Алексей Авдонин: для нас польский народ – братский, но сейчас режим, который управляет Польшей, действует в интересах третьей стороны

16.03.2021 - 19:00

Новости Беларуси. В студии программы «P.S. Постскриптум» политолог Андрей Лазуткин и Алексей Авдонин, аналитик Белорусского института стратегических исследований.  

«Если нация не помнит свою историю либо воспринимает ее совершенно в ином свете, тогда очень легко манипулировать этой нацией»  

Алексей Авдонин, аналитик Белорусского института стратегических исследований:
Всегда история и ее интерпретация является тем элементом, который активно используется в информационной и пропагандистской войнах. Не только на постсоветском пространстве, но, если брать Азиатско-Тихоокеанский регион, против Китая точно так же активно используются какие-то исторические моменты в негативном свете, чтобы создать некую иную реальность, иллюзию. И в последующем с ее помощью очень легко манипулировать молодежью или другими какими-то возрастными группами. Если нация не помнит свою историю либо воспринимает ее совершенно в ином свете, тогда очень легко манипулировать этой нацией.   

Юлия Бешанова:
Об этом стоит сейчас напоминать и говорить или это нужно похоронить в исторических обломках?

Мы получили информационный вакуум, который начинает активно заполняться иной, искаженной информацией

Алексей Авдонин:  
Наверное, не то что упущением Советского Союза была такая политкорректность, когда вся информация, известная следственным органам, не публиковалась, не афишировалась, и тем самым на текущий момент мы получили некий информационный вакуум, который начинает активно заполняться некой иной, искаженной информацией. Понятно, что историческую память или историческую истину мы должны показывать и говорить, как в действительности это было. Какие подразделения участвовали в карательных операциях на территории Беларуси, почему они участвовали?  

Андрей Лазуткин: «Вывести какое-то пушечное мясо на улицы и подставить его под палки – это технология переворота»

Пропагандистская машина, которая работала со стороны Германии, была нацелена на формирование неудовлетворенности советской властью

Тут же вопрос еще в том, что та пропагандистская машина, которая работала со стороны Германии, как раз была нацелена на формирование некой неудовлетворенности советской властью. И под это подбирались все те, кто, условно, противостоял советской власти в период 1920-1930-х годов, вовлекались эти группы, идеологически объединяли их – они были идейно заряжены. Это не то, что их собрали и под дулом пистолета принудили совершать эти действия. Нет, они были идейно заряженные, и это самое опасное. Люди, которые участвовали в карательных операциях, делали это осознанно, не в состоянии аффекта они прибывали. Они полностью осознавали всю уголовную ответственность, которая могла наступить в случае последующих разбирательств. Как мы знаем, в послевоенные годы те же израильские подразделения активно вели поиск всех карателей, которые уничтожали еврейское население на территории Польши, Беларуси, и выискивали их по всему миру. Однозначно, история не терпит сослагательств и должна быть преподнесена так, как она есть.

«Идея национализма активно используется сейчас, чтобы управлять массами»

Алексей Авдонин:
Если обращаться к политическим технологиям, мы не раз уже обсуждали это на многих каналах, что для того, чтобы зажечь нацию, зажечь как некое протестное движение и управлять этими массами, есть только три основные идеи – религиозная, личной наживы и национализма. Идея национализма активно используется сейчас для того, чтобы управлять массами.

Юлия Бешанова:  
При этом подводя историческую подоплеку.

Алексей Авдонин:  
Обратите внимание, это же касается не только Украины. Возьмите ту же Польшу. Сейчас идея национализма активно там пропагандируется, развивается. Почему? Потому что чем хуже экономическая ситуация, чем больше в социальной сфере страдает народ, тем больше и легче на эту общность можно насадить националистические идеи, это мы как раз видим. А за национализмом всегда идут легкие принятия решений в области, к примеру, закупки вооружений у стран НАТО или стран объединенного Запада. Как результат, в последующем легко реализовать какую-нибудь военную авантюру в виде столкновений в приграничных территориях. Все это мы видели.  

Юлия Бешанова:
Эта ситуация управляется извне или изнутри?

«Если нет какого-то внешнего врага, значит, всегда будет внутренний враг – и это самое опасное»

Алексей Авдонин:
Это очень хорошо спланированное, методично выстроенное управление извне. Понятно, что в этом случае как польский народ, так и украинский выступают просто тем элементом, которым кукловодят, управляют и фактически втягивают в страшную бездну. Помимо социально-экономических последствий, которые мы сейчас наблюдаем, это будет приводить и к очень сильной деформации нации, потому что нация, которая длительное время (20-30 лет) формировалась на идеях национализма, будет вечно находиться в состоянии хаоса и перманентной внутренней борьбы.  

Если нет какого-то внешнего врага, значит, всегда будет внутренний враг – и это самое опасное. И это мы уже наблюдали в истории Европы ХХ века. Внутренний враг – это, условно, евреи либо по партийным спискам – социалисты, коммунисты и так далее. Всегда любые идеи национализма – вред для стабильного, ровного экономического развития государства.

Алексей Авдонин:  
Надо еще понимать один момент. Даже из моей личной истории, истории моей семьи – у меня мама из Белостокской области, они православные все были. Как раз после войны, к примеру, в деревне Ботьки переодетые в советских солдат польские бандформирования ворвались в населенный пункт, уничтожили всю власть, перестреляли их вечером, фактически ночью, и на следующий день (это живая история) остался в живых один из сыновей местного руководителя деревни, который поддерживал советскую власть. Он ходил по деревне и говорил: «Я знаю, кто убил моего отца». А убил фактически сосед, который жил напротив, но участвовал в бандформированиях. Они ночью приехали, нашли этого молодого человека, мальчика и вырезали глаза ему. Это было на территории Белостокской области, это люди, которые говорили не на белорусском, русском – они говорили на польском, но преследовали православную веру.  

Мой родной дед участвовал в подпольном движении против режима Пилсудского (он в историческим плане называется как раз режим Пилсудского). И Федор Карпюк вместе с другими представителями Белостокской области попал под полицейскую машину. И в 1928 году в мае был процесс, он назывался «процесс 133-х» – это 133 белоруса были осуждены и направлены в тюрьму Береза-Картузскую, к ним применялись очень жесткие пытки (это в действительности так было). К 1939 году только благодаря этому пакту большинство белорусов, которые находились в концлагерях, были освобождены. А так их планировали уничтожить.

Надо уточнить, что первые концлагеря появились не в Германии и не с приходом фашистского режима Гитлера, а как раз на территории Польши, Беларуси и Украины в период режима Пилсудского.  

Для нас польский народ – братский, но в настоящее время режим, который управляет Польшей, действует в интересах третьей стороны

Алексей Авдонин:  
Надо еще раз акцентировать внимание, что для нас польский народ – это наш братский народ, славянский народ, но в настоящее время тот режим, который управляет Польшей, является чуждым и не национальным режимом, а полностью действует в интересах третьей стороны. Это не только Соединенные Штаты Америки, это объединенный Запад.  

Юлия Бешанова:  
Тут параллель с Украиной уместна?

Алексей Авдонин:
Все правильно говорите. Это некое стороннее управление, которое жестко выполняет все указания объединенного Запада. Надо развивать национализм? Они могут и поменять прежнюю свою позицию по истории, по обвинению тех или иных персоналий и тем самым использовать их для того, чтобы нагнетать противостояние между народами в этом регионе. Почему? Потому что этот регион всегда являлся… Знаете, как Балканы являются подбрюшьем Европы, так вот Восточная Европа – это всегда очаг, который можно воспламенить и в последующем использовать для начала тех или иных военных противостояний.

Юлия Бешанова:  
То есть очень удобно сейчас достать события 80-летней давности, стряхнуть с них пыль и использовать для формирования очередной волны противостояния?  

«Идет информационно-пропагандистская война. Это дает возможность в нужный момент создать некую военную авантюру»

Алексей Авдонин:  
На протяжении последних 10-15 лет мы что видим? Мы видим эскалацию военной напряженности в нашем регионе. В первую очередь с чем это связано? Формируется новая военная инфраструктура, под нее проводятся учения постоянные, которые фактически отрабатывают вопросы переброски огромного количества вооружений, военной техники, личного состава. И одновременно идет информационно-пропагандистская война. Это дает возможность в нужный момент создать некую военную авантюру. Любой конфликт, любое ущемление нацменьшинств может использоваться для последующего вооруженного конфликта. Это мы уже наблюдали: это было и в Югославии, и в Северной Африке, и на Ближнем Востоке. Это стандартная методология, которая используется НАТО либо объединенным Западом для того, чтобы войти в этот регион, все силы, которые там есть, разгруппировать и участвовать в управлении этим хаосом. Для нас это будет хаос, для них – это управляемая среда.

«Народ слабо воспринимает некие рациональные идеи, некую аналитику, а легко воспринимает яркие идеи»

Алексей Авдонин:  
Если брать историю цветных революций в Украине, на Ближнем Востоке, то всегда там используются так называемые ключевые даты. Есть какие-то ключевые даты из истории, они всегда есть, но если их правильно информационно наполнить… Народ слабо воспринимает некие рациональные идеи, некую аналитику, а легко воспринимает яркие идеи. Броская информация – День Воли. А что за этим стоит? Это волеизъявление свободное? «О, да, интересно, давайте пойдем». И на этом все строится.

Самое важное в элементе управления протестными массами – это создание некой сверхидеи и вовлечение в эту сверхидею как можно большего количества людей, которые легковерные, воспринимают эту идею как некую цель своей жизни. Вы правильно сказали – очень девушек много. А почему? Потому что работают хорошие психологи, они понимают, что для того, чтобы вовлечь в протестное движение, надо создать некую идею, которая бы зажгла протестные массы и повлекла их за собой. И вот идея некой великой цели – национализма, Дня Воли, БНР – воспринимается в неких светлых ключах. Но если копнуть чуть дальше, посмотреть, кто же стоял у истоков БНР и где они в последующем засветились – во время Второй мировой войны или во время холодной войны, – это те, которые активно воевали против белорусского народа, против Советского Союза и активно вели информационно-пропагандистскую кампанию через различные площадки – «Голос Америки», «Радио Свобода» и так далее.

Пролистайте историю. Не становитесь жертвами манипуляции. Вот это главное

Всегда, когда идет вопрос о неких ключевых датах, для наших зрителей важно понимать – возьмите, пролистайте историю, посмотрите, почему оппоненты пытаются использовать эти даты, и не становитесь жертвами манипуляции. Вот это главное.  

Loading...


Евгений Пустовой: «Теперь, образно говоря, перебирать картошку придётся уже без Президента»



Новости Беларуси. На неделе много говорили об общественно-политическом устройстве страны. Президент поручил в течение года окончательно определиться с полномочиями ветвей власти. При этом правовые акты должны содержать четкий ответ на вопрос: кто конкретно будет отвечать за принимаемые решения? И никакого двоякого толкования. Эту тему обсуждали во Дворце Независимости, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Александр Лукашенко настаивает на сохранении сильной президентской власти. И вот почему. В тяжелый переходный период в Беларуси не допустили разбазаривания госсобственности, распродажи недр. Миновала нас и тотальная приватизация. Несколько изменить полномочия Президента, как того хотят некоторые, не проблема. Вопрос в другом: готовы ли те, кто хочет больше власти, взять на себя эту ответственность?

Тему продолжит Евгений Пустовой.

Евгений Пустовой, корреспондент:
Большая, средняя, маленькая – без Президента и картошку перебрать не могут. Помните этот анекдот? Так вот теперь, образно говоря, перебирать картошку придется уже без Президента. На неделе во Дворце Независимости прошло совещание по перераспределению властных полномочий.

Пётр Петровский: государства, которые пошли по пути распыления полномочий, раздирают противоречия и геополитические центры

Евгений Пустовой:
Люди нищали, заводы стояли, еще чуть-чуть и пошли бы с молотка по бросовым ценам для тогдашней элиты, а продуктовая корзина до середины 90-х выглядела примерно так.

Евгений Пустовой:
Я хорошо помню голодные очереди в магазинах и митинги, митинги, митинги. «Я отведу страну от пропасти», – тогда смело заявил молодой депутат Лукашенко, и ему поверили. И первый Президент выполнил обещание.

Александр Лукашенко объяснил, почему в руках Президента сосредоточено так много полномочий

Евгений Пустовой:
За то, что мы не наступили на грабли соседей, не забудьте сказать спасибо Александру Лукашенко. Или свечку за здоровье поставить. Ну, а теперь, мол, выросло новое поколение управленцев, которым хотелось бы больше самостоятельности. О децентрализации власти нам говорят, ссылаясь якобы на запросы общества, активной или даже, сказать, навязчивой части общества. Слишком часто звучат и советы со стороны про ослабление института президентства.

А теперь подумаем, зачем для среднеевропейской Беларуси местную вертикаль наделять общегосударственными полномочиями. И готовы ли сами губернаторы к потяжелевшим из-за новой ответственности портфелям. На совещании премьер-министр рассказал о региональных инициативах. Они поддержаны.

Роман Головченко подтвердил готовность местной власти к расширению полномочий

Евгений Пустовой:
Стоить отметить, что все зависит от конкретного управленца. Уже имеющимися полномочиями надо умело пользоваться. Из личного опыта. Один район, два сельисполкома по соседству. В одном, чтобы добиться установления навеса для ожидания почтового отделения на колесах, люди в несколько инстанций письма написали, в другом – управленцы сельисполкома сами активно привлекают даже европейские гранты малых инициатив.

Но будут вам расширенные сферы регионального влияния. Пакет предложений Совмин уже подготовил. Президент требует с полномочиями ветвей власти до конца года разобраться. Но никто ослаблять институт президентства не будет.

Александр Лукашенко: если мы «растворим» Президента, имеются в виду полномочия прежде всего, стране не бывать

Евгений Пустовой:
Согласитесь, у главы государства должны быть рычаги воздействия. Ну, например, в земельном вопросе. Быть хозяином на своей земле – этой бытийно-философской мыслью пронизана вся белорусская литература. Поэтому именно земля – триггер реального суверенитета. А ведь есть много примеров, когда на земле пытались заработать. Не один председатель райисполкома на этом погорел.

Распоряжение ценнейшим активом страны. Какие полномочия точно останутся за Президентом?

Евгений Пустовой:
Вертикаль выстроена, теперь ждет апгрейд. Не изменения ради изменений, а все для того, чтобы дополнительные полномочия позволили решать вопросы в регионах оперативнее. Стратегию будут реализовать пошагово и точечно. Эволюционно. Ну и эксперты должны обязательно учесть все правовые риски. Чтобы не было лазеек для тех, кто служит себе, а не государству и народу.