Андрей Лазуткин: начиная с 90-х нам пытаются показать новую правду о войне. Дело в политическом заказе первых лет независимости

22.06.2021 - 19:07

Новости Беларуси. Андрей Лазуткин, автор рубрики «Занимательная политология», проводит параллели с последними событиями в стране и напоминает, что в 1941-м советским людям пришлось бороться не только с Германией, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Андрей Лазуткин, политолог:
Что же произошло 22 июня в четыре часа утра? До сих пор бытует мнение, что нас пришла освобождать цивилизованная Европа, которую местные встречали цветами и хлебом-солью. Разумеется, все это появилось не на пустом месте. Когда после развала Союза образовалось несколько новых государств, все они наперегонки бросились дружить с западными партнерами. Этим западным партнерам надо было показать, что традиции сотрудничества с Европой у нас давние, да и вообще в одних окопах сидели.

Далоў камісараў! Далоў жыдоў! Далоў Маскву! Адкінем азіатаў у іх азіацкія краіны! Ура!

Андрей Лазуткин:
На экране – встреча в Минске немецких войск. Граждане БССР жгут советские флаги, вешают портреты фюрера и радостно кричат «Долой Москву!» Посмотрите на эти молодые, одухотворенные лица. Видно, что впереди у них много хорошего в составе новой Европы.

Андрей Лазуткин:
Снимали это не где-нибудь, а на «Беларусфильме» в начале 90-х годов. На тот момент был четкий государственный заказ от новой власти на отбеливание бело-красно-белой символики и белорусского национального движения. Новой стране были нужны новые герои. И, чтобы отбелить отдельные фигуры, всех немецких пособников условно поделили на совсем уж подонков и лиц с якобы независимой позицией. То есть с немцами они вроде бы сотрудничали, но делали это из каких-то высших соображений. Ну, допустим, боролись за национальное возрождение под бело-красно-белым флагом.

Андрей Лазуткин:
И кто знает, как далеко мы бы зашли по этой дорожке, если бы в 1994 году власть не поменялась. Если посмотреть на современную Латвию и Литву, то эти вопросы там уже не обсуждаются в принципе, военные преступники чувствуют себя прекрасно с начала 90-х годов. В Украине перелом наступил сравнительно недавно, но зато мы его наблюдаем во всей красе. И если при этом сказать, что сегодня и у нас, и в России с военной памятью все гладко, это тоже будет немножко не так. С одной стороны, и у нас, и в РФ запрещена реабилитация нацизма, а с другой стороны, в России – то есть в нашем общем культурном пространстве – еще недавно за бюджетные деньги снимали фильмы типа таких.

Андрей Лазуткин:
Как видим, добрые немцы разбрасывали шоколад прямо из танков. А снимал это не кто-нибудь, а сам Никита Михалков. И можно чему угодно учить ребенка в школе, но, если он посмотрит такое замечательное кино, в голове у него будет в лучшем случае каша. А если немцы были такие хорошие, значит и пособники, которые им помогали, тоже были люди неплохие.

Андрей Лазуткин:
Откуда берутся сказки про хороших немцев, которые раздавали конфеты? Немцам было необходимо быстро сформировать лояльную социальную базу на оккупированной территории. Для этого отдельные категории населения – коммунисты, комсомольцы, руководители предприятий, партработники, лица еврейской национальности – уничтожались, а их имущество, земельные участки, дома раздавали семьям полицаев и агентов гестапо. Кроме того, в руки немцев попали советские банки, советские денежные знаки, товарные и продовольственные склады. И если немцы что-то и раздавали населению, это было награбленное советское имущество, отнятое у наших же граждан. Для немцев мы были в лучшем случае кормовой базой, которую надо было постепенно вырезать и освобождать территории для немецкого населения.

Андрей Лазуткин:
Раньше эти моменты никаких вопросов не вызывали. Вот пример правильного советского фильма.

Заживо сожгли и удушили в газенвагенах свыше 500 тысяч советских граждан, в том числе стариков, женщин, детей и военнопленных. Подсудимые по настоящему делу Гетце, Борхардт, Гетрих являлись активными участниками злодеяний, свершенных немецкими захватчиками на территории области. Руководствуясь статьей 3-й Уголовного кодекса и статьями 319-й и 320-й приговорил Гетце Августа Иосифа к смертной казни через повешение. Борхардта Пауля Карла – к смертной казни через повешение.

Андрей Лазуткин:
В фильме белорусского режиссера Виктора Турова «Я родом из детства» немцев вешают за шею за совершенные преступления. Такие показательные суды и публичные казни были обычной практикой в послевоенной БССР. И когда снимался данный фильм, война виделась ближе и честнее.

Андрей Лазуткин:
А вот начиная с 90-х годов нам все время пытаются показать какую-то новую правду о войне, которую наши деды и прадеды знать не знали. Но, опять же, дело тут не в самой войне, а в политическом заказе первых лет независимости. Чтобы дискредитировать прошлую власть, на экраны и в печать было вылито столько чернухи, что сегодня в кино, культуре и законодательстве мы вынуждены исправлять ошибки не только августа 2020 года, но и всех 90-х годов.

Андрей Лазуткин:
И вы спросите: а зачем это нужно, ведь когда все это было? Времена, может, и поменялись, но отношение Запада к восточным народам осталось примерно таким же. Есть некие территории, богатые полезными ископаемыми, на которых проживает население второго сорта. И даже в своем кругу, в рамках Евросоюза, тех же литовцев, поляков, украинцев, сербов, болгар считают лицами второго сорта. Поэтому нечего удивляться, что руководство новой Германии, например, Меркель, в 80-ю годовщину нападения на нас делает заявления, где рассуждает о гражданском обществе в Беларуси и России. Еще совсем недавно вы это гражданское общество жгли в сараях. Но современный мир так устроен, что приличие никто даже не пытается соблюдать.

А с вами были Андрей Лазуткин и выпуск «Занимательной политологии».

Loading...


«Довёл свой народ в землю обетованную». Пустовой сравнил Лукашенко с Моисеем



Новости Беларуси. Эту неделю в Беларуси посвятили мамам. В адрес белорусских женщин звучали слова благодарности, их чествовали в коллективах и на самом высоком уровне, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Миссия современной женщины – не только быть мамой. В том числе и об этом рассуждали на третьем Евразийском форуме в Санкт-Петербурге. Роль прекрасной половины гораздо сильнее.  

В чьих руках цивилизационный выбор и как слабая половина влияет на мировую повестку?

Об этом в рубрике «Политика без галстуков и купюр» рассуждает Евгений Пустовой.  

Евгений Пустовой, СТВ:
Лингвисты утверждают: первым членораздельным словом в мире было «мама». Это же так похоже на лепет младенца – ма-ма. Именно с этого слова мировая цивилизация начала быть цивилизацией людей. Речь – это то, что делает человека человеком. А сейчас коллективный Запад это святое слово вытесняет бездушным синонимом – родитель номер. У нас не так. У нас диктатура – здравого смысла. У нас Президент слишком традиционен и несгибаем. У нас мамы останутся мамами. Это «Политика без галстуков и купюр».  

На этой неделе православная Беларусь отмечала Покров Пресвятой Богородицы, а все мамы страны 14 октября принимали поздравления. Свой день у главных женщин в жизни каждого человека в государственном календаре появился именно при Лукашенко. Логика понятна. Материнский Покров – он самый сильный. Вот вам и ответ – всем, кто никак не может смириться с тем, что Лукашенко самый близкий политик к пониманию религии. Непримиримые БЧБ-батюшки, поверьте, ближе уже не будет. Ведь именно при Лукашенко к мамам, особенно многодетным, тепло, по-семейному стали относиться на государственном уровне. Низкий вам поклон, мамы Беларуси.  

Евгений Пустовой:
Пользуясь случаем, хочу передать привет своей родной и любимой маме. Обычно эти слова журналисты часто слышат во время интервью, понятно, в шутливой форме. А я серьезно. Не забывай родильных болезней матери твоей – учит Библия. Именно мама – первый и главный учитель в жизни человека. Моя мама научила меня любить родную землю, ту, что видели глаза ребенка, и День Победы. Ну, а как по-другому в семье ветерана? А уже взрослея, понятие «родная земля» приобрело вполне себе четкие границы нашей Беларуси.  

Психологи выяснили, что именно в семьях прививается любовь к своему. Вот он, ответ на извечный вопрос: с чего начинается Родина? А те, кого родители недолюбили, недовоспитали, и становятся космополитами. Ну и как тут не станешь, когда вместо общения с родителями постоянно находишься в объятиях гаджетов? 

В этом и есть корень всех сетевых революций и мятежей современности. Электорат для свержения неугодных своими суверенными позициями лидеров готовят с детства. Дети гаджетам доверяют больше, чем наставлениям родителей. И эту воспитательную поломку приходится уже чинить сначала подопечным Карпенко, а когда у них не выходит, вынуждены работать подопечные Карпенкова.  

Давайте вспомним 1990-е. На улицах – насилие, а вокруг – культ безнравственной жизни. Постоянно в криминальных выпусках страшные новости о выброшенных новорожденных детях. Да какие семьи? Каждый был сам за себя. Не было ни денег, ни перспектив. Поэтому и рожать не могли даже те, кто хотел. Культ матери в обществе вернулся именно при Лукашенко.  

Евгений Пустовой:
Если без патетики, вот наглядно. Эту схему подготовили в Белорусском институте стратегических исследований. Все понятно. При диктаторе Лукашенко страна свои сбережения вкладывает в наших детей, а не в офшоры, за которые так топил нынешний истопник шкловской колонии. Да, это я сейчас о Бабарико. Одного не понимаю. Каких еще перемен хотели мятежные женщины с колясками из спальных районов, построенных практически за смешные проценты для многодетных белорусов? Они что, хотели радужных перемен? Ну, чтобы их дети ходили под флагами в цвета радуги.  

Ах, ну да, сейчас принято говорить: они заблудились. Барышни начитались Telegram-фэнтези. Бывает. А суровая реальность такова, что сейчас нас продолжают атаковать всякими гендерными заморочками. Новый законопроект о ненасилии в семье. В красивой обвертке – постепенное разрушение авторитета семьи. Тысячи общественных активистов сделали анализ всех предложений и отправили письмо на имя Президента. Этот увесистый документ я тоже держал в руках.  

Чувствуете, что именно на имя Президента? Причем обратились не только ярые сторонники – ябатьки, а те, кто в августе, говоря по-белоруски, вагаўся. Ну, еще народ Наталье Кочановой доверяет. У меня как у журналиста постоянно спрашивают, как к ней на прием попасть. Вот вам и реальная электоральная поддержка. Лукашенко был и остается гарантом прав и чаяний белорусов. И я больше чем уверен: даже отпетые змагары, если их, например, местные чиновники-самодуры снимут с льготной жилищной очереди, свои челобитные будут строчить на имя «не их Президента».  

Евгений Пустовой:
Пожалуй, Лукашенко – единственный европейский лидер, который призывает женщин к материнству. В большинстве стран Старого Света культивируется движение бездетности. Ведется безбашенная и неприкрытая пропаганда любых браков, в которых нельзя будет выполнить важнейший библейский завет – плодиться и размножаться. А знаете, для чего? Для того, чтобы наполнять землю и владеть ею.  

Не знаю, читал ли эти строки «Бытия» православный атеист, наш Президент, но именно так он и мыслит. Именно в этом контексте и ведет свою политику. Вот вам – Моисей, не Моисей. Хоть и не дошел, но зато довел свой народ в землю обетованную. И вот вам моя религиозная апология. Всем христианским Telegram-визави напоминаю: именно дух творит формы. А такой риторики от других глав государств я не слышал. Наш Президент говорит об этом постоянно.  

«Я думаю, это останется навсегда. Рожайте, ради бога». Александр Лукашенко о семейном капитале и поддержке многодетных. Читайте здесь.  

Символично, но факт. Главный роддом страны, РНПЦ «Мать и дитя» – по соседству с Дворцом Независимости. Не будет многодетных мам – не будет страны. Не будет ни тех, кто управляет государством, ни тех, кто защищает его, ни тех, кто выращивает хлеб. Даже змагаров придется в пробирках выводить. Но это уже другое. Это как дважды два в геополитике. Беларусь будет. Потому как большая семья Лукашенко всем своим образом жизни агитирует за традиционный уклад. А вот с нехристианской, бесполой и безнравственной Европой вопрос. Нормальных людей там хватает. Их избивают за антиковидные митинги. В Европе дефицит диктаторов, тех, кто за свою страну радеет, а не обслуживанием элиты занимается. Даже венценосные особы готовы менять столетние правила поведения для королевских отпрысков. Например, чтобы в Нидерландах принцесса могла выбрать себе принцессу. Ни одна из них не сможет стать настоящей мамой. Вот действительно недемократическое переписывание под себя Конституции.  

Евгений Пустовой:
Кстати, там же, в Европе, младенцев уже хотят признать слишком токсичными. Мол, экологичнее и дешевле возиться с кошками, чем с памперсами для детей. В тренде родитель номер, а не мама. Неужели весь этот бунт против человечества ради того, чтобы регулировать численность населения? Коронавирус не справился. Толстосумы мира капитализма из Бильдербергского клуба боятся задохнуться от нехватки кислорода. Но, вероятнее всего, такие бездетные миры вытеснят более примитивные, по их мнению, народы. Народы неполиткорректные и цисгендерные. Народы, которые «абьюзят» женщин и токсично рожают детей. Уже началась новая эпоха великого переселения. И всех мигрантов не повыбрасываешь в Беларусь.  

А если более просто, то будущее есть лишь у тех народов, у которых в женских руках младенцы, а не постоянно гаджеты. А руки самих женщин похожи на руки хозяек, а не светских львиц. Кстати, я замечал, что руки женщин из белорусской верхушки ухоженные, но знакомы с трудом. Поговаривают, что, например, Наталья Эйсмонт дрова рубит. Будущее за теми народами, у кого есть культ мамы. И пока в Беларуси есть Батька, Беларусь будет страной для мам.