Александр Мрочек о современной кардиологии: «Мы сердце видим, действительно, как на ладони»

01.11.2019 - 15:13

Директор РНПЦ «Кардиология» – в программе «В людях».

Вадим Щеглов, ведущий СТВ:
Вы закончили университет достаточно давно. За это время технологии в медицине сделали небывалый скачок вперёд. Насколько Ваш центр сегодня соответствует мировым трендам?

Александр Мрочек, кардиолог, доктор медицинских наук, член-корреспондент НАН Беларуси, академик БМА, профессор:
Вы начали с того, что большой скачок. Действительно, так. Я помню хорошо, как нас в медуниверситете учили слушать сердце. Знаете, мы ходили все со стетоскопами, очень гордились этим. Это первый инструмент, который позволяет уже человеку поставить диагноз. Собственно, он и принимал решающее правило: вид порока, допустим, сердца, вид сердечной недостаточности, наличие самой сердечной недостаточности. Всё это позволял сделать этим прибором. Конечно, при помощи и других методов. Но сегодня вы, наверное, уже не увидите стетоскопа в кармане у доктора. Решают другие методы. Причём, методы, отмеченные нобелевскими премиями в итоге. Это эхокардиография, это эндоваскулярная хирургия, это методы компьютерной томографии с возможностью посмотреть сердце со всех сторон, то есть в трёхмерном пространстве. Это ядерно-магнитный резонанс.

То есть, в итоге, мы сегодня сердце видим, действительно, как на ладони. И мы можем рассмотреть его со всех сторон у любого, в принципе, пациента. Поэтому технологии огромные. И это технологии только диагностические. А если говорить о лечебных, тут бесконечно можно перечислять, что произошло за этот период. Сегодня мы имплантируем целые компьютеры – они маленького размера, которые позволяют человеческому сердцу жить.

Когда я произношу это, я сам удивляюсь, как можно за этот период достичь такого вот прогресса в области кардиологии. Я думаю, другая любая специальность может тоже похвастаться своими достижениями.

Люди в материале: Александр Мрочек
Loading...


Иногда приходится убеждать пациента. Почему электронные рецепты лучше обычных?



Новости Беларуси. В студии «Большого города» Дмитрий Шевцов, главный врач 1-й городской больницы Минска.

Илона Волынец, ведущая:
Но, если электронной очередью в медучреждении уже никого не удивишь, мы уже все к этому привыкли, то к электронным рецептам еще не все приспособились.

Дмитрий Шевцов, главный врач 1-й городской больницы Минска:
Вы знаете, это сродни… Помните, когда внедрялись карточки: электронные, банковские, зарплатные и не только. Некоторые люди говорили: «Ох, нет, я этому не доверяю, никогда. У меня будут деньги в кармане, в бумажнике». Прошло время (не такое уж и большое, не больше года), и мы увидели, что большое количество людей стали пользоваться пластиковыми карточками. Сейчас мы пришли к тому: «У меня пластиковая карточка есть, но где она? Я вспомню. Потому что все платежи я осуществляю через телефон».

Ничего страшного в этом нет. Наоборот, это очень просто и очень выгодно. Потому что когда доктор в стационаре, либо в поликлинике выписывает электронный рецепт, то он сразу же автоматически попадает в базу аптек, которые к этой системе подключены. И пациент приходит, показывает карточку: считали, выдали препараты и все. И уже отпадает вопрос: «Я не могу разобрать почерк врача». Да, мы этим грешим, потому что очень быстро и много пишем. 

Илона Волынец:
Записки сумасшедшего не разобрать.

Дмитрий Шевцов:
Да, очень смешно.

Илона Волынец:
Но в аптеках же умудряются.

«Сокращает ненужную дистанцию между пациентом и врачом». Какие технологии используют белорусские медики?

Дмитрий Шевцов:
Это самые, наверно, лучшие, совершенные криптографы, которые вообще существуют. Они расшифровывают даже врачебный почерк. И самое главное, еще когда они только-только внедрялись, я всегда говорил: «Самое главное – это обратный ответ». Мы получаем информацию, очень важную для врачей. Когда получил пациент выписанный препарат, получил ли он его вообще. И когда он придет за следующим препаратом. То есть мы можем по этим вещам косвенно увидеть, есть ли преемственность лечения у врача. Говорил врач на приеме сам с собой или все-таки с пациентом. Смог ли его убедить. 

Илона Волынец:
Вы сейчас рассуждаете, как главврач больницы.

Дмитрий Шевцов:
Конечно, вы знаете, я с точки зрения рациональности, потому что иногда приходится очень долго убеждать пациента. Он говорит: «Да, хорошо. Я, конечно же, буду принимать этот препарат». Идет домой и получает этот рецепт через две недели. «Вы знаете, доктор, я принимал. Мне стало все хорошо от этого препарата. А потом у меня опять начало скакать давление, к примеру». Мы людям говорим: «А вы понимаете, что в следующий раз нам надо будет уже поднять дозу, либо дать вам дополнительный препарат?» И мы приходим к тому, что те, которые не вовремя обращались в свое время к врачу, конечно, говорят, что у нас завтрак состоит из лекарств, которые мы должны выпивать.