Александр Шпаковский: «Европейские чиновники получат в ответ белорусский санкционный список»

04.10.2020 - 20:10

Новости Беларуси. В последние дни все чаще в Telegram-канале МВД появляется видео с задержанными на акциях мужчин со, скажем так, пестрыми страницами биографии. Оказывается, что далеко не все так безобидно и мирно, как пытаются преподнести отдельные СМИ, а ситуацией в стране совсем не прочь воспользоваться криминалитет. Решая свои интересы, естественно.

Евгений Поболовец, СТВ:
Тема, о которой мало говорят. Но некоторые новости на этой неделе заставляют нас смотреть на якобы мирные акции протестов несколько под другим углом. Для начала несколько фактов.

9 июля. В Лиде разгоняют сходку уголовных авторитетов. Задержано 32 человека. Причина собрания – передел сфер влияния в криминальных кругах. Были люди из Минска, Бобруйска, Орши, Гродно, Вороново, Солигорска и других городов. Большинство ранее судимы, возраст – от 22 до 60 лет. При себе у многих были топоры и ножи.

14 июля. «Прогон», то есть обращение к заключенным вора в законе из Минска по прозвищу Паштет. Призыв максимально прост: настало время навести в этой стране порядок. А потом случились события 9-12 августа. С момента «прогона» пройдет меньше месяца.

Мнение белорусского политолога Александра Шпаковского в программе «Неделя»  на СТВ.

Евгений Поболовец:
Насколько я понимаю, последняя по счету серьезная попытка взять власть в свои руки криминал принимал в 2011-м, аккурат в разгар экономического кризиса. Сейчас, судя по всему, мы наблюдаем элементы новой попытки прийти к власти. Вы еще в июле обращали внимание на новости из мира криминала и говорили о серьезности их намерений. Все-таки, что происходит сейчас?

Александр Шпаковский, политолог:
У меня ведь не предположительная информация, она основана на анализе определенных данных, которые есть, в том числе и в открытом доступе. Неоднократно выкладывалась информация о лицах, которые задерживаются за совершение насильственных преступлений, за совершение административных правонарушений, связанных с клеветой, оскорблениями. И очень часто оказывается, что это ранее судимые лица.

«Когда анализируешь видео, которые выкладывает МВД, выясняется, что ранее судимых лиц довольно много»

Еще в июле произошли первые стычки с сотрудниками правоохранительных органов в Минске, в Молодечно. Позже выяснилось, что из общего количества задержанных до 30 % имеют уголовные судимости по тем или иным статьям. Это, на самом деле, очень много.

Недавние вопиющие случаи. В парке мужчина избил старика, пожилого человека 72-летнего за политические взгляды. То есть начал к нему в пьяном виде приставать, спросил: «За кого ты голосовал?» Выяснилось, что за Президента – избил его. Ранее судим.

Второй момент. Житель Мостов, который приехал в Гродно на митинг, атаковал сотрудницу ОМОНа, ударил ее кулаком в лицо. Выясняется – судим неоднократно: убийство, фальшивомонетчик, кражи и так далее. То есть рэкет.

Когда анализируешь эти видео, которые выкладывает МВД, выясняется, что ранее судимых лиц довольно много. Я начал задумываться, почему, что повлекло именно эту категорию граждан к участию в политических акциях? Хотя в целом мы знаем, что криминальная среда, в общем, аполитична. И для себя сделал вывод: у нас в Беларуси не так много экстремистских каких-то организаций, формирований, молодежи, которую можно вовлечь именно в акции противодействия с милицией. Понятно, что есть футбольные хулиганы, анархистские группировки. Но это не такая большая масса, которая может создать действительно проблему.

И вот была вычленена целевая аудитория людей, которые считают себя обиженными, людей, которые в Беларуси находятся в силу того, что желают вести образ жизни, несовместимый с тем образом жизни, который ведет большинство общества. Они находятся в несколько ущемленном положении, постоянно на себе чувствуют репрессивное воздействие милиции. Это ранее судимые. Далеко не все из них социализируются и вписываются впоследствии в нормальную жизнь.

Частью этих людей была создана ложная иллюзия возможности криминального реванша и возврата в 90-е годы. Именно на это, на мой взгляд, во многом был направлен и проект блогера Тихановского «Страна для жизни». С точки зрения политических технологий именно так он себя и вел, как будто дворовой гопник. Сейчас, когда мы узнаем некоторые детали его биографии, мы понимаем, что все там далеко уж не так просто. Человек был неплохим, средней руки коммерсантом, у него и образование есть определенное, и говорят, что в кругу своих знакомых он ведет себя иначе. То есть это была наработанная, сознательная игра на публику и соответствующая хамоватая, дворовая, приблатненная риторика. Даже обозначения сотрудников милиции или чиновников были из этого жаргона. Любой желающий может посмотреть видео Тихановского и убедиться в моей правоте.

То есть пытались возбудить эту публику, я имею в виду лиц, ранее судимых, чтобы вывести впоследствии на улицы и столкнуть с сотрудниками правоохранительных органов, создать у них иллюзию возможности криминального реванша. Вот, что и произошло. И очень много фактов, подтверждающих правоту выдвинутой мной теории.

«Избирательная кампания совпала с так называемой криминальной войной, которая происходит в уголовном мире»

Кроме того, я бы еще обратил внимание на один момент: активизация протестного движения в Беларуси в июле-августе 2020 года. Избирательная кампания совпала с так называемой криминальной войной, которая происходит в уголовном мире между двумя ворами законе. У нас практически не было такого явления в нашей стране, но в последние годы появилось. Один из них недавно освободился из мест лишения свободы и выпустил обращение к своим соратникам о том, что пора навести порядок в этой стране. В городе Лида, кстати, произошла достаточно крупная стычка криминальных авторитетов. Несколько десятков человек устроили драку прямо на улице. Мы видим, что этот мир, это подполье, так сказать, забурлило. Вероятно, что это связано в том числе с теми политическими процессами, попыткой политической дестабилизации, которую мы наблюдаем в последние два месяца.

Евгений Поболовец:
Не раз слышал мнение, что ради победы нужно объединяться хоть с чертом, хоть с дьяволом. Главное – добиться своей цели, а там потом разберемся. Для победы на войне все средства хороши, а цель оправдывает средства. Но так ли все безобидно, как кажется?

«Многие разобрались, как мы жили до 9 августа и как мы начали жить после 9 августа»

Александр Шпаковский:
Я сказал бы так, я бы не называл, конечно, всех сторонников вот этого движения, не ассоциировал бы с криминальным элементом, там есть разные люди. Более того, я снимал людей достаточно, на мой взгляд, социально благоустроенных и приличных. Они имеют право на свое мнение, но я имею право на свое. Я скажу так, что они заблуждаются в своих действиях и в своих политических оценках, глубоко заблуждаются. И их заблуждения уже стоят немалого ущерба нашей стране и обществу, который каждый человек ощущает на себе. Я имею в виду те экономические последствия, которые вызывают эти протесты, и внешнеполитические.

Я уже вижу, что общество действительно просыпается, и многие разобрались, как мы жили до 9 августа и как мы начали жить после 9 августа. Мне кажется, это тоже две большие разницы, и абсолютному большинству людей больше, наверное, нравилось жить в спокойной и мирной стране до 9 августа, чем то, что происходит после, когда одна часть общества нападает на другую, когда милиция ежедневно кого-то изобличает и ловит, они потом сидят с покаянным видом. Говорят: «Мы не знали, находились под воздействием каких-то Telegram-каналов». Когда во дворах неизвестные, не спросив мнение жильцов, разрисовывают государственное имущество, лавки установленные – в бело-красно-белый цвет.

Зачем ты портишь государственное имущество, навязываешь свою точку зрения всем остальным людям?»

Я скажу так: если у тебя есть такая позиция жизненная, то разрисуй свою в квартире дверь. Зачем ты портишь государственное имущество, муниципальное, навязываешь свою точку зрения всем остальным людям?

И здесь еще есть вторая опасность. Я ее просто замечаю. Люди могут начать объединяться, уже это есть, и просто-напросто пытаться самоорганизовываться с тем, чтобы воздействовать на этих хулиганов и дебоширов. А это еще один шаг в пользу раскола и гражданского конфликта. Слава богу, что пока этого не происходит, милиция справляется, но я ведь читаю не только чаты сторонников протеста, но и другие чаты, и там есть уже такие мнения. И я не могу сказать, что мы можем не понять этих людей, их желание защитить себя, их желание защитить законность и привычный образ жизни тоже вполне понятно и заслуживает внимания.

Евгений Поболовец:
Несколько сменим тему, но обсудим не менее важный вопрос. На неделе ЕС принял санкции в отношении 40 белорусских чиновников. Хотелось бы услышать ваше отношение к этому решению.

«Мы хотим бесконфликтных отношений с нашими европейскими соседями»

Александр Шпаковский:
Санкции – это путь в никуда. В 2015 году наши отношения с Европейским союзом вернулись к норме. Где-то в России не совсем верно оценивали политику Беларуси на Западе, говорили, что Беларусь там куда-то уходит. Никуда Беларусь не собиралась уходить. Беларусь просто желала бесконфликтных отношений с нашими европейскими соседями и Украиной. Кроме того, не будем забывать, что три государства (Литва, Латвия, Польша) входят еще в военно-политический блок НАТО.

Наша концепция моста, белорусской миротворческой площадки была направлена на то, что оставаясь приоритетным союзником России, имея всестороннее стратегическое партнерство с Китайской Народной Республикой, мы хотим бесконфликтных отношений с нашими европейскими соседями или партнерами, как их принято называть. В принципе, по большому счету нам на какой-то период времени удалось этого добиться, но мы сейчас понимаем, что пожимая нам правую руку, левая рука у наших европейских друзей (особенно у поляков) находилась за спиной и держала нож, которым они готовились нанести удар, как только предоставится такая возможность. И нанесли. Но этот удар, к счастью, для нас оказался несмертельным.

Что касается санкций ЕС, многие говорят, что они являются недостаточными и это наша какая-то дипломатическая победа. Все это не так. Это, конечно, для нас плохо, но мы жили уже под санкциями и более жесткими санкциями многие годы. Жили, как видите, и построили достаточно успешное государство. Намного более успешное, чем у тех постсоветских республик, которые слепо выполняли рекомендации из Брюсселя и из Варшавы, поэтому переживем и эти санкции. Кроме того, мы видим, что опять отмечается определенного рода фарисейство. Действительно, туда не включен ряд высших чиновников, Президента они признают не де-юре, а де-факто. На самом деле это все неважно. Наша внешняя политика в этой связи не меняется, мы будем вести переговоры в той ситуации, если они захотят вести переговоры с нами. И будем отвечать на эти переговоры, но и на санкционное давление будем отвечать симметрично.

«Европейские чиновники получат в ответ белорусский санкционный список»

Литовский и польский послы будут вынуждены покинуть нашу страну за деструктивную деятельность, которую ведут эти дипломатические представительства, более не отвечающие интересам литовско-белорусского и польско-белорусского добрососедства, а занимающиеся здесь какой-то подрывной работой. Европейские чиновники получат в ответ белорусский санкционный список, который, кстати, что еще более важно и интересно, автоматически вступит в действие и на территории России. Российское Министерство иностранных дел в соответствии с обязательствами Союзного государства это подтвердило.

«Беларусь никогда не вмешивалась ни в какие дела Европейского союза, хотя могла бы»

Поэтому пока в такой фазе мы находимся с Европейским союзом. То есть от нормы, от момента, с которого мы могли начать нормальный старт и сближаться до какой-то отметки, мы снова откатились в минус и сейчас находимся там. Но повторюсь, для нашей страны это уже привычно. Ничего такого сверхчрезвычайного не произошло. Просто-напросто, к сожалению, дипломатам вновь предстоит выполнить тяжелую работу, которую не смогли выполнить политики и в первую очередь европейские. Беларусь никогда не вмешивалась ни в какие дела Европейского союза, хотя могла бы.

В Польше в июле прошли выборы, по итогам этих выборов было подано в польские Конституционный суд и Центризбирком 7 тысяч жалоб граждан. Ни одна из них не была удовлетворена, все остались без внимания. Мы ведь тоже могли здесь признать альтернативного кандидата, заявить, что Дуда проиграл, начать здесь какие-то информационные атаки на территорию Польши из Бреста, но мы этого никогда не делали. Более того, у нас в концепции информационной безопасности записан информационный нейтралитет. Это значит, что Республика Беларусь – это единственная страна в мире, берет на себя обязательство не использовать методы информационно-психологического воздействия для изменения политической ситуации в иностранном государстве. Кто-то критикует эту концепцию, кто-то отмечает ее миролюбивый характер. Я скажу так: пока мы протягивали руку, нам ее пожимали, а другая рука держала, к сожалению, за пазухой нож. Вот так я опишу эту ситуацию.

Loading...


Профессор МГИМО: лояльность белорусской власти по отношению к оппозиционерам потрясающая



Новости Беларуси. О западном следе в белорусских протестах говорил Сергей Нарышкин. След, собственно говоря, уже никто и не скрывает. Да и систему кнута и пряника никто не отменял, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

На неделе Европарламент присудил белорусским оппозиционерам премию Сахарова. Что обо всем этом думает Елена Пономарева? Российский профессор, доктор политических наук и публицист на прямой связи из Москвы.

Та деятельность, которая ведется Координационным советом, выходит за конституционные рамки и попадает даже под госизмену

Елена Пономарева, доктор политических наук, профессор МГИМО:
Очевидно, что все премии и номинации, которых будут удостаиваться представители так называемого Координационного совета, они, конечно, будут носить политический характер. Но я бы тоже отметила, что премия, в общем-то, скользкая: дело в том, что она была учреждена именем человека, который приложил огромные усилия к свержению советского строя и к фактическому уничтожению государства. То есть, в принципе, премия нашла своих героев – они сейчас рушат государственность Беларуси, они сейчас занимаются деструктивной практикой. В общем-то премия, что называется, для них – значок такой, сигнал, который нормальные люди должны увидеть и понять. Мы вообще должны сказать, что та деятельность, которая ведется Координационным советом, она, конечно, выходит за конституционные рамки и, в принципе, попадает в раздел «попытки свержения государственного строя» по изменению конституционных основ конкретного государства и даже под госизмену.

Я вообще полистала, готовясь к передаче, Уголовный кодекс Республики Беларусь и нашла буквально более двух десятков статей, по которым все участники вот этого действа, которое происходит в Беларуси с 9 августа, попадают, начиная от преступлений против порядка управления. В частности, есть такие статьи в УК Беларуси, как «клевета в отношении Президента», «оскорбление представителей власти», «содействие дискредитации деятельности правоохранительных органов». То, что делают так называемые оппозиционные каналы – это все туда попадает. Это митинги, протесты, препятствие движению общественного транспорта и так далее.

Кстати, очень интересная есть статья, 357-я, это «заговор или иные действия, совершенные с целью захвата государственно власти» – собственно то, чем занимаются представители оппозиции. Интересный момент, кстати, сказал вчера, выступая в Алтайском клубе, президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин. Я не буду давать полную цитату, смысл передам: на иностранные деньги истинную демократию в своем государстве построить никому не удавалось. И надо понимать, что при всех благих намерениях, даже которые есть, наверное, у оппозиции, беря деньги у иностранного государства, они решают задачи этого иностранного государства. Вот как бы это донести до тех людей, которые колеблющиеся, непонимающие, не разбирающиеся в политике и следующие, скажем, за какими-то рупорами.

Елена Пономарева об исследованиях Chatham House: «Чистейшей воды политическая манипуляция»

Вот вы говорите о политических манипуляциях. Давайте посмотрим на одну из последних новостей, не связанных с премией, а связанных с исследованием известного мозгового центра британского – наконец-то британский след здесь проявился. Chatham House – это совершенно недружественные структуры, начиная еще с советских времен, занимающиеся деструктивными практиками. И в частности, на этом оппозиционном канале подается информация, что вот этот институт провел исследования, согласно которым 70 % жителей Беларуси не поддерживают действующую власть. Я как профессиональный исследователь, не доверяя информации Telegram-каналов, захожу на официальный сайт Chatham House и смотрю, что это исследование проводил человек по имени Рыгор Астапеня, какой-то молодой человек, и думаю: на основании чего же он сделал такие выкладки? И там, в частности, в методологической части зафиксировано, что были опрошены 899 человек всего. 899 человек, соответственно, ни социальный срез не дан, ни возрастной срез, ни откуда они: из города или из села, например. Потому что, если мы зайдем на любой портал уважаемого социологического агентства, они обязательно делают репрезентативную выборку, показывают, что те граждане, которых они опрашивали, отражают общую картину. Так вот, из этих 899 человек 70 % опрошенных действительно, так скажем, не разделяют позицию белорусских властей. Но канал-то дает пользователю какую информацию? Что 70 % жителей Беларуси – не опрошенных, а жителей Беларуси – то есть такая чистейшей воды политическая манипуляция, я бы даже сказала, это элемент информационно-психологической войны, которая ведется сегодня даже не столько против руководства Беларуси, сколько против именно жителей Беларуси.

Лояльность белорусской власти по отношению к оппозиционерам, она потрясающая

В свое время, например, известный политик, который, к сожалению, был убит, причем в Международном институте в Гааге, это Слободан Милошевич, он за несколько дней до своего свержения сказал потрясающей значимости фразу: «Они нападают на Милошевича из-за Сербии». И Сербия действительно прекратила ту значимую политическую роль после свержения Милошевича. Так и сейчас на Лукашенко нападают из-за Беларуси. Важно понимать, что ценность единства власти и народа заключается в политическом лидере при всех проблемах, которые есть у любой власти. Власти не бывают идеальны, как не бывает идеальных обществ.

Лояльность, кстати, власти белорусской по отношению к оппозиционерам, она потрясающая. И готовность взаимодействовать тоже потрясающая. Поэтому и возникли эти идеи разного рода ультиматумов. Очевидно, что не получилось с кондачка захватить власть, изменить политический вектор Беларуси. И теперь предлагаются все новые и новые понятия, происходят попытки перехвата управления на разных участках. Если мы посмотрим: были марши женщин, были марши пенсионеров, даже понятие партизан было перехвачено оппозицией, а теперь уже и марши инвалидов или людей, как они говорят, с неограниченными возможностями. Таким образом мы с вами наблюдаем попытку задействовать разные социальные группы, разные слои населения. При этом каждый раз градус агрессивности повышается.

Профессор МГИМО об ультиматуме Тихановской: «Формирует силовую повестку именно оппозиция на улицах»

И что мы видим в ультиматуме Тихановской? Вторым пунктом она говорит о необходимости прекращения насилия – так это же прямое обращение к ее коллегам, потому что формирует силовую повестку именно оппозиция на улицах. Если мы посмотрим все кадры, которые есть: силовые структуры стараются до последнего не реагировать на выпады. Но, когда уже применяется силовая агрессия в отношении представителей правоохранительных органов, они отвечают. То есть они не провоцируют жестокость, они отвечают на нее. И вот это мы видим в ультиматуме. Опять же, изменение понятийного аппарата, так скажем, перескок с реальных действий на другие действия.

Уголовный кодекс Беларуси очень детализирован: там сложно неправильно дать статью

Что касается третьего требования ультиматума – это немедленное освобождение всех политических заключенных. Соответственно, смотрим на этот пункт: а есть ли вообще в Республике Беларусь политические заключенные? Если мы посмотрим на состав преступлений тех людей, которые находятся в СИЗО или уже в тюремных камерах, они осуждены по очень конкретным делам. И вообще, я хочу сказать, что Уголовный кодекс Беларуси очень детализирован: там сложно неправильно дать статью, потому что очень четкие и малые понятия выделены, очень конкретные статьи. Это и экономические преступления, и вопросы, связанные с информационной безопасностью, перехватом информационного управления, и с теми же массовыми беспорядками. Соответственно, если человек нарушает законы государства, то, естественно, он должен отвечать за это нарушение – такова правовая норма любой страны, в том числе тех стран, на которые ориентирован в настоящий момент один из лидеров белорусской оппозиции. Вот это надо понимать и это надо, наверное, доносить до сознания значительной массы людей.

Это есть некая попытка оживить протест, заставить людей снова в значительной массе выйти на улицы. Но при этом ожидается провокация очевидная. Они все ближе и ближе подходят к необходимости вывода людей на уровень очень большой агрессии и, соответственно, им нужны жертвы. Вот эта вот попытка ужесточения протеста, которая может привести к жертвам, – это и есть следующий шаг оппозиции, которой необходима сакральная жертва для того, чтобы раскручивать вот этот протестный потенциал.