Александр Меншиков. Взлёт и падение олигарха эпохи Петра I

23.11.2019 - 10:31

Этот персонаж много чем напоминает нам некоторых больших людей как недавнего прошлого, так и дней текущих. Ну, смотрите! Родился Александр Меншиков в простой бедной семье, рос неграмотным, но смышлёным. Пацанёнком бегал по городу и чем мог зарабатывал на жизнь. В нашей истории – продавал пирожки, хотя некоторые исследователи называли это выдумкой бояр. Однажды подвернулся случай – подростка приметил наставник молодого русского царя Петра I и взял его на службу при дворе. Начав карьеру денщиком самодержца, Алексашка достиг высот, какие и присниться ему не могли в самых красивых снах. Согласитесь, что биографии многих известных нам людей – начальников, политиков, бизнесменов разворачивались с похожего низкого старта.

Неспроста ведь до сих живуча поговорка «из грязи – в князи». Меншиков дослужился до генералиссимуса, президента Военной коллегии, губернатора Санкт-Петербурга. А титулов и наград вообще не счесть: светлейший князь, первый сенатор, князь Священной Римской империи, член Лондонского королевского общества... Кстати, письмо о приёме в престижный пул ученых было подписано Исааком Ньютоном. За что такая честь? Ну, с кем не бывает. В наши дни тоже есть чему удивляться.
Как известно, жаднее богатых бывают только бедные. А поскольку Александр Данилович появился на свет голодранцем, он все последующие годы с усердием заботился о росте личного благосостояния. И получалось. Но как? Ему грех было жаловаться. Петр Великий был щедр на заслуженные подарки. За рвение и успехи в мирной службе и в сражениях царь поощрял своего любимца должностями, городами и сёлами. Кроме того, близость к царю и занимаемое при дворе положение давали Меншикову возможность внаглую пилить бюджет. Даже сам Фёдор Ромодановский – коварный шеф петровского КГБ, был ему не указ.

Меншиков не имел ни виллы в Испании, ни белоснежной яхты, ни футбольного клуба – тогда не было такой моды, как вы понимаете. Однако Александр Данилович всё же по толщине кошелька не уступал какому-нибудь из нынешних российских олигархов или министров. Петр I знал грехи своего слуги-приятеля-вора, не раз карал его за казнокрадство огромными штрафами, лишал государственных постов, бил по морде. Но не сажал в подвалы Ромодановского, а усмирял свою лютость и прощал – за преданность. После смерти одного из своих старых помощников царь произнес: «Осталась у меня одна рука – вороватая, да верная». Это он о Меншикове, как вы догадались. Эти отношения были ярчайшим примером того, как власть терпела у себя и уживалась с криминалом.

Надо отдать царскому фавориту должное: бодро шагая вверх по карьерной лестнице, Меншиков проявлял завидное служебное рвение. Любое поручение государя – кровь из носа – выполнялось. В 33 года он даже был главным на строительстве Кронштадта, обустраивал Карелию. Командовал русской армией, когда в битве при польском городе Калише она впервые разгромила шведов. Энергия, инициативность и предприимчивость Светлейшего князя подкупали государя, который жаждал быстро и кардинально переделать Россию. Это были не реформы, как считали известные ученые Ключевский и Карамзин, а просто подгонка страны под европейский формат. Пусть так, но в этих хлопотах царю был нужен такой помощник как Меншиков. Поэтому он закрывал глаза на многие его авантюры.

Царь Петр был натурой увлекающейся, вкалывал как раб на галерах, но и покуражиться был не дурак. Меншиков хорошо знал пристрастия хозяина ещё с юности и всегда умел угодить. Вместе они хаживали по голландским и английским пивнушкам, безобразничали с местными девками. Дома Меншиков искусно плёл дворцовые интриги, чтобы избавлять своего господина от ненужных хлопот и обеспечивать ему спокойное правление. Наконец, он уступил шефу свою подружку Марту Скавронскую, взятую в плен при битве со шведами. Впоследствии она стала законной второй женой царя и после его смерти – императрицей Екатериной I.

Ничто не вечно под Луной. Петр I умер. Спустя два года вслед за мужем ушла и первая российская императрица. На престол взошел внук Петра Великого. С его приходом всё у баловня судьбы пошло наперекосяк. Александр Данилович, видимо, слишком уверовал в своё могущество и, несмотря на то, что потерял надежную “крышу”, продолжал демонстрировать власть. Он старался влиять на парня, докучал ему отеческими советами. В конце концов Петру II всё это надоело, да и недруги нашептали, и Меншикова отодвинули подальше, а вскоре и вовсе перестали пускать ко двору. В сентябре 1727 года «счастья баловень безродный» (из А.С. Пушкина), как нередко и в наше время бывает с придворными, потерял всё. Он был лишен имущества, чинов, наград и званий. У него конфисковали 6 городов, 90 000 крестьян, 13 миллионов рублей (1кг говядины тогда стоил 2 копейки – авт.), несколько сотен пудов золота и драгоценных камней. В простых крестьянских телегах он с семьёй был отправлен в далекую и холодную Сибирь. В городке Берёзов, где поселится с детьми, построит церковь – отмаливать грехи, которых накопил немало. На её территории бывшего светлейшего князя и друга Петра Великого и похоронят. Храм много раз горел, но после пожаров отстраивался заново – почти как в судьбе самого Меншикова. Он и сейчас там стоит, напоминает о человеке из низов, достигшем богатства и больших высот в государстве, а потом всё потерявшем.

История Меншикова вполне может служить уроком.

Причем, на все времена.

Ваш В.Д.

Люди в материале: Александр Меншиков
Loading...


Муза Маяковского. Лиля Брик и великие мужчины XX века, которые целовали руки этой загадочной женщине



Каждый вправе прожить свою жизнь, как ему хочется. Лишь бы это не портило жизнь другим. Перед вами – легендарная женщина советской эпохи Лиля Брик. Уверен, что многим из нас впервые это имя встретилось при знакомстве с биографией Владимира Маяковского. Благодаря ей при жизни поэта и после его смерти были изданы многие его произведения. Считается, что эта женщина была его музой, и он посвятил ей немало своих строк. Впрочем, не только музой. Они много лет жили втроем: Лиля, её муж Осип и поэт.

Лиля Юрьевна, не стань она любовницей и вдохновением глашатая революции, сама по себе была знаменитостью. Молодая, хорошенькая, интеллектуалка, – она в любом обществе находила своё место. Лиля основала модный в ту пору литературный салон, одевалась в импорт, проповедовала свободные нравы. У каждой эпохи есть свои «звезды». Имя Лили Брик было тогда хорошо известно среди интеллигенции. И не меньше, чем имя великого поэта. В её общество стремились не только литераторы, но и способные на большее, чем духовная близость, мужики. Она была сильной личностью без границ.

Лиля Брик была трижды замужем. Первым был Осип Брик – любовь с юности. Потом брак с военным Виталием Примаковым, которого большевики расстреляли в 37-м, потом был писатель Василий Катанян. Но она всю жизнь любила Осипа, даже когда выходила замуж за других. Даже когда в их постели появлялся кто-то третий. Даже когда эти «кто-то» делили ложе с ней и её новыми мужьями. Ей так нравилось, а творческим людям и подавно. И Осип не ревновал, раз женщина так желает. Лиля и Осип до его смерти в 1945 году сохраняли нежные отношения. Детей у Брик не было. Ещё в юности Лиля так увлеклась уроками музыки, что забеременела от преподавателя, и пришлось сделать аборт.

Кстати, в молодой советской России такой насыщенный интимными чувствами быт, прозванный «русской тройкой», никого не удивлял. Над свободными отношениями полов гордо развевался флаг революционного раскрепощения женщины. И под этим флагом сладко нежились и партийные начальники, и красные командиры, и представители творческой элиты. Маяковский не был исключением, оказавшись в это время в этой среде, близко к Лиле Брик.

Однако не только женские чары, но и ум, эрудиция, умение вести разговор привлекали в ней людей. Особенно с возрастом, когда чары уже не работают. Женщины порой ненавидели, это да. Наиболее яростно Анна Ахматова. Но мужики чаще находили в ней нечто, что заставляло ценить её расположение. Из тех, кто в разные годы близко дружил с Лилей Юрьевной, мы выбрали ещё 5 знаменитых мужиков, имена которых, как представляется, сегодня лучше знакомы большинству.

Выйдя замуж за Примакова, Лиля стала часто общаться с военными. А среди них был и маршал Михаил Тухачевский – известный стратег и не менее известный бабник. Может, и он был не прочь «замутить» с женой сослуживца, но в истории их отношений фигурируют лишь беседы о футуризме и поэмах Маяковского.

Лиля всю жизнь за кого-то боролась. Хлопотала перед Сталиным об увековечении памяти Маяковского, о мужьях, литераторах. С режиссером Сергеем Параджановым они дружили много лет. Когда в 1973-м его посадили, она посылала передачи, просила за него. Мужем её младшей сестры был известный французский писатель-коммунист Луи Арагон. Старушка убедила его поехать поговорить с Брежневым. В итоге Параджанов вышел на год раньше.

В 60-е Брик с Катаняном жили в Переделкине. Часто сюда наведывалась московская богема. Руководитель «Таганки» Юрий Любимов имел как бы двойной интерес: попить чайку и пообщаться, с одной стороны, готовить постановки по Маяковскому, с другой. Театр ставил «Послушайте!», «Облако в штанах», «Флейта-позвоночник».

Борис Пастернак тоже был одним из близких друзей. Но восхваляемый Сталиным поэт вел себя как-то странно. Он целовал ручки хозяйке, а в то же время писал, что квартира Бриков «была, в сущности, отделением московской милиции». Да, в салоне «тусовались» и менты, и важные чекисты, и какие-то опрятные мальчики в гражданском. Чего ж ты сам туда ходил, спрашивается?!

Лиля Брик славилась большой модницей, всегда со вкусом одевалась. Она и Маяковского превратила из лоха в денди. Однажды в московском аэропорту на неё обратил внимание Ив Сен-Лоран. Пожилая дама была одета не так, как все советские тётки. Познакомились. Оба летели в Париж. Во Франции кутюрье повсюду сопровождал гостью, подарил немало нарядов. А к 85-летию смастерил для неё юбилейное платье.

Список близких друзей можно продолжать именами других великих мужчин XX века. От Асеева, Шкловского и Хлебникова вы перейдете к Эйзенштейну, Ростроповичу, Таривердиеву... Это ж надо так прожить жизнь, чтобы оказаться в центре такого созвездия! Наверное, потому, что жила она так, как хотела.

И ушла она – как решила сама. Чтобы не быть никому обузой после травмы бедра, 86-летняя муза Маяковского покончила с собой.

Начинался август 1978-го.

Ваш В.Д.