Александр Лукашенко: всё-таки женщины у нас крепкие люди. Хоть меня там полощут по чём попало, но в рамках закона, ничего не нарушают

29.05.2020 - 21:03

Новости Беларуси. По обилию тем в информпространстве с коронавирусом может сравниться разве что электоральная кампания, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

9 августа нам предстоит выбрать главу государства. Сейчас же потенциальные претенденты на должность номер один собирают подписи, чтобы иметь право баллотироваться.

А правда ли, что одному из альтернативных кандидатов вы еще до начала предвыборной кампании предлагали должность премьер-министра? И в продолжение этого вопроса: кому из участников, которые сейчас собирают подписи по выдвижению в кандидаты в президенты, вы симпатизируете? Если такие симпатии, конечно, имеются.

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Знаете что, не зная кандидатов, мне больше всего нравится? Вот мужики там, извините меня, кипиш подняли – где-то кто-то ходит, кричит – рисковые люди. Я бы на их месте с милицией поаккуратнее был. А это же корпоративный народ. И потом, найдет возможность, так ответит. Мне уже нелегко приходится, сдерживая их, потому что нарываются на провокацию. Провокация – это лучшая реклама, они это так понимают.

И вот эти мужики там уже позаявляли. Вот видите, говорит, что премьер-министром он уже… Идет, борется за президентское кресло, а готов быть премьер-министром (раз так говорит, значит, уже готов быть им).

Александр Лукашенко: банкир сделал заявление, что ему якобы до выборов предлагали должность премьер-министра. Такой мелкий блеф и обман

Ну уж пошел, так борись. Борись, но по закону. И мне в этом плане больше симпатизируют женщины. Они как-то тихо, спокойно собирают эти подписи.

А уже коль ты затронул, Ярослав, эту тему: сегодня мне пресс-секретарь положила на стол материалы из России. Я обратил внимание на статью в «Коммерсанте». Якобы интервью берут у одного шелудивого, иначе не назовешь, который тут ходит, кричит по Минску больше, да и в других городах.

Но мы знаем, на чьих машинах он ездит, по 12 этих автомобилей. Мы знаем, кто его финансирует. Мы знаем, откуда он приехал, какое у него гражданство и прочее. Мы все это знаем. Придет время… Да я уже смотрю, по интернету мне дают информацию, уже наши люди увидели.

Смотрю на эту статью, и уже уши торчат у этого человека. Он даже не кандидат в президенты, за жену там радеет. Понимает же, что за жену никто не проголосует в Беларуси.

Александр Лукашенко: меня критикуйте за мою политику, других критикуйте, но не оскорбляйте лично, это неприемлемо

Поэтому я смотрю и думаю: все-таки женщины у нас – не в обиду нам – крепкие люди. Хоть они альтернативные мне кандидаты, меня там полощут по чем попало, но в рамках закона. Они ничего не нарушают, и подписей они собрали больше, чем эти мужики, которые гвалтом кричат.

Читайте также:

Президент Беларуси: «Я часто вспоминаю свою маму, и вот она мне всегда с детства говорила: не тронь чужого»

Александр Лукашенко: пусть мой бывший помощник честно расскажет, почему я его уволил, ему потом не захочется идти на выборы

Президент Беларуси о коронавирусе: если мы переболели, нам не стоит бояться. А вот кто не переболел, вторая волна может накрыть

Люди в материале: Александр Лукашенко
Loading...


Николай Щёкин: у оппозиции есть программа, есть лидер. В Беларуси лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой



Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» политолог, кандидат философских наук Николай Щекин.

Юлия Бешанова, ведущая:
Поствыборная ситуация в Беларуси, обострение конфликта в Нагорном Карабахе, последние события в Кыргызстане… Не кажется ли вам, что это все могут быть события одной цепи?

В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Можно с первого раза сказать, что звенья одной цепи, но мы, конечно, видим, что причины разные и в Карабахе, и в Кыргызстане. В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая. В Республике Беларусь все это прошло, в отличие от других стран, намного, с одной стороны, сложнее – и проще, потому что в Беларуси государственная система оказалась устойчивее.

Юлия Бешанова:
Почему у них так быстро получилось, а у нас – нет?

Николай Щекин:
Причины разные. В Нагорном Карабахе – этнонациональные.

Чтобы Тихановская стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология

Юлия Бешанова:
Светлана Тихановская встречается с мировыми лидерами – Макрон, Меркель – выступает от имени белорусского народа, заявляет о том, что она избранный Президент. Насколько это легитимно, насколько это можно воспринимать всерьез? Или это как комментировал Песков: президент Франции встретился с гражданкой Беларуси Тихановской?

Николай Щекин:
Где-то даже поддержу. Я считаю, что вообще это не оппозиция, здесь Президент прав, это альтернативщики. У оппозиции есть программа, есть лидер. Здесь лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой. Вроде бы выходят люди на площадь, а смысла никакого, заканчивается ничем по большому счету. Понадобилось персонифицировать эти все выступления, этой персоной выступила Тихановская.

Но чтобы она стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология. Несколько лидеров – Литва и Польша уже себя дискредитировали, они сателлиты все-таки – решили «пожать руку», причем не проговаривая, что она Президент. Но проблема в том, что понятие «диалог» на западный манер равносилен госперевороту. Они считают, что если она будет равновеликой Президенту, ее объявят лидером оппозиции, чего они и добиваются, тем самым формируя и теневое правительство, то можно тогда за стол переговоров сажать с Президентом. Нет, так не пойдет. Если Президент уже не поднимал трубку этих руководителей, телефонные звонки, то теперь он и садиться с ними за стол переговоров не будет. Потому что все, уже время ушло.

Здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство

Но здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство. Координационный совет ушел в никуда практически, но это теневое правительство посмотрите из кого формируется – все из «Белорусского народного фронта», бывшего так названного. Все те, кого мы считаем националистами. Те выходящие на улицу – они еще не под руководством каким-то, но их меньше становится, они более агрессивны. Ассоциации возникают с этими выходящими «Правого сектора» в Украине. Если затянуть дворовых майданщиков и все остальные факторы, то мы можем получить «Правый сектор».

Но здесь еще какая линия? Да, сформировали они свой теневой кабинет министров, бог с ними, они могут говорить все, что угодно. Но что дальше делать с Тихановской? Либо в долгую Запад играет, как один из сценариев, либо – еще один сценарий – чтобы Тихановская не пошла по пути либо Скрипалей, либо Навального. Причины какие? Я в последнее время не слышу от Тихановской о ее муже, я не вижу последние два месяца ее детей. Плюс все телодвижения с этим теневым кабинетом министров говорят о том, что ее ведут куда-то.

Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности

Юлия Бешанова:
Хорошо, а что делать? Люди продолжают выходить.

Николай Щекин:
Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности. Но чем меньше их, тем более радикальные они, агрессивнее. Надо включать правовое поле, без этого невозможно, и ужесточать где-то законы.

Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот

Николай Щекин:
Пока идет предвыборный процесс в США, ряд стран пытается найти свое место. Глобальный мир не то чтобы разрушается, но сейчас каждая страна ищет, можно сказать, свое национальное «я», внутреннее «я». Это все проявляется. Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот, только в других масштабах и в других технологиях, более сложных, наверное, и, может быть, даже более кровопролитных будет.

Пока предвыборная кампания идет. Если Трамп будет президентом, это будет одна картина. Тогда в Америке, скорее всего, будет возбуждено дело против Байдена, в Украине совершенно другая ситуация будет. Если Байден победит, тогда второй вариант будет. Есть такой вариант, что победы никто не признает, и это затянется. В это время Германия, Франция и особенно Турция постараются свою повестку дня, может быть, и повестку года, навязать другим странам. По большому счету, эта попытка произошла сегодня и с нами.