Алексей Мухин: заявление Макрона по Беларуси не соотносится с тем положением, которое развивается у него в стране

29.09.2020 - 13:50

Президент Франции Эммануэль Макрон, окончательно запутавшись во внутренних делах, решил переключиться на решение чужих проблем. 29 сентября в Вильнюсе он встретился с экс-кандидатом в Президенты Тихановской, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

До этого, как цитируют французского лидера европейские СМИ, «белорусский кризис» он обсудил с Президентом Литвы. В общем, повестку, подчеркнем, официального визита Макрона можно назвать белорусской. Похоже, он искренне верит в то, что в нашей стране без него точно не разберутся.

Вот так, по мнению французских властей, разгонять протесты можно и нужно.  

А вот такой подход сотрудников милиции в Минске, по мнению Парижа, – тирания и произвол. Тем циничнее звучат подобные заявления Эммануэля Макрона.

Президент Франции, следуя собственной логике, должен был бы уйти в отставку еще два года назад, когда на улицы Парижа только начали выходить «желтые жилеты». Так парировал заявление своего французского коллеги Президент Беларуси Александр Лукашенко. В самой Франции полиция уже ввела ограничения на проведение митингов в центре столицы аккурат после возобновления протесов «желтых жилетов» в сентябре. При этом никаких переговоров в протестующими Макрон не вел, хотя в этом упрекают и власти Беларуси.

Александр Лукашенко ответил Эммануэлю Макрону на заявления касательно ситуации в Беларуси: хочу посоветовать поменьше смотреть по сторонам  

Алексей Мухин, генеральный директор Центра политической информации (Россия): 
Заявление Эммануэля Макрона, конечно, совершенно не соотносится с тем положением, которое развивается у него в собственной стране. Ситуация с «желтыми жилетами» уже давно вышла за грани разумного, и неразрешаемость этой ситуации лежит родимым пятном на политике Макрона. И поэтому у его оппонентов возникает логичный вопрос: как можно, с одной стороны, отдавать предпочтение и навязывать переговоры с условно протестующими, с активно протестующей стороной своему коллеге по цеху, а с другой стороны, игнорировать ту же самую ситуацию, которая сложилась у тебя в собственной стране. Эти вопросы остаются пока без ответа.  

Не менее яростно Макрон заявлял о недопустимости вмешательства во внутренние дела Франции. По его словам, указания протестующим поступают из-за рубежа. Тогда Макрон голословно обвинил ряд стран в том, что сегодня Европа открыто применяет в отношении Беларуси, – в прямом вмешательстве во внутренние дела суверенного государства. А как иначе можно расценивать готовность Президента Франции встретиться со Светланой Тихановской, которую он, как и остальные западные страны, активно поддерживает с самого начала протестного движения?  

Алексей Мухин:  
Эммануэль Макрон рискует попасть в позицию человека, политика, который призывает к тому, к чему призывать, в принципе, достаточно сложно. А именно из-за неопределенности, кто именно победил, по мысли западных политиков, на выборах в Беларуси. И при формальной победе Александра Лукашенко сами западные политики ставят себя в положение загнанной в угол мыши, потому что де-факто у Эммануэля Макрона после его заявлений уже политического маневра не будет. Он не сможет контактировать с Александром Лукашенко, который как бы то ни было избранный Президент Республики Беларусь. А это сужает возможности для европейских политиков участвовать в урегулировании белорусского конфликта.     

Что там Европа, когда в самих Соединенных Штатах, колыбели демократии, по мнению тех, кто восседает в Белом доме. Президент Дональд Трамп отказался принять вариант мирной передачи власти, выразив сомнение в отношении честности голосования, а это ведь те же самые США, которые отказались признать легитимность Александра Лукашенко. Но как будет реагировать Европа, если вдруг завтра сотни тысяч американцев выйдут на улицу, требуя отставки Трампа?  

Алексей Мухин:  
Позиция лидеров европейских государств похожа на латинскую поговорку «quod licet Jovi, non licet bovi» («что позволено Юпитеру, не позволено быку»). И это лишь подчеркивает двусмысленность политических оценок и той позиции, которую занимает Европейский союз в отношении Беларуси.    

Loading...


Профессор МГИМО: лояльность белорусской власти по отношению к оппозиционерам потрясающая



Новости Беларуси. О западном следе в белорусских протестах говорил Сергей Нарышкин. След, собственно говоря, уже никто и не скрывает. Да и систему кнута и пряника никто не отменял, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

На неделе Европарламент присудил белорусским оппозиционерам премию Сахарова. Что обо всем этом думает Елена Пономарева? Российский профессор, доктор политических наук и публицист на прямой связи из Москвы.

Та деятельность, которая ведется Координационным советом, выходит за конституционные рамки и попадает даже под госизмену

Елена Пономарева, доктор политических наук, профессор МГИМО:
Очевидно, что все премии и номинации, которых будут удостаиваться представители так называемого Координационного совета, они, конечно, будут носить политический характер. Но я бы тоже отметила, что премия, в общем-то, скользкая: дело в том, что она была учреждена именем человека, который приложил огромные усилия к свержению советского строя и к фактическому уничтожению государства. То есть, в принципе, премия нашла своих героев – они сейчас рушат государственность Беларуси, они сейчас занимаются деструктивной практикой. В общем-то премия, что называется, для них – значок такой, сигнал, который нормальные люди должны увидеть и понять. Мы вообще должны сказать, что та деятельность, которая ведется Координационным советом, она, конечно, выходит за конституционные рамки и, в принципе, попадает в раздел «попытки свержения государственного строя» по изменению конституционных основ конкретного государства и даже под госизмену.

Я вообще полистала, готовясь к передаче, Уголовный кодекс Республики Беларусь и нашла буквально более двух десятков статей, по которым все участники вот этого действа, которое происходит в Беларуси с 9 августа, попадают, начиная от преступлений против порядка управления. В частности, есть такие статьи в УК Беларуси, как «клевета в отношении Президента», «оскорбление представителей власти», «содействие дискредитации деятельности правоохранительных органов». То, что делают так называемые оппозиционные каналы – это все туда попадает. Это митинги, протесты, препятствие движению общественного транспорта и так далее.

Кстати, очень интересная есть статья, 357-я, это «заговор или иные действия, совершенные с целью захвата государственно власти» – собственно то, чем занимаются представители оппозиции. Интересный момент, кстати, сказал вчера, выступая в Алтайском клубе, президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин. Я не буду давать полную цитату, смысл передам: на иностранные деньги истинную демократию в своем государстве построить никому не удавалось. И надо понимать, что при всех благих намерениях, даже которые есть, наверное, у оппозиции, беря деньги у иностранного государства, они решают задачи этого иностранного государства. Вот как бы это донести до тех людей, которые колеблющиеся, непонимающие, не разбирающиеся в политике и следующие, скажем, за какими-то рупорами.

Елена Пономарева об исследованиях Chatham House: «Чистейшей воды политическая манипуляция»

Вот вы говорите о политических манипуляциях. Давайте посмотрим на одну из последних новостей, не связанных с премией, а связанных с исследованием известного мозгового центра британского – наконец-то британский след здесь проявился. Chatham House – это совершенно недружественные структуры, начиная еще с советских времен, занимающиеся деструктивными практиками. И в частности, на этом оппозиционном канале подается информация, что вот этот институт провел исследования, согласно которым 70 % жителей Беларуси не поддерживают действующую власть. Я как профессиональный исследователь, не доверяя информации Telegram-каналов, захожу на официальный сайт Chatham House и смотрю, что это исследование проводил человек по имени Рыгор Астапеня, какой-то молодой человек, и думаю: на основании чего же он сделал такие выкладки? И там, в частности, в методологической части зафиксировано, что были опрошены 899 человек всего. 899 человек, соответственно, ни социальный срез не дан, ни возрастной срез, ни откуда они: из города или из села, например. Потому что, если мы зайдем на любой портал уважаемого социологического агентства, они обязательно делают репрезентативную выборку, показывают, что те граждане, которых они опрашивали, отражают общую картину. Так вот, из этих 899 человек 70 % опрошенных действительно, так скажем, не разделяют позицию белорусских властей. Но канал-то дает пользователю какую информацию? Что 70 % жителей Беларуси – не опрошенных, а жителей Беларуси – то есть такая чистейшей воды политическая манипуляция, я бы даже сказала, это элемент информационно-психологической войны, которая ведется сегодня даже не столько против руководства Беларуси, сколько против именно жителей Беларуси.

Лояльность белорусской власти по отношению к оппозиционерам, она потрясающая

В свое время, например, известный политик, который, к сожалению, был убит, причем в Международном институте в Гааге, это Слободан Милошевич, он за несколько дней до своего свержения сказал потрясающей значимости фразу: «Они нападают на Милошевича из-за Сербии». И Сербия действительно прекратила ту значимую политическую роль после свержения Милошевича. Так и сейчас на Лукашенко нападают из-за Беларуси. Важно понимать, что ценность единства власти и народа заключается в политическом лидере при всех проблемах, которые есть у любой власти. Власти не бывают идеальны, как не бывает идеальных обществ.

Лояльность, кстати, власти белорусской по отношению к оппозиционерам, она потрясающая. И готовность взаимодействовать тоже потрясающая. Поэтому и возникли эти идеи разного рода ультиматумов. Очевидно, что не получилось с кондачка захватить власть, изменить политический вектор Беларуси. И теперь предлагаются все новые и новые понятия, происходят попытки перехвата управления на разных участках. Если мы посмотрим: были марши женщин, были марши пенсионеров, даже понятие партизан было перехвачено оппозицией, а теперь уже и марши инвалидов или людей, как они говорят, с неограниченными возможностями. Таким образом мы с вами наблюдаем попытку задействовать разные социальные группы, разные слои населения. При этом каждый раз градус агрессивности повышается.

Профессор МГИМО об ультиматуме Тихановской: «Формирует силовую повестку именно оппозиция на улицах»

И что мы видим в ультиматуме Тихановской? Вторым пунктом она говорит о необходимости прекращения насилия – так это же прямое обращение к ее коллегам, потому что формирует силовую повестку именно оппозиция на улицах. Если мы посмотрим все кадры, которые есть: силовые структуры стараются до последнего не реагировать на выпады. Но, когда уже применяется силовая агрессия в отношении представителей правоохранительных органов, они отвечают. То есть они не провоцируют жестокость, они отвечают на нее. И вот это мы видим в ультиматуме. Опять же, изменение понятийного аппарата, так скажем, перескок с реальных действий на другие действия.

Уголовный кодекс Беларуси очень детализирован: там сложно неправильно дать статью

Что касается третьего требования ультиматума – это немедленное освобождение всех политических заключенных. Соответственно, смотрим на этот пункт: а есть ли вообще в Республике Беларусь политические заключенные? Если мы посмотрим на состав преступлений тех людей, которые находятся в СИЗО или уже в тюремных камерах, они осуждены по очень конкретным делам. И вообще, я хочу сказать, что Уголовный кодекс Беларуси очень детализирован: там сложно неправильно дать статью, потому что очень четкие и малые понятия выделены, очень конкретные статьи. Это и экономические преступления, и вопросы, связанные с информационной безопасностью, перехватом информационного управления, и с теми же массовыми беспорядками. Соответственно, если человек нарушает законы государства, то, естественно, он должен отвечать за это нарушение – такова правовая норма любой страны, в том числе тех стран, на которые ориентирован в настоящий момент один из лидеров белорусской оппозиции. Вот это надо понимать и это надо, наверное, доносить до сознания значительной массы людей.

Это есть некая попытка оживить протест, заставить людей снова в значительной массе выйти на улицы. Но при этом ожидается провокация очевидная. Они все ближе и ближе подходят к необходимости вывода людей на уровень очень большой агрессии и, соответственно, им нужны жертвы. Вот эта вот попытка ужесточения протеста, которая может привести к жертвам, – это и есть следующий шаг оппозиции, которой необходима сакральная жертва для того, чтобы раскручивать вот этот протестный потенциал.