюте, что есть проблема. А вы знаете, сколько наши мешочники-челночники вывозят валюты за пределы страны? Пограничники подсчитали: за 2 млрд долларов. Если б это в стране оставалось, то мы бы жили совсем по-другому. Да, и вы, и некоторые говорят: «Ну, вот, вы производите так, как на Западе, мы будем эти шмотки покупать в Беларуси». Слушайте. По-моему, наши неплохо сегодня торгуют и производят. И можно нормально одеться. Во-вторых, а если в этой ситуации надо одеться в белорусское? Ну, потерпеть. Вот ты очень большой приверженец немецкой одежды или какой-то, там это не литовская одежда, куда вы вывозите, и не польская. Весь Евросоюз с нами торгует через них, а мы туда везем валюту. Ну, потерпите в этой ситуации. Нет, никто ж не хочет! Он купил здесь доллар этот или евро, там же за наши рубли вы не покупаете одежду и еще что-то, купил здесь, выехал, вывез эту валюту. Поэтому я радею не за то, чтобы запретить выезд нашим гражданам, я переживаю за то, что мы под 3 млрд долларов вывозим валюты ежегодно. Вот за что я переживаю. И там, куда вы вывозите, они еще нас критикуют: «Вот, белорусы такие-сякие!» Продают со всего Европейского союза тряпье, в Вильнюсе, Варшаве там и других городах, а нас критикуют, что мы такие-сякие. Мы поддерживаем экономику Евросоюза этим самым. Это меня беспокоит. Поэтому я говорю, что надо искать, какие-то рычаги, как другие государства это делают. Хорошо. Не будем брать с тебя 100 долларов, но будешь возить шмотки, как в других государствах, заплатишь пошлину.  Это же нормально, цивилизованно. Поэтому с этим надо что-то делать. И Правительство, по моему поручению, над этим думает. Но самое главное, в принципе, самое главное, надо у себя производить такую продукцию, чтобы наше население не бежало за пределы страны. Вот это главное. А эти вот меры, они временные. Второстепенные, если даже будут введены. Поэтому немножко народ вздрогнул, стрепенулся, поругали Лукашенко, - тоже неплохо, я должен быть в тонусе. Надо успокоиться. Хуже для людей мы никогда не делали и делать не будем. Мы взвесим причины и выберем лучший ход для того, чтобы было хорошо и государству, а государство – это, в целом, народ.

Один из вопросов касался ситуации в калийной сфере. Так, Президент заявил, что потенциальные собственники «Уралкалия» желают возобновить сотрудничество с Беларусью, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Александр Лукашенко:
Если уж честно говорить и абсолютно вот не рассуждать на эту тему, не влазить в дебри, потому что средства массовой информации, и вы в том числе, очень правильно охарактеризовали ситуацию, которая складывалась и складывается сегодня. Я только что сказал: мы и без них спокойно начинаем выруливать, к нам приезжают и на меня лично выходят люди, которые хотят купить калийные удобрения в Беларуси. Во-первых, они очень качественные, значительно качественнее, чем нашего партнера, мы гранулируем в основном их, и самое главное – все хотят иметь дело с надежным партнером. У нас государственная организация, государственная компания, она себя зарекомендовала солидно. Сегодня приезжают, мы торгуем и будем торговать. И россияне к нам придут. Вот когда мы с Владимиром Владимировичем затрагивали эту тему, в самолете летели как раз до Калининграда, я говорю: «Ну, все равно же вы придете к нам в Калийную компанию». Он говорит: «Я это не исключаю. Абсолютно». Там меняются собственники, желающих море купить этот актив, и тот, кто хотел купить и хочет сегодня купить, они нам дают сигнал уже к тому: белорусы, вы подождите немножко, мы все равно будем с вами. Наше объединение с Россией это снова поднимет цену на калийные удобрения. Наше разъединение – это обязательно падение цен. Это если говорить по большому счету. Ну, а главное я сказал: никому не позволено об нас вытирать ноги. Никому. Мы суверенное независимое государство, и мы свои интересы будем как следует защищать.
Что касается этого арестанта, чтобы, я говорю, долго не рассуждать на эту тему, то он и те, кто страдают по этому поводу, пусть поблагодарят его мать. Она обратилась ко мне с письмом дня три или четыре назад по поводу его освобождения, она приезжала, как мне докладывали сюда, попросила смягчить ему меру наказания. Я решения не принимал, я высказал свое мнение: чтобы процесс не пострадал, пусть следователи решат. Я не против, если ему будет изменена мера наказания. Следователи рассмотрели эту проблему абсолютно независимо и сочли возможным на данном этапе изменить ему, выпустить его из застенков, как они писали, на квартиру под домашний арест. Он оплачивает сам квартиру, все услуги – он не бедный – такое было условие. И под гарантии его матери, его выпустили. И мать с ним живет и смотрит за своим сыном. Мать очень, наверное, добрый и хороший человек, поэтому он пусть благодарит только мать. Ни Лукашенко, ни Путина, ни Медведева. Только собственную мать.

Новости по теме
‡агрузка...

Российский центр с возможностями для белорусов. Александр Лукашенко посетил образовательный центр «Сириус»

«Суть проекта – углубиться в психологию человека». Новую методику борьбы с алкоголизмом разработали белорусские учёные

«Атмосфера такая – кипящий котёл». Более 500 молодых белорусов приняли участие в хакатоне социальных проектов

Чтобы не повторять ошибок. На «Линии Сталина» реконструировали события Афганской войны

«Традиции студенческого спорта». В биатлонной гонке «Всебелорусская студенческая лыжня» победила команда БГУФК

«Отдала всю себя, с 83-го года работаю с японцами». Народная артистка Беларуси Клара Малышева – об Ордене Восходящего солнца

Синтезатор беззвучной речи и гид по здоровому питанию. Какие проекты предлагают белорусы на хакатоне соцпроектов

«В Беларуси только набирает обороты этот вид спорта». Соревнования ездовых собак прошли в Силичах