Александр Лукашенко: с коронавирусом, я почему-то убеждён, нам придётся жить каждый год

23.10.2020 - 23:20

Новости Беларуси. 23 октября в завершении рабочей поездки Президент традиционно уделил время для общения с прессой, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Снова закрываются границы. Мы наверняка извлекли какие-то уроки из нашего весеннего опыта, будем ли мы в связи с этим как-то менять подходы к профилактике? Интересен здесь ваш опыт как человека, который переболел. Какие могут быть рекомендации?

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Многие в Беларуси видели, как СМИ подавали из-за рубежа, российские СМИ – там действительно была паника. Уже не психоз, а паника. И когда я говорил, чтобы не было психоза этого, вы так смотрели на меня и думали: «Что-то он не то говорит». То есть в мои методы в Беларуси большинство населения не поверило. Я честно это признаю. Ну, не поверило, страшно было. Но я понимал, что вся болезнь в голове. Физически мы перенесем раны, травмы и прочее. Но когда ты начинаешь поддаваться психозу – все.

Помните мою жестокую фразу? Это было продумано, это не просто по-деревенски: «это пройдет, жрать что будем?» Я просто хотел, чтобы вы запомнили. Не кушать, не есть, жрать что будем? И вы это запомнили.

Я оказался прав. С этой болезнью, возможно (я почему-то убежден), нам придется жить, как с этими ОРВИ, гриппами и прочими болезнями мы прививаемся каждый год. Очень боюсь и почти уверен, что точно так с COVID нам придется жить. Будет вакцина, провакцинируем.

У нас ситуация контролируемая абсолютно, лекарств предостаточно. Систему мы создали, мы не тащим всех в больницы. У нас люди таблетками же лечатся. Поэтому, если уже человек тяжелый, если мы видим у него прогресс по болезни серьезный, конечно, мы его в больницу. Потому что вдруг надо кислород, вдруг надо на ИВЛ его держать. На сегодняшний день 180-190 человек на ИВЛ тяжелых. ИВЛ у нас 2,5 тысячи. Ну, 180-190 на ИВЛ. Весной было в два раза больше.

Надо спортом заниматься, надо питаться тем, что растет у тебя здесь, на этой земле. Поэтому образ жизни, питание – это важнейшие элементы против любой болезни, а против вируса тем более.

Да, где много людей, надо пользоваться масками. В магазине, метро, еще где-то. Но какая маска на улице? Это во вред, ни в коем случае. Но я же вам об этом говорил еще в первую волну. Теперь вы убедились, что именно так надо. Перенесем мы эту болезнь. Там, где надо, там должна быть маска, и чаще на воздухе быть. А лучше в лесу.

Читайте также:

«Людей надо поберечь». Премьер-министр рассказал о причинах отмены масштабного митинга в Минске

Александр Лукашенко о митинге: я очень благодарен общественным организациям. Но нам нельзя рисковать людьми

Президент Беларуси: будем строить новые предприятия с расчётом на компетенции наших людей

И последнее. Старики – вот кого мы должны беречь. Сейчас вирус отличается по статистике и у них за границей, и у нас. Болеют все: и средний возраст, и старший. И все равно смертность в мире (у нас-то небольшая, тут трудно анализировать) – все равно больше умирают старики. Они более ослаблены.

Выработали мы свою систему. У нас клиника – это тяжелобольные. Амбулаторное лечение: допустим, в Минске у нас несколько сотен создано бригад (кроме скорой помощи). Вот, допустим, 1 000 человек в Минске болеют. Это контакты первого уровня, еще какие-то бессимптомные, симптомные легкие болезни – они дома болеют. Но эти с милицией контролируют, дома они или не дома, и люди себя ведут достаточно прилично. Вот это – второй уровень. Стариков с клиники, если в больнице их пролечили, они еще слабенькие, мы их отправляем в санаторий и там недельку еще долечиваем. Особенно одиноких: кто за ними будет ухаживать? И последнее в этом плане – эти наши дома престарелых, дома-интернаты для стариков. У нас их больше 100, под 130, что ли. У нас там 111 человек на вчерашний день (22 октября – прим. ред.) были больные. Мы их там на первом этаже лечим, и там вахтовым образом работают врачи.

В мире бешеный рост. Почему? Потому что они все сидели в первой волне дома, а потом вывалили на улицу и получили результат. Но упрощаться нельзя. Меня настораживает единственное – слишком быстрый рост заболеваемости. В Беларуси пока эта ситуация контролируема, но расслабляться ни в коем случае нельзя.

Я еще думаю о том, если бы мы с этими протестунами по Минску не тягались по улицам, была бы совсем другая ситуация. У нас Минск дает половину заболевших.

Люди в материале: Александр Лукашенко
Loading...


«Мутации – это нормально». К каким последствиям может привести коронавирус, обнаруженный у европейских норок?



Новости Беларуси. Меховая индустрия под угрозой? В Дании и ещё пяти странах Европы массово уничтожают норок, у которых обнаружили мутировавший коронавирус, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Кто-то считает, что причина в другом – это бесконечная борьба с «зелёными» активистами, которые выступают против производственной эксплуатации зверьков.



Другие предполагают, что проблемы начались ещё до пандемии и заключаются в банкротстве отдельных компаний по выпуску пушнины. Так или иначе, факт остаётся фактом. Ниша крупнейшего производителя меха – Дании – теперь свободна. Эксперты считают, что сейчас массовое инвестирование в пушную отрасль начнётся в Китае. Но наравне с количеством производимого товара стоит ещё и качество.



И здесь своё лицо может показать Беларусь. В своё время мы закупали генотипы норок в Дании, а уже сейчас самостоятельно занимаемся их разведением. Так что сохранить уникальные виды зверьков у нас получится.

А вот удастся ли защитить их от коронавируса и воспользоваться шансом занять лидерские позиции на мировом рынке, выясняла Юлия Стриго.

Юлия Стриго, корреспондент:
Приобрести норковую шубу для любой женщины все равно, что купить украшение из золота или бриллиантов. Но вот пандемия вносит свои коррективы даже в модные тенденции. Коронавирус добрался в том числе и до животных, причём мутировавший. Зараженные норки есть, помимо Дании, еще в пяти странах: США, Нидерландах, Италии, Испании и Швеции. А вот есть ли риск у белорусского лейбла? 

COVID-19 за считаные недели добился того, за что «зеленые» активисты Европы боролись годами – прекратить промышленную эксплуатацию зверьков. Ситуация ведет к необратимому разрушению пушного бизнеса в некоторых государствах. Драматичнее всего ситуация в Дании, где на зверохозяйствах – до 17 миллионов норок.

О полном их уничтожении заявила премьер-министр Дании. Из более тысячи хозяйств на 288 у животных был обнаружен новый штамм вируса. Впоследствии заболевание передалось людям.

Джеппе Кофод, министр иностранных дел Дании:
Датское правительство с момента, когда глобальная пандемия достигла цели, решило действовать быстро, решительно и с четким обязательством, что мы скорее зайдем слишком далеко, чем сделаем слишком маленький шаг в борьбе с COVID-19. Выбраковка 17 миллионов норок  фактическая остановка на данный момент всей отрасли в Дании. Это решение было принято нелегко, но это необходимая мера предосторожности.

Решение правительства возмутило заводчиков животных и частных фермеров. Они отмечают: на восстановление качества и расцветки меха новых генераций норок после карантина уйдет порядка 20 лет.

Мое будущее разрушено. Я как раз собирался взять на себя управление бизнеса моего отца, но это больше не вариант. Мы 10 лет боролись за то, чтобы вывести эту породу, развести норок такого размера и такого качества. Теперь все усилия пошли прахом.

Острая проблема в том, что вирус мутировавший. Это не вызывает серьезных последствий у людей, но снижает эффективность антител. То есть планы по разработке вакцины против коронавируса могут сорваться.

Мария Ван Керхове, руководитель ВОЗ по пандемии COVID-19:
Мутации  это нормально. Эти типы изменений в вирусе  это то, что мы отслеживаем с самого начала. И вы слышали, как я много раз говорила, что у ВОЗ есть глобальная лабораторная сеть, и у нас есть специальная рабочая группа, которая изучает эволюцию вирусов и эти изменения. Каждое из этих изменений, каждая из этих мутаций, независимо от того, идентифицированы ли они у норки или у людей, необходимо оценить.

Случаи заболевания норок зафиксированы также во Франции, Польше и Греции. Пока, как ни странно, на плаву держится Китай. Но в пушном бизнесе он в большей степени выступает как переработчик. Сам материал закупается в Беларуси.

«Норка вакцинируется два раза в год». Как на зверофермах Беларуси обеспечивают безопасность сотрудников и зверьков? Читать здесь.