Андрей Лазуткин о санкциях США: «Они не имеют инструментов, которые бы реально на что-то воздействовали»

05.05.2021 - 19:41

Новости Беларуси. Коллективный Запад, который готовил в нашей стране государственный переворот, продолжает нагнетать антибелорусскую пропаганду и грозить нелепыми санкциями, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. На устойчивость нашей экономики они значительно не влияют.

Почему это оказывается выстрелом в ногу? Рассуждает Григорий Азаренок вместе с экспертами в программе «Тайные пружины политики».

Григорий Азаренок, корреспондент:
У нас в гостях политолог Андрей Лазуткин.

Андрей, санкции. Мы уже с вами обсуждали как-то. Ну теперь мы уже видим конкретные примеры. То есть вступили в силу санкции американские, которыми нас больше всего пугали. Стоит ли опасаться?

«Это рынок. То есть если россиянам будет выгодно, они и будут здесь работать»

Андрей Лазуткин, политолог:
Они не вступили в силу – разморозили. То есть, в принципе, они ни одни наши выборы не признавали с 1994 года, поэтому те механизмы, которые у них были, во-первых, они обходились, еще когда были санкции введены с первого раза, а во-вторых, эти санкции, скажем так, они просто возобновлены по меркам 2004 года, когда они были первый раз сформированы. Конечно, это все неэффективно, плюс это можно очень легко обойти, особенно, что касается убывающих наших производств, нефтехимии, например. «Белкалий» даже не находится в санкционном списке, чтобы вы понимали. Это говорит о том, что они не имеют инструментов, которые бы реально на что-то воздействовали. Ну пока это такое символическое заявление. Если посмотрите на то, что пишет оппозиция, то они сейчас воют о том, что почему Европа не вводит какой-то свой пакет санкций, потому что американский пакет, он пока что мимо кассы, скажем так. Европа для нас более болезненна, у нас большой товарооборот. Но опять же, что это за товарооборот? В основном это бензин и нефтехимия, которые Европа все равно будет покупать, она никуда не денется.

Григорий Азаренок:
У них такая новая пугалка появилась – это российские компании откажутся с нами сотрудничать, боясь вот этих санкций. По-моему, это абсолютный бред, потому что эти санкции были и раньше у нас десятилетиями, и с Россией мы нормально работали, тем не менее вот такая уговорка.

Андрей Лазуткин:
Я правильно отметил, это рынок. То есть если россиянам будет выгодно, они и будут здесь работать. Более того, мы встроены в российскую экономику на уровне разного рода схем не только государственных, частных подрядчиков. Конечно, скажем так, это все зарубить, это просто невозможно.

Григорий Азаренок:
Давайте, Андрей, тогда вернемся к политической части. Недавно посол без посольства, мадам Фишер, пообщалась со своими холуями из «Белсата». И что они у нее спрашивали, что она отвечала, очень интересно?

Об интервью Фишер «Белсату»: они долбили каждый вопрос по два раза, по три даже задавали

Андрей Лазуткин:
Такая ремарка сначала по форме этого диалога, беседы, которая там была. Посол американский – это очень высокий уровень. Уровень, например, директора канала. Вы там с ним беседуете. Но там посадили другого сотрудника, журналиста. В Беларуси он был известен как голубой активист. Свою ориентацию никогда не прятал и прекрасно, кстати, работает много лет. Мы смеемся с американцев, что у них есть определенные завороты на этой тематике, но это такой жест американской демпартии – посол же от демократов приехал. Смотрите, вот у нас правильный парень, задает им правильные вопросы. Это такая преамбула. Если посмотреть по сути этой всей беседы, она нам показывает такую картину, что есть такая сильная внутренняя конкуренция между группировками разными: часть работает с Тихановской, часть с Латушко, часть с другими товарищами. И как раз вопросы задавали представители группировки Тихановской. Им надо подтвердить свой формальный статус хотя бы устами этой женщины-посла. Потому что вопросы были такого рода: признаете ли вы Тихановскую лидером оппозиции, признаете ли вы ее президентом Беларуси и, скажем так, когда она будет в Вашингтоне? Это было три таких ключевых момента. Они долбили каждый вопрос по два раза, по три даже задавали. То есть надо было что-то озвучить, чтобы поддержать авторитет Тихановской. Потому что, условно говоря, все протестное движение сдулось и теперь не очевидно, кто первый среди вот этой всей компании. Но посол очень красиво так ответила: шавки, мы решим, кто главный у вас лидер будет демократов. Может, это будет не Латушко, не Тихановская, завтра там будет какая-нибудь тетя Маша, условно. То есть она показала, что все группы для нас одинаково полезны, мы будем работать с теми, и никакой конкретики не сообщила этим товарищам. Это говорит о том, что уверенности в завтрашнем дне у этих людей нет, и особенно это больно для Вечерки младшего, который работает с Тихановской, потому что ему надо получить некие гарантии от американцев, что дальше мы будем работать именно с ней, под нее получим какие-то деньги, и вот так вот это все будет раскручиваться. Но как видим, все еще пока грустно.

«На языке дипломатии это называется хамство. То есть если ты посол, сюда приезжаешь, то должна признать действующего лидера»

Григорий Азаренок:
При этом, Андрей, какие-то аспекты, тонкости, детали? Вот вы одну уже подметили.

Андрей Лазуткин:
Посыл таких интервью – это такая публичная оферта, а именно предложить такие некие свои условия, которые соблюдает Беларусь – если выполнит, то мы то есть что-то получим. О чем там говорится: если она приедет сюда, в Беларусь… Она, во-первых. Не вручит верительную грамоту, пока мы, значит, не освободим политзаключенных, не сделаем то, не сделаем это. Ну, на языке дипломатии это называется хамство. То есть если ты посол, сюда приезжаешь, то должна признать действующего лидера. И ситуация им невыгодна. То есть мы должны сделать все – «а мы подумаем потом, признавать ли вашего Президента и вообще вести с вами диалог». И далее она говорит: диалог, если он будет – конечно, это будет реформы о передаче власти и так далее. Ну, скажем так, это стандартная американская тактика.

Если вы хотите, чтобы я подметил что-то интересное. Ну вот в конце был блок личных вопросов, где сотрудник «Белсата» спрашивает: расскажите о себе, вашу биографию. Ну, эта женщина – такой идейный враг. Говорит, мой отец натовский офицер, он тут координировал действия союзников еще когда был ОВД, а потом, говорит, я прекрасно помню, как тут разваливался этот восточный блок, Советский Союз, это меня вдохновляло. Она знает русский язык. Говорит, у нас были русские преподаватели, которые приезжали, нас инструктировали, – ну это человек говорит, – и меня вот настолько вдохновило, что я приехала сюда, мне так хочется это повторить.

О заговоре против Президента: «Она никаким образом это все не опровергла»

Григорий Азаренок:
Помните, была такая смешная история с ультиматумом Тихановской. И единственное, что тогда стоил отметить, – это твит американского посольства: запасайтесь солью, спичками и так далее. То есть что это вообще значило? И я вот к чему это веду. Недавно мадам посол сказала такую фразу после выхода первого фильма ОНТ, первой серии про заговор, она сказала: Лукашенко сильно пожалеет. Это что значит?

Андрей Лазуткин:
Как раз в этом интервью «Белсату» большой блок вопросов был связан именно темой этого заговора. Сотрудник ее все время провоцирует: ну скажите, что это такая ерунда, это так смешно, ну посмотрите, это же все неправда. Она отмалчивается, то есть где-то уходит от ответа. И он ее выводит тогда на вопросы: скажите, что же обсуждал на самом деле Байден с Путиным? Это же не может быть, что они обсуждали покушение на Лукашенко. Она говорит: нет, давайте я не буду делать комментарии, потому что это не моя сфера ответственности. И все. То есть она никаким образом это все не опровергла. И более того, чтобы вы понимали логику тех же ЦРУшников, например: здесь по всем каналам идут в прайм-тайм рекламы их организаций, которые здесь действует. Мягко говоря, это чудовищный провал для них. Кроме этого Зенковича, есть другие ниточки. И сейчас они думают, кто кого сдаст, кто кого заложит и так далее. И, конечно, для посла, которая тоже с этой работой очень тесно должна быть связана, она, мягко говоря, чувствует себя неловко и нервно. И, конечно, белсатовцы с ухмылочками пытаются ее вывести, что давай сведем это все к шутке. Вот как они это отрабатывали в темниках своих, когда пошел фильм. И потом начались комментарии, что, посмотрите, это просто юмор, какой идиотизм. Американцы так не считают, и это прекрасно видно по всему формату этого интервью.

Если у нас начнется противостояние по линии США – Россия, то будет уже горячо там, а не здесь

Григорий Азаренок:
Что будет дальше? Прогнозы, что они хотят от нас. Как мы должны отвечать, на ваш взгляд?

Андрей Лазуткин:
Если у нас начнется такое противостояние по линии США – Россия, мы уже имеем определенные проблемы, а если все это будет углубляться, например, под парламентские выборы в России, то будет уже горячо там, а не здесь. Поэтому американцы бросят свои ресурсы вот туда.

Григорий Азаренок:
При этом новых вливаний в оппозицию стоит ли ждать, вновь раскачки ситуации, каких-то массовых акций, особенно на годовщину выборов?

Андрей Лазуткин:
Григорий, давайте сравним, что было у нас и у Навального. Вот зачем тиктоковцы бегают там, ребята 15, 14 лет, для чего? Вот у нас такого не было. Как вы думаете почему?

Григорий Азаренок:
Целевая аудитория детская.

Андрей Лазуткин:
Дети эти за три года подрастут, и в 2024 году будет уже электорат, который пойдет голосовать против Путина. То есть американцы делают игру вдолгую. То есть неважно, как оно закончится сегодня, но ребенок, который получил палкой или посидел в РУВД, через три года будет активным таким, идейным, радикальным борцом с режимом. Смотрите, здесь они ничего этого не делают. То есть у них была такая вилка, что либо мы делаем это сейчас за два месяца, например, либо мы спускаем на тормозах и дальше работаем по России. Вот они будут работать по России.  

Loading...


«Называют меня в своих кулуарах «генерал». Виктор Лискович рассказал об отношениях с мигрантами и их детьми



Новости Беларуси. Граница жизни и смерти. Так назвал новый выпуск программы «Тайные пружины политики 2.0» ее автор Григорий Азаренок, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. С одной стороны – забота и желание помочь, с другой – чудовищная политика устрашения. А еще водометы, гранаты и яд. Все это сделала так называемая демократия с теми, кто в нее поверил и устремился за лучшей жизнью. И только белорусы проявили сочувствие и заботу. Григорий Азаренок был на белорусско-польской границе и готов поделиться увиденным.  

Григорий Азаренок, СТВ:  
Вас видят здесь все, знают все. И журналисты, и беженцы наши уже знают, как вас зовут, наверное. И вы уже, наверное, многих знаете.  

Виктор Лискович, председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания Беларуси:  
Знают. Да. Называют меня в своих кулуарах «генерал». Я как бы горжусь тем, что сегодня представляю сенаторов по поручению Натальи Ивановны Кочановой. Организую работу по питанию, по оказанию гуманитарной помощи, медицинскому обслуживанию беженцев. Нужно сказать, что очень большая работа проведена органами исполнительной власти, областным исполнительным комитетом. Четко очень работают службы, коммунальные службы. Установлены в достаточном количестве биотуалеты. Вывозится регулярно мусор (подробности здесь). Отдельный акцент мы уделяем матерям и детям.  

Мы раздавали игрушки и детские принадлежности детям. И вот их оптимизм, их такое вот отзывчивое отношение к нам – они очень мило смотрят в глаза. Они рады всему, что мы делаем. И вот то, что они быстро адаптируются к внешнему миру, это мне, конечно, запомнилось. Но наши дети откликнулись по своей воле на то, чтобы помочь детям-мигрантам. И они все время, когда я появляюсь здесь... Вокруг уже собралось много людей. Идут слова благодарности Президенту, нашим белорусам.  

Григорий Азаренок:  
Я сам слышал: Belarus good, Lukashenko good.  

Виктор Лискович:  
Да. «Любим Беларусь». И это исходит именно от детей прежде всего. Но очень активно поддерживают и взрослые.  

Придыбайло на белорусско-польской границе: «Если мы спасли вместе все 2000 человек, то, я думаю, 1000 на Караеве». Подробности здесь.