Александр Метла: «Они даже сымитировали фотографию, когда умер Пилсудский – Гитлер около гроба Пилсудского»

08.09.2021 - 21:53

Новости Беларуси. В программе «Тайные пружины политики 2.0» исполнительный директор историко-культурного комплекса «Линия Сталина» Александр Метла.

Григорий Азаренок, СТВ:
Грядет 17 сентября. В 2021 году этот день сделали Днем народного единства по народному решению. Вы поддерживаете? Вам близка такая позиция?

Александр Метла, исполнительный директор историко-культурного комплекса «Линия Сталина»:
Я поддерживаю это объединение народа, по сути дела, белорусского, который состоялся в современной истории. Мы состоялись как государство в эти годы.

«Многие говорят о пакте Молотова-Риббентропа, но всегда забывают, что первый договор составила Англия»

Григорий Азаренок:
Это начало освободительного похода Красной армии. И очень много сейчас рассуждают, особенно наши оппоненты, которые говорят, что это была захватническая война против Польши. Это справедливо?

Александр Метла:
Я считаю, что это несправедливо. Во-первых, к этому нужно тогда подводить договоренности с Гитлером. Потому что многие говорят о пакте Молотова-Риббентропа, но всегда забывают, что первый договор составила Англия, потом Франция заключила и разрешила в Рурскую область ввести войска.

Григорий Азаренок:
А Сталин все это время им посылал сигналы и говорил: «Давайте против Гитлера объединимся».

Александр Метла:
И они всем все делали, чтобы эти переговоры завалить. Потом они с Гитлером встретились, подписывая раздел Чехословакии. И там участвовало множество… чешскую делегацию вообще не пригласили. Потом Польша заключила, оказывается, договор с немцами.

Григорий Азаренок:
Как я говорю, Пилсудский – единственный поляк, которого я уважаю.

Александр Метла:
И они даже сымитировали фотографию, когда умер Пилсудский – Гитлер около гроба Пилсудского. Хотя он на самом деле не ездил на похороны. Для газет они сделали такую фотографию. В принципе, и Геббельс встречался с Пилсудским. И они очень сильно прорабатывали варианты атаки Советского Союза. «Усход» назывался, «Восток» план. Который, в принципе, реализовали в плане «Барбаросса» и без Польши уже.

Григорий Азаренок:
Но польские дивизии были. И даже дивизии СС были. Они с удовольствием сотрудничали с Гитлером.

Александр Метла:
В советское время, конечно, не хотели говорить про все народы, которые участвовали с Гитлером в Великой Отечественной войне. Но если уже серьезно говорить, то это литовский батальон в Минске, карательные батальоны. Поляки в принципе на основных национальных должностях были, когда здесь опять начали национализм под бело-красно-белым флагом подымать. Но все-таки это в основном поляки были, в основе этого как руководители, а уже потом белорусы там присутствовали.

Есть такой интересный процент, кстати: сопротивляемость армии при поражении. Он показывает, насколько армия сопротивлялась. Это сколько сдались в плен, сколько погибли. Например, вы выиграли, но четыре сдались в плен, а один погиб. Значит, 1:4 сопротивляемость была. Но интересно, что у нас в начале войны, например, 1:4 и было, про что я говорю.

Григорий Азаренок:
То есть что повально сдавались в плен, ничего не защищали – это все вранье?

«План «Ост» оставался, и это выполнялось неукоснительно. И никто бы здесь не остался»

Александр Метла:
Один погибший, четыре сдавшихся в плен. Причем это было всего лишь два месяца. Через два месяца уже один погибший, один сдавшийся в плен. А потом уже, после 1942-1943 года, там вообще мизер получилось. Но я вот для себя думаю: а что же за пропорция у Польши, например? Она, наверное, воевала до последнего солдата против Гитлера. Я удивился, когда, например, узнал, что 1 погибший, 9 сдавшихся в плен немцам. То есть это еще хуже, чем у нас в первые месяцы войны. А я думаю: а как же французы? Они же, наверное, за свое либеральное правительство воевали, в штыки ходили. Да нет – посмотрел, 1 к 11 приблизительно, как и англичане, их корпус. 1 погибший, 11 сдавшихся в плен. Оказывается, большевиков-то что-то больше любили, оказывается, Сталин какой-то личностью был, раз смог организовать, консолидировать общество. И, в принципе, воевали – на устах был Сталин.

Григорий Азаренок:
Постоянно тыкают двумя цифрами: 27 миллионов погибших у вас и 8 миллионов у немцев. Но, извините, мы виноваты, что мы не уничтожали мирное население? Потому что военные потери 8 к 8 миллионам. 

Александр Метла:
Я тоже обращаю внимание, что все-таки мирные потери очень большие, очень много все-таки. Советских граждан на евреев и не евреев не делили. И военнопленных. Это были все советские граждане. И понятно, что их перемолачивала система, которая была нацелена на уничтожение славянского народа, в принципе. И все-таки план «Ост» оставался, и это выполнялось неукоснительно. И никто бы здесь не остался.

Григорий Азаренок:
Все это вранье, что патриотизм и церковь, допустим, начали поднимать только в войну? Уже в 1930-е годы остановили гонения на церковь, и уже в 1930-е годы сняли фильм «Александр Невский» и начали эту патриотическую линию продвигать.

Александр Метла:
Знаете, тоже, у церкви приезжали серьезные духовные отцы. Я спросил: «А как вы относитесь к Сталину?». Такую сакраментальную фразу сказали: «Он тоже человек».

Григорий Азаренок:
И некоторые наши нынешние деятели на этот счет почему-то забывают, что Алексий I отпевал Сталина и что митрополит Гор Ливанских Илия и благословлял его. И очень с ним хорошо относился, это фактически святой человек для православных. И очень много всего было такого, о чем сейчас, в принципе, почему-то стараются забывать.

«Надо сказать, мы все-таки эту информационную войну проиграли»

Александр Метла:
Это же информационная война, это третья мировая война, как говорится, война за умы. Еще в 1930-е годы исследование шло. И методики были еще в Первую мировую по дискредитации, например, царской семьи. Как это делать, как правильно забрасывать информацию, дезориентацию…

Григорий Азаренок:
И сейчас это применяется.

Александр Метла:
И очень простая есть методика от Геббельса. Скажи тысячу раз неправду, и она станет правдой. Повторение одного и того же вдруг становится правдой, все считают, что это какой-то состоявшийся факт. И вправду, надо сказать, мы все-таки эту информационную войну проиграли. Принимали все и говорили: да, это нужно принять, мы такие толерантные, вдруг это правильно все и нужно действительно к этому относиться. И это до глупости где-то доходило, в каких-то моментах. Можно множество примеров приводить. Тем не менее считаю нужным все-таки отстаивать все-таки свою самобытность, свою культуру. И все-таки смотреть за информационным полем очень серьезно, потому что неконтролируемое информационное поле приводит к тому, что…

Григорий Азаренок:
Сталин это очень хорошо понимал, и в 1943 году, когда, казалось бы, есть куда государственный бюджет тратить, издает миллионные тиражи Чехова, других классиков во время войны.

«Если посмотреть на 1930-е годы, учебники на белорусском языке по математике, по всему, появились тогда»

Александр Метла:
А другой указ сталинский – у меня один из дедушек попал под него – когда в 1944 году Украину освободили, в принципе, мой дедушка не попал в армию, хотя уже было ему 18 лет. Почему не попал? Потому что гимназию закончил с отличием. И уже нужны были учителя. И всех их, кто более-менее образованный хорошо был или высшее образование, старались уже сберечь. Чтобы они в горниле войны не сгорели. Что нужно детей будущих учить, нужно воспитывать поколение. И это были дальновидные достаточно… учебники почитаем – тоже все дальновидные.

Григорий Азаренок:
Причем они написаны были гениально. Говорят: вот, при Сталине рабское население и так далее. В школах учили логику. Для чего детям преподают логику? Чтобы они были рабами тоталитарной системы? По-моему, это очень глупо.

Александр Метла:
Да, философия, все остальное. Если посмотреть на 1930-е годы, учебники на белорусском языке по математике, по всему, появились именно тогда.

Григорий Азаренок:
Больших сталинистов, чем Купала и Колас, невозможно было найти. «Аб Сталіне-сейбіту я песню слагаю», – писал Янка Купала.

Как на «Линии Сталина» отпразднуют День танкиста?

Григорий Азаренок:
Но тогда снова вернемся в современность. «Линия Сталина» эту линию держит, у вас в воскресение будет праздник, как и у всей страны, День танкиста. Народный праздник, можно сказать. Что вы подготовили?

Александр Метла:
Мы подготовили две реконструкции. Первая, 11 сентября, – по Великой Отечественной войне. Это как раз таки бои 1941 года, где танковые войска очень эффективно под командованием генерала Крейзера – генерала он получил за эти бои в 1941-м году, он же и Герой Советского Союза. От Борисова до Орши он отступал. Отступал так, что немцы писали: ой, если мы еще так повоюем, то нас-то и не останется, в принципе. Я простыми словами сказал. «Довоюемся до собственной гибели», – более правильное цитирование. Второй эпизод, который мы показываем – это Афганская война, где тоже танковые войска присутствовали и тоже решали задачи, выполняли приказ Родины, по сути дела.

Григорий Азаренок:
Американцам не рекомендуется смотреть, они бы горькими слезами плакали. По сравнению с тем, как они там себя вели.

Loading...


Азарёнок: «Британия стала третьим Карфагеном, в какой-то момент вырастив себе цепного пса по кличке Америка»



Новости Беларуси. Многие эксперты и политологи нынешнее геополитическое противостояние трактуют как продолжение извечной борьбы агрессивного Запада с Востоком, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Авторская программа «Азаренок. Тайные пружины политики 2.0».

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:
Суть состоит в том, что мы понимаем, что в этом мире надо сохранить ту цивилизацию, которая существовала издревле и существует сегодня на нашем общем Отечестве. Если мы этого не сделаем, мы эту цивилизацию погубим. Пускай сегодня воют, кричат на Западе, что мы ставим перед собой такие цели, но это так. Не может быть без России, Беларуси, жаль, что нет Украины пока – я уверен, что народ там отстроит обстановку и ситуацию выровняет в Украине. Но вот это пространство, это наша цивилизация.

Григорий Азаренок, СТВ:
Президент ставит вопрос глобально. Это противостояние не политическое. Не экономическое. Не передел рынков. Это противостояние эсхатологическое. Это битва цивилизаций. И Беларусь на переднем крае борьбы.

Идет война в одеждах цвета крови.
Горит огонь, и тлеет плоть.
Идет война во имя смерти целого народа,
Что вечно портит остальным народам кровь.

В свое время первый Рим уничтожил цивилизацию абсолютного зла, цивилизацию Ганнибала – Карфаген. Войны шли очень долго. Но цивилизация людей, пожиравших человеческое мясо, была разрушена. Император приказал сравнять черную столицу с землей и посыпать солью. Чтобы этот каинитский дух не возродился. Но соль не спасла. И суть Карфагена перекочевала в саму империю. Элита разложилась. Она больше не хотела воевать и созидать. Она хотела жрать. Жрать так, чтобы потом засовывать в глотку перья, тошнить и снова жрать. И все это в перерывах между содомскими оргиями. Карфаген победил. Первый Рим пал.

Но на холмах Царьграда возник второй – Константинополь. Тысячелетняя православная империя Византия, над которой не заходило солнце. С самой мощной армией и самой сильной валютой, с расцветом искусств и возвышением святой горы Афон. Но у каждого Рима есть свой Карфаген. И в то время стало подниматься небольшое итальянское княжество. Туда заехал мировой ростовщический капитал, мировой Шейлок, говоря языком Шекспира. Дожи столетиями собирали богатства и варили яды, точили кинжалы, убивали, и под сатанинскими масками устраивали мерзкие оргии. И спонсировали все крестовые походы против Византии. А затем второй Рим делает главную ошибку. Подписывает унию с еретическим Римом. Папа пообещал помощь в борьбе с турками, за это греки отдали на откуп веру. Но помощь от латинян не пришла, а дух православия покинул Царьград. И казалось, что второй Карфаген победил.

Григорий Азаренок:
Но, как сказал старец Филофей, «Два Рима пали, а третий – Москва». Наконец, разделавшись с богомерзкой Польшей, возвысилась Российская империя. И для борьбы с ней дух Каина перебрался туда, где вечно стоит туман.

Британия стала третьим Карфагеном, в какой-то момент вырастив себе цепного пса по кличке Америка. И началось новое противостояние. Завершилось оно в 1991. Они думали, что навсегда.

Последние наследники могучего народа,
Перед которым в страхе жил весь мир.
Не могут даже дать последнего отпора,
Ведь нет у них теперь ни капли старых сил.

Григорий Азаренок:
Но четвертому Риму не быть. Дух Советской державы сохранила в себе одна маленькая страна – Беларусь. Здесь появился тот, кого они не ожидали. Проморгали. Упустили. Тот, кто сказал, что не бывать на этой земле зла. Подлости. Что не будет народ, переживший страшную войну, колонией, стадом для их новых игрищ. Что мы достойны счастья. И это их взбесило, страшно взбесило. Семь раз пробовали свалить, пробовали и другой способ – сладкой лести и тихого удушения, но все их тысячелетние технологии, все их коварство, злоба разбивались о силу и искренность защитника Беларуси. Александра Лукашенко. И сегодня, отбивая атаку за атакой, мы (как и 2 тысячи лет) повторяем, поворачиваясь на Запад, отрекаюсь от тебя, Сатана.

Стихотворение, которое я читал перед беседой, сотруднице нашего телеканала передала простая женщина из Бобруйска. Его написал ее сын. Алексей Сергеевич Тарабуев. По мотивам событий последнего года. 25-летний учитель истории 34-й школы. Он учил наших детей настоящему прошлому. К сожалению, недавно он ушел из жизни. Но стихотворение заканчивается так.

Я верю в то, что мы не сгинем.
Не растворимся прахом по векам.
И вечно пусть живет Отчизна
На зависть изгнанным врагам.