Алёна Родовская: «Вы работаете не для смены режима или проведения идей в свою жизнь, вы работаете журналистами»

17.08.2021 - 18:09

Новости Беларуси. Авторское мнение. Алена Родовская, ведущая общественно-политического ток-шоу «Будни» на «Альфа Радио», расскажет о проблемах региональных СМИ. Рубрика «ЗаДело» в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Алена Родовская:
Почему региональные редакции такие скромные, подумала я, когда уже в конце «Большого разговора» лично сам Президент обратился к девушке из регионов. Тогда вскочила американская шустрая журналистка, и одна из важных тем, которая осталась без внимания, – это вопросы развития и проблемы региональных СМИ. Их никто не задал и наказ не был получен. А жаль.

Глава государства уделяет особое внимание региональным СМИ. Он много ездит по стране, общается с людьми, и его всегда сопровождают журналисты, в том числе и местные. Конечно, он с ними тоже общается.

«Нельзя допускать информационного вакуума». Президент Беларуси поручил повысить роль региональной прессы

Алена Родовская:
Мнение людей для него является главным индикатором работы руководителей местных органов власти. Президент обратил на это внимание недавно. Региональная журналистика – это свое поле и это преимущество. Мы должны людям рисовать картину реальности своего региона. Хочешь убедить меня в чем-то? Покажи мне пример, расскажи историю. В моей голове все сложилось, я все понял, спасибо.

Кого из журналистов мы знаем из регионов? Только тех, кто активен в соцсетях.

Николай Силков, главный редактор УКИП «Редакции газеты «Бабруйскае жыццё»:
Наверное, одной из самых важных задач для региональной журналистики на сегодня является ее цифровизация. То есть это переход и дополнение классической журналистики – газета, телевидение, радио – интернет-журналистикой. То есть это более активное и агрессивное продвижение себя в соцсетях.

Алена Родовская:
Сразу же после встречи в Овальном зале Женя Пустовой попросил написать меня комментарий, мол, «ты же работала и знаешь всю проблему региональной журналистики изнутри». Я сказала, что главные проблемы – это отсутствие критических новостей, материалов и нежелание некоторых чиновников давать комментарии и выступать публично.

После выборов запрос от общества стал политическим, надо было рассказывать и объяснять. Все, кто это поняли и переформатировались, сделали правильно, но потеряли практически всех рекламодателей. И это еще не самое страшное. Повестку перехватили Telegram-каналы. Думаю, в каждом городе появились так называемые онлайн, которые сочно поливали грязью всех и вся. А госСМИ? Зачем обращать на этих несчастных внимание, ну недостойны они этого – все это было. Что мы получили в итоге? Любая тема, попадающая под статус резонансной, мгновенно была раскручена в негативном ключе. Не мы стали формировать повестку, а они.

Алена Родовская:
А с другой стороны, эта ситуация оказалась и полезной для нас в том, что появился небольшой, но все же шанс переубедить чиновников говорить, и мы просто обязаны реагировать. В соцсетях, если ты молчишь, значит, за тебя скажут другие. Министр информации Владимир Перцов так и сказал – когда региональные медиа становятся связующим звеном между властью и народом, вот тогда дело сдвинется с мертвой точки. Приехать на место, опросить и показать в дальнейшем, как эту проблему будут решать городские власти.

Владимир Перцов, министр информации Беларуси:
Мы должны все знать, мы должны предупреждать и адекватно реагировать. Ничего сложного и проблемного нет, если будет какая-то проблема поднята. Корреспондент, редактор выедет на место с представителем районного исполнительного комитета, покажет эту проблему, покажет, как она решается. Или по крайней мере представитель власти расскажет, что там в третьем, в четвертом квартале деньги на решение этой проблемы будут выделены.

Алена Родовская:
У главредов была и еще одна важная задача – удержать коллектив редакции, чтобы те со страху не сбежали из-за этого буллинга и травли. Тоже было. Действительно, журналистика в нашей стране стала опасной профессией: легко нажить множество врагов. И к этому в регионах относятся болезненно, там привыкли жить мирно и дружно.

Что такое медиа сегодня? Это вопрос-ловушка. Нет никакого определения, что такое медиа, но есть свое представление новой реальности. Выборы прошлого года навсегда изменили нас. Да, основа та же: журналистика – все то, что несет в себе информацию. Но еще важна и активность, которую мы проявляем. Если ты ничего не пишешь в соцсетях, то тебя нет – это все понимают и все чувствуют. Уровень участия, понимаете?

Алена Родовская:
Я очень люблю журналистику, мне нравится работать на радио и на телевидении. Параллельно я стараюсь приносить пользу обществу, благо, моя сфера деятельности это позволяет. Что тут еще сказать? Ну а дорогим молодым журналистам на будущее памятка: вы работаете не для смены режима или проведения идей в свою жизнь, вы работаете журналистами. Опасайтесь ваших более взрослых коллег, которые об этом забыли. Мы – четвертая власть. Об этом сказал Президент. Если вы ее не удержите, ее возьмет кто-то другой. И очень не хочется, чтобы когда-нибудь в регионах случился тот самый медиапереворот. Просто будьте смелыми.

Loading...


«Назарбаев должен уйти, это всё из-за него». Андрей Лазуткин рассуждает о причинах протестов в Казахстане



Новости Беларуси. Сложная картина событий в Казахстане пока не проясняется. Политологи высказывают самые разные мнения, и мы попытались выяснить, кому выгодна та или иная точка зрения. Об этом рассказали в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

О том, какие силы стоят за протестами – в материале моего коллеги Андрея Лазуткина.  

Андрей Лазуткин, политолог:  
Чем дальше события, тем больше новых версий. Самая популярная – это была игра Токаева против Назарбаева. То есть мародеров и уголовников якобы организовал местный комитет безопасности, чтобы очернить мирные протесты. А в это время снайперы Путина стреляли по казахам, чтобы быстрее ввести войска ОДКБ. Это примерно то, что пишет западная и не только пресса.  

Зачем это нужно? Страна получила удар, но в прямом бою «стенка на стенку» устояла. А теперь надо расколоть правящую группу и попробовать продвинуть своих людей. Момент удобный, сейчас никто никому не доверяет. И, видимо, самое главное – это вбить клин между Токаевым и Назарбаевым. Ну и, конечно, кадрово ослабить КНБ – главную спецслужбу.  

Андрей Лазуткин:  
И я думаю, не просто так наш Президент звонил именно Назарбаеву. Это сигнал для всего СНГ и тех, кто читает подобные сплетни. Что Назарбаев находится в столице, что он не под арестом, что он имеет доступ к линиям спецсвязи. Иначе как бы он говорил с президентом другой страны?  

А что касается КНБ, руководителей что-то не награждают за успешную дискредитацию протестов. Наоборот, задержан председатель и его замы по обвинению в госизмене. Получается, эти люди покрывали террористов? Или они их сами вырастили?  

Андрей Лазуткин:  
Хорошо, допустим, предатели были на самом верху, на уровне областных подразделений КНБ. Это могло скрыть подготовку, например, в одном крупном городе. Но нельзя скрыть появление подрывной организации, которая действует сразу в нескольких областях. Рано или поздно она попадет в поле зрение других служб, например, МВД по их оперативной работе. Потому что все эти группы будут так или иначе связаны с криминалом.  

Тем более, если вы заговорщик, нельзя держать организацию на территории страны. В Казахстане ваххабиты работают давно, и все об этом знают. В любой момент может быть провалена вся сеть, если кто-то струсил, случайно был задержан, проявил себя. Нет, боевые группы должны быть переброшены извне и быстро собраны в нужной точке. Особенно легко это сделать по южной границе, где горы и работают каналы контрабанды.  

Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь:  
Я всегда предупреждал: как только мы допустим какую-то трещину, туда хлынет вода. Свято место ведь пусто не бывает. Так и произошло в Казахстане. Этим воспользовались иностранные бандюги и ринулись, прежде всего, в процветающий юг. Вы скоро увидите. Это была и есть попытка иностранного вмешательства. Сейчас надо разобраться, кто за этими бандитами стоит. Отрезать юг Казахстана.  

Идет противостояние. Я подозреваю, что все там уже идет на спад. Потому что направление туда нашего контингента вместе с Россией, подключатся и другие государства ОДКБ, все-таки отрезвляюще действует на тех, кто решил там погреть руки.  

Андрей Лазуткин:  
А если бы там было полноценное подполье, которое якобы проспал Токаев и остальные службы, то никакое ОДКБ с ним бы не справилось за неделю. Это уже гражданская война, когда против вас воюет каждое село и каждый город, как в Чечне. Но такого же не было. А вместо этого начали работать польские каналы, которые раньше работали по нам, начал действовать какой-то штаб из Парижа и информационные подразделения в Киеве. Никакой КНБ или Назарбаев или еще кто-то внутри страны не мог организовать такую внешнюю поддержку.  

А теперь подумайте, кому выгодны те версии, которые направлены против России и ОДКБ, что мы оккупанты, которые никуда не уйдут? Это делает наш вероятный противник, а не какой-то клан в Казахстане.  

Андрей Лазуткин:  
А это не притон, это студия российских «Вестей». В Алматы были захвачены и сожжены в первую очередь российские корпункты. Для чего? Они что, горячо поддерживали Назарбаева или Токаева, если это борьба кланов? Нет, это был сигнал России. Смотрите, это враждебные к вам протесты, вас здесь не ждут, русских будут резать. И еще раз напоминаю, что Алматы – это город, где русских живет примерно полмиллиона.  

Еще один момент – пусть это клановая борьба. Но ведь люди по всей стране выходили с экономическими требованиями, которые Токаев признал справедливыми. Он теперь снижает цены и пытается поднять зарплаты. А то, что вам не показывают Назарбаева по всем каналам, не надо думать, что там работают дурачки и они не знают, как им работать. Может, общество не хотят раздражать, пока все еще горит. Может, опасаются покушений. А может, проводят внутренние проверки. Подумайте сами, даже если лично на вас выкидывают такое количество вранья, то сколько дезинформации отправили иностранные разведки Токаеву. У нас были свои вагнеровцы, и мы прекрасно понимаем, как это работает, когда людей и целые страны сталкивают лбами. И очевидно, что если Назарбаева не удалось убрать через улицу, его попробуют убрать чужими руками во время аппаратных игр. Кому-то очень надо, чтобы ушел именно он.  

Андрей Лазуткин:  
А какие уроки надо сделать Беларуси? Кто внимательно смотрит новости, мог и раньше заметить интересные акценты у нашего Президента.  

Читайте также:  

Лукашенко об ответе Беларуси на санкции: «Наши контрмеры не нацелены на какую-то мелочную месть»  

«У нас этих жуликов не то что меньше, а они вообще исчезнут». Лукашенко высказался о проекте нового указа о госзакупках  

Александр Лукашенко: подготовлен проект указа, который позволит усовершенствовать систему закупок  

Андрей Лазуткин:  
Не просто так внимание сейчас брошено на контроль цепочек посредников. И дело не просто в кормах или госзакупках. Это как газ в Казахстане. Если у вас частные посредники, они всегда могут между собой договориться. И задрать цену абсолютно на любой товар, даже на самый дешевый газ в СНГ. И вы получите взрыв протеста без всяких боевиков, просто потому что так устроена ваша экономика.  

А ведь что такое протесты в Казахстане? Да, там была радикальная, необразованная молодежь, которая грабила, стреляла, занималась мародерством в Алматы, штурмовала СИЗО. Но в областных центрах обычные люди выходили искренне, потому что считали цены несправедливыми, а свои зарплаты – низкими. Кто в этом виноват с их точки зрения? Конечно, Назарбаев, а не Россия, США, Лукашенко, ОДКБ, а тем более какие-то там посредники при закупках. Людям нужны простые ответы. А если вы им будете рассказывать, что все сложно, что их используют, что весь мир сегодня лихорадит – кто ж вам поверит? Нет, Назарбаев должен уйти, это все из-за него. А у нас есть некоторые вопросы к независимости Казахстана.  

Андрей Лазуткин:  
Независимость – это не значит перевести алфавит на латинские буквы. Если вы богатая страна, которая отправляет детей учиться в Британию, вы уверены, что потом эти дети не будут работать на чужую разведку? Причем искренне, не за деньги. В Оксфорде им доступно объяснят, что такое западные ценности, как устроен мир и где их главный враг. А потом этот молодой человек попадет в правительство, в экономику, в КНБ. И с ним не надо держать постоянную связь. Но вы всегда знаете, что по убеждениям это ваш человек, и примерно понимаете, как он будет действовать на своем посту в кризисный момент, отдаст он приказ или нет. А ведь когда их учат за рубежом, им же говорят правильные вещи.  

Мы защищаем наши границы, обеспечиваем безопасность людей, чтобы они могли работать, жить, молиться в безопасности, без нарушений и нестабильности, вести свои дела в соответствии со своим суверенитетом и интересами своих друзей. Мы призываем другие страны защищать достоинство, потому что мы верим в неотъемлемые права, мы и наш знаковый военный проект, оборонительный союз. Мы соблюдаем верховенство права, право интеллектуальной собственности. Мы не вмешиваемся в выборы. Как мой сын говорит: «Мы так не делаем».  

Андрей Лазуткин:  
Помпео такой обаятельный црушник, приятно смотреть. Мы хорошие, мы ничего плохого не делаем. И вот вам американцы, а не Лукашенко, рассказывают про независимость, про коллективный военный союз, как это важно. Но когда мы говорим и делаем то же самое, тут же подымается вой, что мы – это колония России, что ОДКБ – это оккупанты, что мы обижаем честные СМИ, что мы не даем работать западным фондам. А в Казахстане такая проблема вообще не стоит. Там сырьевая экономика, где западные предприятия продают сырье на западный рынок. И самая страшная для них угроза – это не ИГИЛ, не исламисты, а национализация заводов и месторождений обратно народу. Вот тут весь свободный мир выступит с заявлениями. А так – «У вас там кому-то голову отрезали, сожгли администрацию? Нас это не волнует, мы ничего не видели». Главное, уберите ужасное ОДКБ, оно вас может оккупировать. Так и работают двойные стандарты – тут вижу, тут не вижу.  

А с вами был Андрей Лазуткин и выпуск «Занимательной политологии».