Андрей Лазуткин о фондах: «Много ли вы в жизни получили денег просто так? А здесь, видите, раздают»

20.07.2021 - 18:53

Новости Беларуси. Вся суть общественных организаций – за чей счет они существуют и как осуществляют свою деятельность?

Андрей Лазуткин в рубрике «Занимательная политология». В программе Новости «24 часа» на СТВ.

Андрей Лазуткин, политолог:
На минувшей неделе обыски прошли в организациях с загадочными названиями. Центр правовой трансформации, Хельсинкский комитет, Офис европейской экспертизы, Центр гендерных исследований и прочее.

Названия звучат солидно – как целый институт. Но реально это два-три человека, включая бухгалтера. Один пишет отчеты, второй – доклады, третий ездит по семинарам. За что жили все эти люди? Ну, за гранты.

Андрей Лазуткин:
Чтобы вы понимали, 90 % времени таких организаций занимает чес по спонсорам («по фундатарам» на белорусском), и еще примерно 10 % – написание отчетов.

Но все это происходит в мирное время. А во время выборов, протестов, кризисов гражданам дают команду доносить позицию до мировой общественности.

Вот фрагмент сессии Совета по правам человека ООН.

Слово предоставляется фонду Human Rights House Foundation.

Наш фонд и белорусский правозащитный центр объединяет 33 другие белорусские организации. Мы рекомендуем [...] «спецдокладчик» с достаточными финансовыми ресурсами. По мере углубления правозащитного кризиса в Беларуси мандат спецдокладчика очень важен. Спецдокладчик остается безопасным каналом для белорусского гражданского общества. Предоставлять обновленную информацию о том, что происходит в стране. Тем не менее, такая обновленная информация становится все более и более сложной для предоставления. Недавнее изменение в Уголовном кодексе вызывает глубокую обеспокоенность.

Андрей Лазуткин:
Люди, о которых вы ничего не знаете и никогда не слышали, выражают обеспокоенность не просто так. Им за это платят, и более того, платят всем 33 организациям, которые у них под крышей.

Почему все это работает? Совсем не потому, что весь западный мир наседает на маленькую, но такую ценную Беларусь. Ничего подобного. Это разные схемы отмыва денег, причем не у нас, а в Европе. На каждом этапе грантовой цепочки присваиваются суммы, которые до конечного получателя, то есть в Беларусь, доходят уже в виде налички.

Вы удивитесь, но финансировать правозащитные исследования в Беларуси гораздо выгоднее, чем в остальной Европе.

Андрей Лазуткин:
Возьмем, допустим, братскую Польшу. Общественные организации, которые действуют в польской юрисдикции, должны иметь в открытом доступе всю финансовую отчетность. То есть вы заходите на сайт польского Минюста и сразу получаете сведения о доходах, расходах, заработной плате конкретной организации.

В нашей диктатуре ничего подобного нет. То есть вы отчитываетесь перед своим спонсором не через белорусский Минюст, а просто пишете расписку на бумаге на основе сметы. Как вы реально потратили эти деньги, проверить невозможно. А значит, их можно тратить как угодно, потому что в стране диктатура. Грантодатели это прекрасно понимают, и откусывают свой кусочек пирога.

Андрей Лазуткин:
По-простому это называется откат с выделенных средств. И составляет он не 10 %, как обычно, а минимум 50 на 50.

К примеру, центр «Весна» имеет примерно 16 сотрудников. Зарплата одного сотрудника – 500 долларов, то есть минимум 8 000 долларов ежемесячно только на заработную плату. Но это то, что доходит на руки исполнителям. А месячный бюджет центра можно смело умножить раз в 10, и чтобы его оценить, надо иметь доступ к иностранным счетам.

Андрей Лазуткин:
Эти люди особо не отрицают, что живут на внешние средства. Но полностью легенда звучит так: мы берем деньги у разных фондов и правительств, а не у кого-то одного, и поэтому мы такие независимые.

А откуда вообще взялись все эти разные фонды? Примерно в 1970-х ЦРУ понимает, что финансировать напрямую политические группировки нельзя, это их сразу скомпрометирует. Поэтому была создана система фондов-прокладок. То есть вы создаете разные фонды в юрисдикции Польши, Литвы, Германии, Чехии, которые получают одни и те же американские деньги. Это вроде бы хорошо. А потом эти деньги распределяются так, как нужно американцам.

И если вы думаете, что в Беларуси какая-то уникальная ситуация, то как бы ни так. Эти же процессы происходят в России, где сейчас идет точно такая же зачистка.

Алексей Навальный создал Фонд Борьбы с Коррупцией в 2011 году. И за это время, за эти 10 лет в ФБК прошел большой путь от маленькой активистской НКО с единственным наемным сотрудником до самой значительной независимой политической силы в стране. Такой значительной, что Путин не придумал ничего лучше, как ликвидировать ФБК через абсурдный судебный процесс о признании Фонда экстремистской организацией.

Андрей Лазуткин:
Человек на видео – это Волков, руководитель штаба Навального, который сидит в Латвии. Он рассказывает, как их маленький фонд из одного человека за 10 лет работы превратился в сеть, которая пыталась организовать массовые беспорядки. У нас такого единого крупного фонда не было, но те, кого задерживают – это как раз маленькие ячейки общей сети.

Ну вот и вся схема гражданского общества. Понятие это придумали примерно тогда же, когда ЦРУ придумало систему фондов. Разумеется, внешне это выглядит как независимая раздача денег от хороших дядей. Это как бы и цель, и сам процесс. Кто мы? Гражданское общество. Что мы делаем? Строим гражданское общество. А наши спонсоры просто пухнут от денег, и поэтому финансируют какие-то мутные центры в Беларуси, где никогда сами не были. Много ли вы в жизни получили денег просто так? А здесь, видите, раздают.

А дальше, когда вы раскрутили какие-то фонды, из них появляются новые фигуры, которые пришли в политику не просто так, потому что их взяли на зарплату, а потому что они много лет успешно занимались какой-то ерундой, о которой остальное население знать не знает.

Говорит «Радио Свобода». В эфире программа «Лицом к событию». Сегодня это совместный выпуск «Радио Свобода» и «Голоса Америки». Ведет передачу Михаил Соколов и вместе со мной ее будет вести Данила Гальперович, мой коллега, специальный корреспондент «Голоса Америки» в Москве. Задавать свои вопросы в прямом эфире вы будете Алексею Навальному, я бы сказал самому известному на сегодня, самому популярному политику оппозиции, учредителю Фонда Борьбы с Коррупцией и лидеру незарегистрированной «Партии прогресса».

Андрей Лазуткин:
А дальше кто-то должен рассказать, что именно Навальный – самый популярный политик в России. Вот это и делают как бы независимые СМИ.

Надо сказать, что люди со светлыми лицами с американских радиостанций имеют особый авторитет. К нам они пришли в замечательные 1990-е, когда население имело зарплату по 20 долларов. А в фонде Сороса, например, вам сразу предлагали грант в 100 долларов, как пять ваших зарплат. Это позволило быстро скупить нищий, на тот момент, профессорско-преподавательский состав и творческую интеллигенцию, которая потом многие годы составляла ядро оппозиции.

Андрей Лазуткин:
Кто-то за эти деньги продавал секреты, а кто-то разрабатывал схемы, как переделать общество под западные интересы. И на фоне того, что родное государство под управлением Шушкевича перестало платить пенсии и выдавало зарплату деталями, их гражданское общество выглядело очень солидно и перспективно.

Собственно, отсюда и растут корни у нашей оппозиции, которая годами занимается политикой. Хотя многие, кто пришел в протест после августа, искренне не понимают, как и где распределяются деньги.

Андрей Лазуткин:
Но если лично вы что-то делаете бесплатно, значит, кто-то в этой схеме получает две зарплаты. За себя и за того парня.

А с вами был Андрей Лазуткин и выпуск «Занимательной политологии».

Читайте также:

Андрей Лазуткин про обыски в белорусских НКО: «Откуда эти фонды появляются конкретно в Восточной Европе?»

Андрей Лазуткин: нашим литовским и польским братьям придется тяжело. Замаячила контрабанда героина в промышленных масштабах

Андрей Лазуткин: «Закрытая украинско-белорусская граница США волнует гораздо больше, чем собственная»

Loading...


«Довёл свой народ в землю обетованную». Пустовой сравнил Лукашенко с Моисеем



Новости Беларуси. Эту неделю в Беларуси посвятили мамам. В адрес белорусских женщин звучали слова благодарности, их чествовали в коллективах и на самом высоком уровне, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Миссия современной женщины – не только быть мамой. В том числе и об этом рассуждали на третьем Евразийском форуме в Санкт-Петербурге. Роль прекрасной половины гораздо сильнее.  

В чьих руках цивилизационный выбор и как слабая половина влияет на мировую повестку?

Об этом в рубрике «Политика без галстуков и купюр» рассуждает Евгений Пустовой.  

Евгений Пустовой, СТВ:
Лингвисты утверждают: первым членораздельным словом в мире было «мама». Это же так похоже на лепет младенца – ма-ма. Именно с этого слова мировая цивилизация начала быть цивилизацией людей. Речь – это то, что делает человека человеком. А сейчас коллективный Запад это святое слово вытесняет бездушным синонимом – родитель номер. У нас не так. У нас диктатура – здравого смысла. У нас Президент слишком традиционен и несгибаем. У нас мамы останутся мамами. Это «Политика без галстуков и купюр».  

На этой неделе православная Беларусь отмечала Покров Пресвятой Богородицы, а все мамы страны 14 октября принимали поздравления. Свой день у главных женщин в жизни каждого человека в государственном календаре появился именно при Лукашенко. Логика понятна. Материнский Покров – он самый сильный. Вот вам и ответ – всем, кто никак не может смириться с тем, что Лукашенко самый близкий политик к пониманию религии. Непримиримые БЧБ-батюшки, поверьте, ближе уже не будет. Ведь именно при Лукашенко к мамам, особенно многодетным, тепло, по-семейному стали относиться на государственном уровне. Низкий вам поклон, мамы Беларуси.  

Евгений Пустовой:
Пользуясь случаем, хочу передать привет своей родной и любимой маме. Обычно эти слова журналисты часто слышат во время интервью, понятно, в шутливой форме. А я серьезно. Не забывай родильных болезней матери твоей – учит Библия. Именно мама – первый и главный учитель в жизни человека. Моя мама научила меня любить родную землю, ту, что видели глаза ребенка, и День Победы. Ну, а как по-другому в семье ветерана? А уже взрослея, понятие «родная земля» приобрело вполне себе четкие границы нашей Беларуси.  

Психологи выяснили, что именно в семьях прививается любовь к своему. Вот он, ответ на извечный вопрос: с чего начинается Родина? А те, кого родители недолюбили, недовоспитали, и становятся космополитами. Ну и как тут не станешь, когда вместо общения с родителями постоянно находишься в объятиях гаджетов? 

В этом и есть корень всех сетевых революций и мятежей современности. Электорат для свержения неугодных своими суверенными позициями лидеров готовят с детства. Дети гаджетам доверяют больше, чем наставлениям родителей. И эту воспитательную поломку приходится уже чинить сначала подопечным Карпенко, а когда у них не выходит, вынуждены работать подопечные Карпенкова.  

Давайте вспомним 1990-е. На улицах – насилие, а вокруг – культ безнравственной жизни. Постоянно в криминальных выпусках страшные новости о выброшенных новорожденных детях. Да какие семьи? Каждый был сам за себя. Не было ни денег, ни перспектив. Поэтому и рожать не могли даже те, кто хотел. Культ матери в обществе вернулся именно при Лукашенко.  

Евгений Пустовой:
Если без патетики, вот наглядно. Эту схему подготовили в Белорусском институте стратегических исследований. Все понятно. При диктаторе Лукашенко страна свои сбережения вкладывает в наших детей, а не в офшоры, за которые так топил нынешний истопник шкловской колонии. Да, это я сейчас о Бабарико. Одного не понимаю. Каких еще перемен хотели мятежные женщины с колясками из спальных районов, построенных практически за смешные проценты для многодетных белорусов? Они что, хотели радужных перемен? Ну, чтобы их дети ходили под флагами в цвета радуги.  

Ах, ну да, сейчас принято говорить: они заблудились. Барышни начитались Telegram-фэнтези. Бывает. А суровая реальность такова, что сейчас нас продолжают атаковать всякими гендерными заморочками. Новый законопроект о ненасилии в семье. В красивой обвертке – постепенное разрушение авторитета семьи. Тысячи общественных активистов сделали анализ всех предложений и отправили письмо на имя Президента. Этот увесистый документ я тоже держал в руках.  

Чувствуете, что именно на имя Президента? Причем обратились не только ярые сторонники – ябатьки, а те, кто в августе, говоря по-белоруски, вагаўся. Ну, еще народ Наталье Кочановой доверяет. У меня как у журналиста постоянно спрашивают, как к ней на прием попасть. Вот вам и реальная электоральная поддержка. Лукашенко был и остается гарантом прав и чаяний белорусов. И я больше чем уверен: даже отпетые змагары, если их, например, местные чиновники-самодуры снимут с льготной жилищной очереди, свои челобитные будут строчить на имя «не их Президента».  

Евгений Пустовой:
Пожалуй, Лукашенко – единственный европейский лидер, который призывает женщин к материнству. В большинстве стран Старого Света культивируется движение бездетности. Ведется безбашенная и неприкрытая пропаганда любых браков, в которых нельзя будет выполнить важнейший библейский завет – плодиться и размножаться. А знаете, для чего? Для того, чтобы наполнять землю и владеть ею.  

Не знаю, читал ли эти строки «Бытия» православный атеист, наш Президент, но именно так он и мыслит. Именно в этом контексте и ведет свою политику. Вот вам – Моисей, не Моисей. Хоть и не дошел, но зато довел свой народ в землю обетованную. И вот вам моя религиозная апология. Всем христианским Telegram-визави напоминаю: именно дух творит формы. А такой риторики от других глав государств я не слышал. Наш Президент говорит об этом постоянно.  

«Я думаю, это останется навсегда. Рожайте, ради бога». Александр Лукашенко о семейном капитале и поддержке многодетных. Читайте здесь.  

Символично, но факт. Главный роддом страны, РНПЦ «Мать и дитя» – по соседству с Дворцом Независимости. Не будет многодетных мам – не будет страны. Не будет ни тех, кто управляет государством, ни тех, кто защищает его, ни тех, кто выращивает хлеб. Даже змагаров придется в пробирках выводить. Но это уже другое. Это как дважды два в геополитике. Беларусь будет. Потому как большая семья Лукашенко всем своим образом жизни агитирует за традиционный уклад. А вот с нехристианской, бесполой и безнравственной Европой вопрос. Нормальных людей там хватает. Их избивают за антиковидные митинги. В Европе дефицит диктаторов, тех, кто за свою страну радеет, а не обслуживанием элиты занимается. Даже венценосные особы готовы менять столетние правила поведения для королевских отпрысков. Например, чтобы в Нидерландах принцесса могла выбрать себе принцессу. Ни одна из них не сможет стать настоящей мамой. Вот действительно недемократическое переписывание под себя Конституции.  

Евгений Пустовой:
Кстати, там же, в Европе, младенцев уже хотят признать слишком токсичными. Мол, экологичнее и дешевле возиться с кошками, чем с памперсами для детей. В тренде родитель номер, а не мама. Неужели весь этот бунт против человечества ради того, чтобы регулировать численность населения? Коронавирус не справился. Толстосумы мира капитализма из Бильдербергского клуба боятся задохнуться от нехватки кислорода. Но, вероятнее всего, такие бездетные миры вытеснят более примитивные, по их мнению, народы. Народы неполиткорректные и цисгендерные. Народы, которые «абьюзят» женщин и токсично рожают детей. Уже началась новая эпоха великого переселения. И всех мигрантов не повыбрасываешь в Беларусь.  

А если более просто, то будущее есть лишь у тех народов, у которых в женских руках младенцы, а не постоянно гаджеты. А руки самих женщин похожи на руки хозяек, а не светских львиц. Кстати, я замечал, что руки женщин из белорусской верхушки ухоженные, но знакомы с трудом. Поговаривают, что, например, Наталья Эйсмонт дрова рубит. Будущее за теми народами, у кого есть культ мамы. И пока в Беларуси есть Батька, Беларусь будет страной для мам.