Александр Лукашенко в Полесском радиационном заповеднике: я рад, что вот так, приезжая, мы принимаем решения | Столичное телевидение - СТВ
новости СТВ в твиттере

Вы здесь

Александр Лукашенко в Полесском радиационном заповеднике: я рад, что вот так, приезжая, мы принимаем решения

18.06.2017 - 22:01

Новости Беларуси. 235 млрд долларов. Эту сумму рядовому человеку да и крупному бизнесмену сложно представить. Но именно таков ущерб Беларуси от Чернобыльской катастрофы, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Колоссальные средства наша страна ежегодно тратит на возрождение этих земель – именно возрождение – то есть возвращение к жизни. Такая стратегия была избрана много лет назад и уже сегодня очевидно, что это правильный путь. На ходу рождались и новые неизвестные нигде в мире технологии, которыми интересовались в свое время даже японцы. Мы научились на этих землях жить, производить чистые продукты, растить детей. Кстати, парадокс, но факт – рождаемость в этом регионе выше чем в других частях страны.

На неделе пострадавшие территории посетил Президент, в том числе и Полесский радиационный заповедник. Кстати, не исключено, что границы этого заповедника будут пересмотрены. Здесь на экспериментальных угодьях научились добывать чистый мед, производить корма, выращивать лошадей. Здесь же находятся и когда-то отселенные деревни, в одну из таких заглянул и глава государства.

Это событие перевернуло сознание людей. Разрушительной силы взрыв, по масштабам последствий сопоставимый с одномоментным спуском пяти сотен атомных бомб, прозвучал в мирную апрельскую ночь 1986 года. На Чернобыльской АЭС. Это была самая масштабная техногенная катастрофа современности, которая коснулась пяти миллионов человеческих судеб.

Когда-то здесь проживало более 24 тысяч человек, но авария 1986 года буквально стерла с карты 429 населенных пунктов. Эта территория стала заложницей Чернобыля. 30% цезия, 73% стронция, 97% изотопов плутония сконцентрированы именно здесь.

Деревня Бабчин была отселена еще в 1986 году. Сегодня находится в зоне отчуждения. По словам экспертов, здесь в некоторых местах радиационный фон превышает в тысячу раз. Правда, кратковременное пребывание в этой зоне безопасно при соблюдении элементарных правил.

Не заходить в лес, не пить местной воды, не собирать грибов и ягод, не охотиться, не жечь костры. Тем не менее чужой на эту территорию не зайдет. Впрочем, зачем. Мощность дозы сегодня – 0,49 микрозиверта в час. И это не предел. Здесь словно минное поле. Угадать, где показатели дозиметра будут зашкаливать, невооруженным взглядом невозможно.

Полесский государственный экологический заповедник на карте появился сразу после аварии, в 1988 году. 216 тысяч гектаров защитного щита для человека – от природы.

До Чернобыльской АЭС отсюда 50 километров. А первый, от вертолетной площадки, пешком. Александр Лукашенко здесь уже пятый раз. До этого был в 1996-ом, 1998-ом, 2001-ом и 2006-ом годах. Не один день сам прожил на этой земле, потому что убежден: мы не имеем права отказываться от этой, пусть и трудной земли, территория оставлена незаслуженно. А потому белорусский Президент всегда поддерживал и будет поддерживать тех людей, которые помогают этой земле жить. Пусть и вопреки.

Елена Болдырева среди них. Сегодня она ведущий зоотехник местной конефермы. Когда-то, в далеком 1988 году, вопрос о разведении лошадей вызывал много споров. Тем не менее в успех верили. И вновь вопреки. Даже когда в 1995 году здесь отрабатывали технологию получения товарной конины, говядины, свинины и дело, увы, не пошло, руки не опустили. Не зря, – признается Елена Болдырева. С 50 лошадей племенное стадо выросло до трех сотен. Только в 2017 году появилось 74 малыша.

Елена Болдырева, ведущий зоотехник конефермы «Воротец»:
Постоянно на пастбище находятся, пастбище подкармливается, подкашивается вовремя, все кормится, заготовкой кормов занимаемся сами. Уже заготовили 360 тонн сенажа.

Рабочих лошадей продают не только населению района или области, но и в страны дальнего зарубежья – Италию и Израиль. Спрос высокий. В 2017 году прописку сменили 50 красавиц. А ведь на таких лошадей и смотреть приятно. И в работе помогут, и для верховой езды приспособлены. Председатель Комитета госконтроля это лично проверил.

Президент уверен: таких конеферм должно быть больше. Это спасение земли. А напоследок Александр Лукашенко даже пообещал купить лошадей.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Делай загоны, разводи лошадей. Продал – через полгода на чистых кормах там ничего не остается. Это во-первых. Во-вторых, мы же не едим лошадей. Рабочая лошадь. И люди все больше и больше, я заметил, покупают лошадей. Я вот, если он выберет мне лошадку, куплю у него лошадь.

Пусть кто-то и уехал жить в другой в город или деревню. Несмотря ни на что, есть и те, кто все-таки остался работать на родной земле. Вопреки каким-либо страхам, радиации. И помогает ей возродиться и реабилитироваться.

Так, еще в 1995 году по поручению главы государства создали экспериментальную базу. На этой территории даже есть своя пасека. Собирают до полутора тонн чистого меда за сезон. Продегустирован лично. А ведь это еще одно доказательство, что в будущем, быть может, здесь даже можно будет создать целую инфраструктуру.

Александр Лукашенко:
Вы определитесь, сколько тут будет пасек, цехов по переработке леса, сколько у вас тут будет рыболовных, охотничьих угодий, где будут люди или отдыхать, или специально ловить рыбу, туристы сюда поедут. Я в следующий раз приеду на рыбалку к вам.

Пчелы – лучшие индикаторы радиационного загрязнения. За сутки пчела посещает 4000 цветков, собирая вместе с нектаром, пыльцой и прополисом радионуклиды. А вот мед чистый. И это уникальный факт, – рассказывает Сергей Красовский.

Когда о трагедии 1986 года узнал из письма матери, сразу же приехал в родную деревню. Тогда опыта борьбы с последствиями аварии ни у кого не было, но каждый помогал чем мог. Всем миром. Вот и в руках Сергея сегодня 90 пчелосемей. На экспериментальной пасеке.

Сергей Красовский, лесник Воротецкого лесничества:
Мы будем расширяться, где-то до 100 семей будет одна пасека расширяться. Вторая, соответственно, будет к этому подходить.

Когда-то на этих землях жили люди. Жили и работали. Сегодня эти заброшенные дома живут лишь памятью. Александр Лукашенко даже свернул с маршрута и заехал в одну из некогда живых деревень. Дома еще держатся, словно верят: хозяева когда-нибудь вернутся. Здесь словно все напоминает о детстве. Простая деревенская печь или, к примеру, плетеная этажерка. Точно такая же была в родном доме Президента. Неудивительно, что для Александра Лукашенко эта трагедия – глубоко личная.

Впрочем, глубоко личная эта трагедия и для Зои Григорьевны. 26 апреля 1986 года помнит отлично. Всем селом провожали сына в армию. Тогда в секунду Чернобыль изменил планы. Родные Кажушки попали в 30-километровую зону поражения. Сейчас родные места закрыты для посещения.

Зоя Кирпиченко:
Сначала детей забрали, потом и нас забрали. Машины приезжали. Брали как солдаты: кружку, миску. Тяжело было.

Односельчане пенсионерки живут сегодня по всей Беларуси, ведь возвращаться некуда. От Кажушков не осталось и следа. Обветшавшие дома и строения были захоронены.

Зоя Кирпиченко:
Я вам скажу, что хочется домой. Я своим никогда не говорю, что хочется домой, но я там построила, только 12 лет в новом доме пожила. На четыре комнаты, двойная веранда, сарай.

А после вопроса о будущем этой земли Зоя Григорьевна ведет к соседу Андрею.

Андрей – водитель местного сельхозпредприятия, отец троих детей. Он своими руками строит детский городок. Турники, качели, домик, песочница. Ведь именно такие, молодые и небезразличные, уж точно помогут этой плодородной земле возродиться. Чернобыльское облако жизнь здесь не остановит.

Андрей Павленок:
Я уже уезжать отсюда не хочу, мне здесь хорошо. Свой дом.

А пока совсем рядом живут люди, на той земле, которая пострадала больше, с радиацией борются ученые научно-исследовательской станции. Экологи, биологи, радиохимики. Всего 40 человек. Изучают радиационную обстановку в ближней зоне, почву, воду. И верят, что Полесский заповедник может стать центром изучения последствий техногенных аварий. Словно МКС на Земле. За опытом уже едут из Евросоюза, США, Японии.

Вячеслав Забродский, заведующий лабораторией спектрометрии и радиохимии:
С 2014 года у нас было несколько договоров, приезжали ученые из Норвегии, из других скандинавских стран.

Потом Александр Лукашенко ознакомится с местным музеем. И вновь, вспомнив ту трагическую историю, поделится с журналистами, как возрождались эти земли и с какими проблемами пришлось столкнуться.

Александр Лукашенко:
Когда мы начали осваивать земли, очень много критики было в мой адрес. Тогда я вынужден был поселиться на Припяти, построил деревянный дом. Я и сегодня живу там. Я всегда начинал свою новую жизнь в новом году в Гомельской области. Мы начинали тут посевную кампанию, я постоянно здесь бывал. Агрогородки создавали на Полесье. Полесскую программу приняли. То есть я вынужден был здесь жить. Да, последствия здесь вы видели, они еще есть, но здесь живут нормальные красивые люди. И сегодня я задаю вопросы, и ему тоже задал: «Скажи мне, твои ощущения, 20 лет прошло с первой нашей встречи: что изменилось, как люди, продолжительность жизни?» Он улыбается и говорит: «Многие прожили больше, чем могли прожить до Чернобыля». Это доказало правильность принятых тогда решений. Но тем не менее мы аккуратны и осторожны. Но я рад, что вот так, приезжая, посещая, мы принимаем решения. Мы ему отдали деньги, губернатору. Но задача одна: 10 хозяйств вот таких лошадиных, коневодческих ферм, 10. До конца этой пятилетки, за три года. И три новые пчелопасеки. И новый один, может быть, цех или завод по переработке древесины, вот как у них есть. Если это надо. Деньги у них – сделайте. Вот я приеду в конце пятилетки, посмотрю, сделано или нет.

Расположенная в междуречье Днепра и Припяти, исторически богатая своей флорой и фауной. Эта территория после Чернобыльской катастрофы превратилась в настоящий оазис дикой природы. Пусть здесь не живут люди, но жизнь-то идет. И именно люди должны вдохнуть этой земле вторую жизнь. Уже получается. Главное – верить.

Фото: официальный интернет-портал Президента Республики Беларусь.
Загрузка...