Александр Меншиков. Взлёт и падение олигарха эпохи Петра I

23.11.2019 - 10:31

Этот персонаж много чем напоминает нам некоторых больших людей как недавнего прошлого, так и дней текущих. Ну, смотрите! Родился Александр Меншиков в простой бедной семье, рос неграмотным, но смышлёным. Пацанёнком бегал по городу и чем мог зарабатывал на жизнь. В нашей истории – продавал пирожки, хотя некоторые исследователи называли это выдумкой бояр. Однажды подвернулся случай – подростка приметил наставник молодого русского царя Петра I и взял его на службу при дворе. Начав карьеру денщиком самодержца, Алексашка достиг высот, какие и присниться ему не могли в самых красивых снах. Согласитесь, что биографии многих известных нам людей – начальников, политиков, бизнесменов разворачивались с похожего низкого старта.

Неспроста ведь до сих живуча поговорка «из грязи – в князи». Меншиков дослужился до генералиссимуса, президента Военной коллегии, губернатора Санкт-Петербурга. А титулов и наград вообще не счесть: светлейший князь, первый сенатор, князь Священной Римской империи, член Лондонского королевского общества... Кстати, письмо о приёме в престижный пул ученых было подписано Исааком Ньютоном. За что такая честь? Ну, с кем не бывает. В наши дни тоже есть чему удивляться.
Как известно, жаднее богатых бывают только бедные. А поскольку Александр Данилович появился на свет голодранцем, он все последующие годы с усердием заботился о росте личного благосостояния. И получалось. Но как? Ему грех было жаловаться. Петр Великий был щедр на заслуженные подарки. За рвение и успехи в мирной службе и в сражениях царь поощрял своего любимца должностями, городами и сёлами. Кроме того, близость к царю и занимаемое при дворе положение давали Меншикову возможность внаглую пилить бюджет. Даже сам Фёдор Ромодановский – коварный шеф петровского КГБ, был ему не указ.

Меншиков не имел ни виллы в Испании, ни белоснежной яхты, ни футбольного клуба – тогда не было такой моды, как вы понимаете. Однако Александр Данилович всё же по толщине кошелька не уступал какому-нибудь из нынешних российских олигархов или министров. Петр I знал грехи своего слуги-приятеля-вора, не раз карал его за казнокрадство огромными штрафами, лишал государственных постов, бил по морде. Но не сажал в подвалы Ромодановского, а усмирял свою лютость и прощал – за преданность. После смерти одного из своих старых помощников царь произнес: «Осталась у меня одна рука – вороватая, да верная». Это он о Меншикове, как вы догадались. Эти отношения были ярчайшим примером того, как власть терпела у себя и уживалась с криминалом.

Надо отдать царскому фавориту должное: бодро шагая вверх по карьерной лестнице, Меншиков проявлял завидное служебное рвение. Любое поручение государя – кровь из носа – выполнялось. В 33 года он даже был главным на строительстве Кронштадта, обустраивал Карелию. Командовал русской армией, когда в битве при польском городе Калише она впервые разгромила шведов. Энергия, инициативность и предприимчивость Светлейшего князя подкупали государя, который жаждал быстро и кардинально переделать Россию. Это были не реформы, как считали известные ученые Ключевский и Карамзин, а просто подгонка страны под европейский формат. Пусть так, но в этих хлопотах царю был нужен такой помощник как Меншиков. Поэтому он закрывал глаза на многие его авантюры.

Царь Петр был натурой увлекающейся, вкалывал как раб на галерах, но и покуражиться был не дурак. Меншиков хорошо знал пристрастия хозяина ещё с юности и всегда умел угодить. Вместе они хаживали по голландским и английским пивнушкам, безобразничали с местными девками. Дома Меншиков искусно плёл дворцовые интриги, чтобы избавлять своего господина от ненужных хлопот и обеспечивать ему спокойное правление. Наконец, он уступил шефу свою подружку Марту Скавронскую, взятую в плен при битве со шведами. Впоследствии она стала законной второй женой царя и после его смерти – императрицей Екатериной I.

Ничто не вечно под Луной. Петр I умер. Спустя два года вслед за мужем ушла и первая российская императрица. На престол взошел внук Петра Великого. С его приходом всё у баловня судьбы пошло наперекосяк. Александр Данилович, видимо, слишком уверовал в своё могущество и, несмотря на то, что потерял надежную “крышу”, продолжал демонстрировать власть. Он старался влиять на парня, докучал ему отеческими советами. В конце концов Петру II всё это надоело, да и недруги нашептали, и Меншикова отодвинули подальше, а вскоре и вовсе перестали пускать ко двору. В сентябре 1727 года «счастья баловень безродный» (из А.С. Пушкина), как нередко и в наше время бывает с придворными, потерял всё. Он был лишен имущества, чинов, наград и званий. У него конфисковали 6 городов, 90 000 крестьян, 13 миллионов рублей (1кг говядины тогда стоил 2 копейки – авт.), несколько сотен пудов золота и драгоценных камней. В простых крестьянских телегах он с семьёй был отправлен в далекую и холодную Сибирь. В городке Берёзов, где поселится с детьми, построит церковь – отмаливать грехи, которых накопил немало. На её территории бывшего светлейшего князя и друга Петра Великого и похоронят. Храм много раз горел, но после пожаров отстраивался заново – почти как в судьбе самого Меншикова. Он и сейчас там стоит, напоминает о человеке из низов, достигшем богатства и больших высот в государстве, а потом всё потерявшем.

История Меншикова вполне может служить уроком.

Причем, на все времена.

Ваш В.Д.

Люди в материале: Александр Меншиков
Loading...


Павел Пестель. Переписанная история декабристов, или Для чего из заговорщиков делают революционеров



Историки не прекратят спорить о декабристах – кем были, какую роль сыграли в судьбе России. Потому что в оценках их поступка одной  правды нет. И это касается всех, кто 14 декабря 1825 года вышел на Сенатскую площадь Петербурга – брать власть. Ничего не получилось. В итоге  погибли 1270 человек. Из них 150 детей и 80 женщин, которые пришли поглазеть на восстание военных. Бунтовщиков осудили. Из почти двухсот заговорщиков  кого приговорили к пожизненной каторге, кого просто сослали в Сибирь, десятки офицеров разжаловали и отправили воевать на Кавказ. Пятерых казнили. Этих мы помним поименно: Павел Пестель, Кондратий Рылеев, Сергей Муравьёв-Апостол, Михаил Бестужев-Рюмин и Пётр Каховский.

Главным у них был Пестель. Он обладал блестящим умом, имел властолюбивый и решительный характер. Сын губернатора Сибири - сенатора, герой войны 1812 года, он уже в 28 лет стал полковником. Пушкин им восхищался.

Давайте же посмотрим на него внимательнее. Что перевернулось в голове юноши, родившегося с серебряной ложкой во рту? Почему он стал противником власти, этот, как сегодня бы сказали, мажор? Историки объясняют так. Пестель в военных походах побывал в европейских столицах, посмотрел на тамошнюю жизнь, а в окопах ближе узнал простой народ и, как   многие молодые мыслящие офицеры, загорелся идеей построить другую Россию. Как? Пестель считал, что надо уничтожить самодержавие, принять конституцию, ликвидировать сословные привилегии. Аграрный вопрос предлагал решить освобождением крестьян и наделением их землёй.  Достижение цели он видел в создании тайных обществ и государственном перевороте с истреблением всей императорской семьи. В этом вопросе среди его друзей-заговорщиков были разногласия. Но подавляющий своим авторитетом Пестель настаивал: мало убить одного царя, - нельзя и наследников оставлять живыми. Какой кровожадный! Он знал историю кровавых европейских революций.

Почему затея так бездарно провалилась? Вот лишь несколько причин. Декабрьское выступление не было подготовленным и вышло спонтанным. Офицерам пришлось обманом выводить солдат на площадь, скрыв истинный замысел акции, и потому в результате вместо поддержки получили растерянность и непонимание. Некоторые из активных членов тайного общества накануне выступления вдруг пошли на попятную. Храбрейший из офицеров-фронтовиков Александр Якубович в последний момент отказался идти арестовывать царскую семью.  Петр Каховский должен был убить императора, но испугался. У него хватило духа выстрелить в спину прославленному генералу Милорадовичу. Князь Сергей Трубецкой вообще не явился утром на площадь.

Что ж за публика такая собралась под знаменами тайных обществ? На допросах, которые проводил нередко сам Николай I, декабристы  раскаивались, «сливали» планы и своих товарищей. Выгораживая себя, многие указывали на Пестеля. Павел поначалу вел себя дерзко, но под конец целыми списками, кого мог вспомнить, начал выдавать соратников. Поэт Рылеев поиграл в благородство, взяв всю вину на себя, но в конце концов раскрыл все карты заговорщиков.  Некоторые писали покаянные письма, на коленях молили о пощаде. В интернете есть сохранившиеся оригиналы подробных протоколов допросов, которые не только говорят о тех декабрьских событиях, но и характеризуют их участников. Чтение их, скажу я вам, заставляет забыть всё, что толковали нам советские учебники.

Павла Пестеля и четверых его соратников приговорили к четвертованию. Однако Николай I не хотел начинать свое царствование с крови, поэтому топор заменили веревкой. Заговорщики вместе 25 июля 1826 года взошли на виселицу. Так всё закончилось.

Между тем, для нас непривычно, что семьям, потерявшим кормильцев, специальным указом императора было назначено денежное вспоможение, никто из родственников осужденных не был ущемлен по службе и в дворянских привилегиях. Один из братьев Пестеля, например, стал сенатором и губернатором в Симферополе, другой дослужился до поста владимирского вице-губернатора. Удивительно, но так было. Это позже, уже в стране торжествующего народовластия, не стеснялись весь род оппонентов вырезать под корень.

Все от истории хотят получать прибыль. Большевики извлекли свои дивиденды простым способом. Тех, кто выступал против царей, они признали героями и идейными борцами. Болотников, Разин, Пугачев, декабристы, народовольцы… Ленин окрестил Пестеля и компанию революционерами, и с тех пор в истории на Сенатской площади появились другие акценты. Те были за народ, и мы - за народ. Те выступали за справедливость, равенство, свободы, и наши цели такие же. Лучших параллелей для захвата дворцов и укрепления новой власти и искать не надо было. К тому же именем народа можно любые действия оправдывать. И это ерунда, что декабристы были «страшно далеки от народа». Кто из вас хорошо учился в школе, тот помнит эти ленинские слова. На самом же деле, как видим, цель оправдывает средства.

А всех последующих «декабристов» - тех, кто уже после 1917 года выражал своё недовольство властью, называли контрой, врагами народа, антисоветчиками. Эти тоже уже стали частью истории. Того прошлого, которое всегда есть охотники переписать. Причем, именем народа.

Ваш В.Д.