Александр Лукашенко: «Вчерашний этот пример, я наблюдал за военными, он ярко показал, кто чего стоит»

20.10.2020 - 20:22

Новости Беларуси. Принимать решения в стране будет только белорусский народ. Об этом 20 октября заявил Александр Лукашенко, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

От местной вертикали до Администрации Президента и тех, кто отвечает за будущее молодежи. В списке назначений и согласований самые разные государственные роли, ведь кадровый вторник у Президента – это не столько смена руководителей, сколько контрольная точка отсчета для каждого, кто сегодня заступил в новую должность.  

Александр Лукашенко: мы не рассматриваем вопросы приватизации наших крупных компаний

Помощником главы государства и инспектором по Могилевской области назначен Леонид Мартынюк. До этого дня он отвечал за Березовский район Полесья, теперь это вотчина Сергея Бартоша. Новый председатель и в Ляховичском райисполкоме. Руководить там будет Николай Мороз.  

Назначая местных управленцев, Президент отметил: контроль за развитием села и промышленных точек нужно сохранять вне зависимости от обстоятельств. Или даже невзирая на них.  

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Сегодня время требует надежных людей, уверенных и преданных своему государству, чтобы нас не порвали на куски и не разделили. Ты, наверное, больше всего это почувствовал, работая там, дальше от центра, на западе. Уже, извините меня, некоторые рот раскрыли и видят не кусок Беларуси, а в целом Беларусь им уже нужна. Ну так а мы зачем? Мы где будем тогда? Это особенность.

Мы никогда не думали, что мы хозяйственники нам придется еще нести на себе какую-то излишнюю нагрузку идеологическую. А оказалось, да, надо и идеологией заниматься, надо работать с людьми, надо им показывать, что происходит. Для вас это неактуально, поскольку Минск и глубинка – это две разные вещи. В глубинку приезжаешь: идет работа, люди работают, занимаются добыванием хлеба насущного, кормят и здесь минчан. Кое-кто, пусть их меньшинство, но кое-кто не понимает, что такое государство и как мы решительно будем поддерживать это государство.

Вчерашний этот пример, я наблюдал за военными, он ярко показал, кто чего стоит: ну не мы же звали туда военных, на эту площадь Независимости, не мы звали. Они всех своих позвали: афганцев, Союз офицеров, бывших твоих коллег из Комитета госбезопасности, из МВД. Ну, позвали, люди пришли. Но люди пришли со своими убеждениями, под государственной символикой. Пришли, подняли эти флаги, высказали свое мнение. Они враги, они чужие – вот их позиция. Но и не мы же виноваты, хотя, наверное, и мы, по-хорошему, виновны в том, что на ту сторону под этими коллаборационистскими флагами не встал ни один военный.  

Читайте также:

Александр Лукашенко: «Заблудших студентов немало. Вот, выскочили. Есть, у которых мозги на место уже не поставишь»

Александр Лукашенко: вы смотрите только, Нину Багинскую не забирайте с площадей

Александр Лукашенко: «Вспоминаю себя, когда я был студентом. Знаете, декану исторического факультета всегда было со мной непросто»

Loading...


Главред газеты «Заря»: ходить и кричать на улицах бесконечно ни о чём – это просто бессмысленно



Новости Беларуси. Все больше белорусов задаются вопросом, что происходит в стране и чем это все завершится, а главное – когда, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Региональная пресса выступила в роли модераторов: «пишите нам свои предложения». Правда, например, в брестской областной газете этих писем наберется всего несколько десятков. Рациональных и того меньше, но все же.

О чем думают нестоличные жители, Кристина Протосовицкая узнала у главного редактора газеты Александра Логвиновича.

Кристина Протосовицкая, корреспондент:
Вы сейчас в трех ипостасях: как гражданин, как руководитель крупной редакции и как просто житель нашего города. Действительно ли обстановка настолько накаленная, как об этом пишут в Telegram-каналах?

Александр Логвинович, главный редактор газеты «Заря»:
Наверное, пришло сегодня время уже делать какие-то выводы. Уже прошел не один месяц, сегодня мы можем оглянуться назад. Как говорится, большое видится на расстоянии. Поэтому сегодня уже можно что-то анализировать, и многое уже складывается в какие-то звенья.

У меня до сих пор не укладывается в голове, как можно выполнять какие-то приказы каких-то админов, которых ты не знаешь

Я, например, около трех лет назад никак не мог понять, почему наши так называемые блогеры взялись за правоохранительные органы. Очень активна у них была тематика антимилицейская. Практически каждый второй сюжет – это был негатив в адрес правоохранительных органов. Это сегодня я уже понимаю, что это делалось не просто так, это пытались подвести к выборам. Чтобы люди с негативом, с недоверием относились к милиции и другим силовым структурам. То есть это все делалось заранее.

Как возникли эти протесты, мы с вами все прекрасно знаем. Я как журналист прекрасно знаю эту сферу, и сегодня в интернете настолько было много вброшено финансовых средств, настолько большой человеческий ресурс работал на эту тему. Молодежь многая, которая, скажем прямо, мало что еще видела в своей жизни, оказалась просто зомбирована этими Telegram-каналами, соцсетями. У меня до сих пор не укладывается в голове, как можно выполнять какие-то приказы каких-то админов, которых ты не знаешь, не видел. И буквально подчиняться им как зомби, без конца ходить, что-то требовать. То есть у людей фактически отсутствует какое-то критическое мышление. Они просто поддались этому влиянию.

Более 400 журналистов по всей республике подверглись буллингу, травле

Что немаловажно, я вижу сегодня: уже многое начинает в этом плане выправляться. Многие либо поняли, что их используют просто вслепую. Ну, или же многие придут еще к этому пониманию со временем. Здесь очень важно понимать, что и журналистской братии пришлось держать большой удар. От нас требовали освещения всех мероприятий, в то время как многие, как они сами себя называют, независимые СМИ, освещали в основном то, что они освещают, в том ключе, в каком им выгодно это освещать. Поэтому давление было беспрецедентное. Более 400 наших журналистов по всей республике – эта цифра была озвучена недавно на съезде Союза журналистов – подверглись буллингу, травле. Я знаю такие примеры, что просто, извините, волосы дыбом встают, когда женщинам-журналистам пишут такое, что ей это даже стыдно принести в правоохранительные органы. Там такие выражения, что просто нет слов.

Кристина Протосовицкая:
Вы недавно освоили новый для себя жанр – это публичное письмо – вступили в публичную переписку с так называемыми друзьями Бреста из Германии. Расскажите предысторию и что это показало лично вам и в целом общественности?

Хотелось бы, чтобы жили не только в своей скорлупе, а понимали, что страна белорусская – это не только какая-то городская диаспора

Александр Логвинович:
Было письмо от общественного объединения «Круг друзей Бреста». Кстати, вообще эти общественные объединения – очень интересная тема сама по себе. Не только в Бресте было создано такое общественное объединение, они создавались по всей Беларуси в разных городах. Мы понимаем, наверное, с какой целью – с целью какого-то своего информационного влияния по всей Беларуси. Электронное письмо пришло в разные брестские СМИ, причем с припиской «передайте, пожалуйста, в городской Совет депутатов, потому что мы не можем найти электронный адрес». Я опять-таки очень удивился, что в наш век нельзя в открытом доступе найти электронный адрес городского Совета депутатов. Тут же его нашел. Тоже маленькая деталь, но она очень о многом говорит – ведь можно это представить как то, что наши депутаты где-то закрыты, не хотят общаться. А на самом деле-то все совсем не так.

Можно сказать и о нашей молодежи, особенно городской молодежи. К сожалению, многие из них вообще не знают жизни в белорусской глубинке. В силу профессии я часто бываю в командировках, езжу по разным районам. Многие наши ребята никогда по сути дела не были, они не видят, чем живут райцентры и белорусская глубинка. Я хорошо помню, как Президент около 20 лет назад приезжал в Брест и на совещании сказал: «Если вы все сделаете, что вы запланировали в Бресте, вы не узнаете свой город». Сегодня я могу сказать, что это действительно так. Таким, каким был город 20 лет назад и такой, какой он сегодня, – это две огромные разницы. То же самое касается и районных центров. И не только районных центров, но и агрогородков. Очень многие наши люди, которые живут в Бресте, не видели, не знают, чем живут сельхозпредприятия, чем живет белорусская глубинка. Поэтому хотелось бы, чтобы они все-таки жили не только своей какой-то жизнью, в своей скорлупе, а понимали, что страна белорусская – это не только какая-то городская диаспора, и дальше уже ничего нет.

Ходить и кричать по улицам бесконечно ни о чем – это просто бессмысленно

Кристина Протосовицкая:
Был август, сейчас на календаре уже декабрь. Действительно ли ситуация никаким образом не меняется или не менялась?

Александр Логвинович:
Протестное настроение, естественно, потихонечку убавилось. Можно сказать, что очень много было сделано шагов именно по налаживанию этого общественного диалога. Я думаю, это тоже дало результат. Потому что ходить и кричать на улицах бесконечно ни о чем – это просто бессмысленно. Долго так ходить – это нереально и абсолютно в здравый смысл не укладывается. Поэтому сегодня... ну, видимо, кому-то еще нужно какие-то средства отмыть, показать, что есть еще какие-то очаги протеста.

Но главное-то не в этом. Главное в том, чтобы мы разобрались в этой ситуации, навели диалог и построили у себя мир в своей квартире своими силами. Потому что многие люди, которые приезжали – даже в эти дни августовские ко мне приезжали друзья из Америки – они просто были в шоке. Они сказали: «Что вы делаете со своей страной, со своей прекрасной, красивой, мирной страной?» Они были просто в ужасе.

Кристина Протосовицкая:
И просто по-человечески, как вы думаете, что сегодня нужно делать белорусу?

Сегодня на нас хотят примерить какие-то чужие одежды

Александр Логвинович:
Здесь важно (я, может быть, повторюсь) понимать не то что свою уникальность, а то, что у каждой страны есть свой путь, есть свои традиции. Нельзя нас вот мерить по каким-то своим канонам. Мы нормально развивались, шли своим эволюционным путем. А сегодня на нас хотят примерить какие-то чужие одежды. Важно понять, что только мы сегодня способны понять, что нам надо, что нам не надо. И для этого всего-то надо посоветоваться друг с другом, посмотреть друг другу в глаза, понять, куда мы идем, понять, какие базовые основные человеческие принципы, ценности, отбросить такие вещи как национализм, радикализм. И только тогда на этой основе мы сможем построить нормальное общество.