Андрей Лазуткин про обыски в белорусских НКО: «Откуда эти фонды появляются конкретно в Восточной Европе?»

17.07.2021 - 19:50

Новости Беларуси. В программе «Тайные пружины политики 2.0» политолог Андрей Лазуткин.

Григорий Азаренок, СТВ:
Каждое утро – новый ператрус. С чем это связано?

Андрей Лазуткин, политолог:
Насколько мы знаем, Роман Протасевич и его девушка улучшили свои жилищные условия. Ничего не бывает просто так. Получен большой массив новой информации, и сейчас эта информация методично проверяется. Мы видим две линии работы – по организациям и по персоналиям. То есть люди, которые сбрасывали личные данные в «Черные книги Беларуси» и другие каналы, сейчас все отвечают.

Григорий Азаренок:
Очень много сейчас людей, ежедневно мы на Telegram-каналах публикуем новые покаяния. Люди, которые сдавали, сливали информацию.

Андрей Лазуткин:
Большой массив информации надо просто проверять: кто, что, куда сбрасывал.

Григорий Азаренок:
Значит, и Софья Сапега тоже?

Андрей Лазуткин:
Безусловно. Второй момент – это работа по так называемым НКО, которые до последнего момента у нас, в принципе, работали, здесь числились на какой-то легальной основе. Давайте посмотрим все направления их работы. Это же не просто какие-то фонды, каждый выполнял свою небольшую задачу.

Григорий Азаренок:
Каждый день змагары список приводят, кого сегодня разгромили.

Андрей Лазуткин:
Да. Понятно, что любая работа оплачивается. Но для того, чтобы ее оплачивать, надо сюда легально завести какие-то деньги. То есть сначала деньги попадают на такого рода НКО, которые здесь имеют либо регистрацию общественного объединения, либо фонда, либо это могут быть счета какого-то физлица. А далее уже наличка распределяется по всем остальным контрагентам.

Конечно, это еще такая форма поддержки своих. То есть, Григорий, вы можете делать какие-то мутные дела, но при этом числиться в штате этого НКО и получать некую зарплату просто вам на жизнь.

Условно говоря, вся эта опера американская, но вопрос: кто откуда кормится? Например, два из трех крупных Telegram-каналов были связаны с «Радио Свобода», это достоверно установлено. Скажем так, наши читатели или зрители могли бы посмотреть справки, которые были опубликованы после обысков у редактора минского бюро «Радио Свобода» Жданко. Человек имеет заработную плату в 3 000 долларов, но потом, в какие-то месяцы, эта заработная плата вырастает до 10-12 и даже 20 тысяч. Казалось бы, человек просто хорошо работал в этот месяц и получил деньги. Но если мы посмотрим по датам, то это примерно месяцы сначала COVID, а потом подготовки предвыборной кампании. Ну а дальше давайте подумаем, кто такой этот Жданко. Человек с 1999 года является руководителем бюро «Радио Свобода» и, по-моему, с 1995 года у них работает в принципе. То есть человек максимально проверенный, надежный. Такому человеку вы, допустим, на расчетный счет засылаете деньги как зарплату, а дальше он, например, может по распискам эти деньги раздавать.

За четыре года Жданко было начислено 230 тысяч долларов, притом, что весь бюджет годовой «Радио Свобода» – это примерно 2,2 миллиона долларов. Ну, как будто они работают на одного Жданко этого – конечно, нет. Скорее всего, здесь имеются некие цепочки посредников, плюс, может быть, оплата каких-то разовых материалов. Повторюсь, все это получается мимо кассы. То есть он, может быть, сам налоги платил с этих денег. Но те, кто работал на него уже, конечно, я думаю, получали просто нал за какие-то расписки.

Конечно, эти схемы работают не только в отношении «Радио Свобода». Если мы возьмем любую организацию, типа «Весны» какой-нибудь, они все имеют стабильные зарплаты, но с иностранных счетов. То есть никто деньги здесь не держит. Опять же, это все не облагается никакими налогами.

Григорий Азаренок:
При этом, что удивительно, абсолютно в каждом офисе, будь то «Белсат», «Наша Ніва», немецкий, польский, любой – там флаги не Украины, не БЧБ, не Польши, не Германии. Везде флаги США, причем в колоссальном количестве.

Андрей Лазуткин:
Григорий, вот как вы думаете – Польша, наверное, такая богатая страна, которая просто раздает деньги всем подряд? Вот вы открыли какой-то фонд и получили на борьбу за демократию не просто в Беларуси, а где-нибудь в Руанде, например. Явно, что нет. Вопрос: откуда эти фонды появляются конкретно в Восточной Европе? Какая-нибудь Румыния эти фонды держит? Германия, конечно, страна богатая, но суть в том, что после войны как раз это была американцами созданная система распределения денег. Потому что нельзя напрямую из ЦРУ финансировать конкретные организации, надо, чтобы была некая цепочка прокладок. Какой-то фонд, связанный вначале с американцами, а потом этот фонд создает какие-то дочерние структуры, и дальше по Европе это все можно распределять.

А потом, когда доходит до конкретного офиса, куда приходят наши силовики, там оказывается, что вроде как страны-то разные, а деньги везде американские. Создается видимость, что множество стран работает по разным направлениям, что мы у всех взяли по чуть-чуть. Но по факту это, как правило, американские деньги. А значит, одна какая-то задача выполняется.

Вы правильно замечали про «Радио Свободу». Это сайт, который никто не читает, и когда это было радио, его тоже никто не слушал.

Григорий Азаренок:
Там у них очень исковерканная беларуская мова. Самый нечитаемый оппозиционный ресурс.

Андрей Лазуткин:
Притом что в остальных оппозиционных СМИ зарплаты – до 700 долларов примерно журналисты получают. А «Радио Свобода» считалась всегда элитой. Если вы там редактором работаете, то это порядка 3 000-4 000 долларов в месяц. Представьте, если вы не в Праге проживаете, а здесь, то, конечно, можно жить очень красиво, ни в чем себе не отказывать. А дело в том, что это конкретно американская кормушка и там сидят только свои.

Григорий Азаренок:
Меня еще каждый раз удивляет, сколько у нас всего этого развелось. Я там половину даже не знаю, хоть я и в политике как-то читаю, разбираюсь и так далее. Сколько нам еще чистить эти авгиевы конюшни?

Андрей Лазуткин:
Если бы у нас было мирное какое-то время, вы бы про них и дальше не узнали. Люди там получают какие-то свои три копейки, какие-то пишут доклады, немножко выступают в прессе. И даже, как правило, эти фонды не занимались прямой политикой.

Но потом наступает какая-нибудь избирательная кампания, и дальше вам надо сформировать некий пакет солидарных мнений. Условно: врачи против, учителя против, работник культуры против, эти и эти против. А за каждым этим движением стоит небольшое НКО, которое, скажем так, от их имени делает некие заявления. И дальше у вас получается, что переворот делают не просто какие-то люди с улицы, которые били милицию прутами. Нет. Это, посмотрите, целое гражданское общество. За каждой ячейкой есть какая-то организация, ее можно всегда вывезти куда-нибудь в Вильнюс или в Штаты, показать лицом.

Григорий Азаренок:
Поэтому министр иностранных дел и сказал «любимая игрушка Запада».

Андрей Лазуткин:
Безусловно. Это некий фасад, который финансируется в мирное время достаточно скромно. Но, когда необходимо, это все подается на внешнюю арену.

Григорий Азаренок:
Но при этом мы знаем, что господин Стрижак с президентским люксом в Вильнюсе и с новой дачей в Испании – это уже притча во языцех.

Андрей Лазуткин:
Мы с вами много говорили, что они похожи на секту. А любая секта работает за счет сбора пожертвований. Если вы оказались где-то в верхушке этой пирамиды, то будете жить безбедно еще пару десятков лет.

Loading...


Гигин: подобные преступления не были бы возможны, если бы не многолетняя политика пропаганды ненависти в Польше и Литве



Новости Беларуси. Польша как провокатор и поджигатель. Хунта, захватившая власть в этой стране, использует кризис с мигрантами исключительно для своей выгоды. Она выставляет себя защитником Европы, чем отвлекает свой народ и руководство Брюсселя от вопиющих внутренних проблем, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. И на беженцах они не остановятся. Нам следует ждать новых провокаций, уверены эксперты. А задача белорусов сейчас – зафиксировать преступления против человечества и рассказать об этом миру. Эту задачу берет на себя обществознание и его руководитель Вадим Гигин.

Авторская программа Григория Азаренка «Тайные пружины политики 2.0».

Григорий Азаренок, СТВ:
Ляхи думают, что поливая ядом журналистов, они заставят нас замолчать. Не выйдет. Все ваши преступления мы зафиксируем. Уже пишется книга. А потом мы напишем приговор.

У нас в гостях историк, политолог, руководитель РГОО «Белорусское общество «Знание» Вадим Францевич Гигин. Я так понимаю, все преступления польских карателей, как их сейчас называют, не останутся незамеченными, не останутся забытыми. Сейчас новый проект общества «Знание». Расскажите об этом.

О планируемой к изданию книги о беженцах на границе: «Чтобы это осталось и каждый мог прочитать»

Вадим Гигин, председатель правления республиканского государственно-общественного объединения «Белорусское общество «Знание»:
Да, действительно, когда началась эта ситуация еще на литовской границе, встал вопрос, что совершается преступление против человечности. Появились трупы, избивали беременных женщин, просто женщин, в принципе людей избивали. Травили и сопровождали это лютой такой, человеконенавистнической пропагандой с той стороны. И мы в эфирах, в том числе телеканалов – и белорусских, и зарубежных, различных СМИ стали говорить о том, что нужно это расследовать.

Понимаете, когда это касается межгосударственных отношений, всегда такой долгий процесс, надо заниматься, предупреждать МИД, Минюст, обращения… Что может сделать общественность? Собрать свидетельства, собрать факты, поговорить с людьми. И когда общество «Знание» выступило в этой инициативой, очень быстро откликнулись журналисты, которые там работали и работают, стали приходить предложения, какие-то даже тексты набросанные буквально от души – то, что не попало порой в окончательную версию, в новости, потому что иногда и не все дашь. Такой тоже вопрос.

Затем издательский дом «Беларусь сегодня» сказал: отлично, мы будем вместе над этой темой работать. Подключился Белорусский союз журналистов, потому что нарушаются и права журналистов, причем это носит массовый и длительный характер. Целенаправленно.

Есть такая практика по многим вооруженным конфликтам или крупным потрясениям, кризисам – издаются свидетельства совершенных преступлений. И мы их издадим, чтобы это осталось и каждый мог прочитать. Это не будут какие-то анонимные показания. Это конкретные беженцы, конкретные журналисты, сотрудники гуманитарных организаций, общественные деятели, которые там находились, которые это видели, и они будут доносить свою точку зрения.

«Она должна быть в свободном доступе». В Беларуси хотят выпустить книгу о беженцах. Зачем она нужна? Подробнее здесь.

Вадим Гигин:
Что интересно, очень много обращений идет и с польской стороны. Вот эта попытка создать такую иллюзию, что все польское общество поддерживает вот эту ксенофобскую политику клики Дуды, Моравецкого, Качиньского. Это не так. Очень многие поляки осуждают данную стратегию. Конечно, мы постараемся это отразить в книге.

В общем-то, уже свидетельств достаточно. Я бы хотел, чтобы эту книгу мы скорее отдали в издательство, но здесь многое зависит от самого кризиса. Мы ее отдадим ее в типографию, в издательство тогда, когда завершится этот кризис. Но пока, к сожалению, видите, что ситуация развивается динамично.

Григорий Азаренок:
Каждый день добавляются новые главы.

Вадим Гигин:
Как на фронте.

Григорий Азаренок:
Да. При этом, Вадим Францевич, уже было заявление нашей Генеральной прокуратуры о том, что на руководство Польши заведено уголовное дело.

Вадим Гигин:
Следственный комитет подключился.

Григорий Азаренок:
Да, Следственный комитет. Заведено уголовное дело по факту пропаганды войны. Это же не просто какие-то эксцессы силовиков. Это целенаправленное указание, грубо говоря, «мочить этих черных». То есть такое уже.

Подобные преступления не были бы возможны, если бы не многолетняя политика пропаганды ненависти в Польше и Литве

Вадим Гигин:
Так и есть. И мы книгу начинаем именно с констатации этого факта, что подобные преступления не были бы возможны, если бы не долгосрочная, многолетняя политика пропаганды ненависти, которая существует в Польше и Литве. Вдумайтесь: мы еще и год назад говорили и раньше показывали факты, что в Литве реабилитируют нацистских преступников. Когда вы называете школу, стадион, улицу или проводите фестиваль в честь деятеля, устроившего погром еврейский в Каунасе, или в честь того, кто жег белорусские села, на его примере воспитываете новое поколение, например литовской армии, то эта армия неизбежно применит силу против мирных жителей. Ровно так же и в Польше. Десятки тысяч людей погибли от голода, холода, пыток, издевательств в концлагерях при Пилсудском – это известный факт. Вспомнили, в общем-то, через 100 лет. Или Армия Крайова, как вы говорите. Ведь на этих самых местах – Подляшье – уничтожались белорусские села.

Григорий Азаренок:
Есть литературное описание, как они красноармейцев закапывали по горло в землю, раскладывали дрова вокруг головы и поджигали. Было поле таких костров.

«С каким упоением эти силовики – что польские, что литовские – издеваются над беженцами. Эти кадры жуткие просто»

Вадим Гигин:
Ромуальд Райс («Бурый»). Это не только Райс «Бурый». Правду про Армию Крайова еще предстоит сказать – то, что здесь творилось. В Гродненской области, в западных районах Минской области. Ту же Гайновку взять. Приходят в село аковцы – помолись. Если ты молишься по-православному, по-белорусски, тебя убивают. Это как, как с этим быть? И вот тогда они дали оценку. Знаете, как Брежнев говорил: братскую Польшу, социалистическую Польшу мы в беде не оставим и в обиду не дадим. Как бы замалчивали. А ненаказанное преступление всегда возвращается. Вот, мы получили этот результат.

С каким упоением эти силовики – что польские, что литовские – издеваются над беженцами. Эти кадры жуткие просто.

Григорий Азаренок:
Женщина в колючке плачет. Он на нее орет: […], проститутка…

У них было заложено, что поляки, шляхта – сарматы, а белорусы – это крестьяне, холопы

Вадим Гигин:
Так он так искренне считает. Он искренне считает, что в отношении поляков что-то сделать нельзя, это преступление, а в отношении всех других можно. Это же просто пропагандируется, что их народ стоит выше других. Это же, в общем-то, такая подспудная, истинная идеология – «мохеровая», как ее называют – идеология партии «Право и справедливость». Я глубоко убежден, что Качиньский считает поляков богоизбранной, исключительной нацией. Идеология первой Речи Посполитой была направлена не только против Москвы, она была направлена и против Европы. Шляхтичи на своих сеймах, соймиках кричали, что «мы тут лучше всех остальных, мы наследники Рима. А что там эти немцы, французы? Мы здесь соль, мы здесь кровь, сарматы». Идет идеология сарматизма – это идеология такого шляхетского расизма, это идеология шляхетской ксенофобии. Сами слова: шляхетская спесь, фанаберы. Белорусы же помнят исторически. Как они к нам обращались? Псякрэў – песья кровь. А почему? А потому что было заложено, что поляки, шляхта – сарматы, а белорусы, все, кто проживает на этой территории, украинцы, да и, собственно, крестьяне – это хлопы, крестьяне, холопы, другой народ.

Григорий Азаренок:
Именно так к нам относились – самое противное – ополяченные белорусы, вот эти представители шляхты и так далее. Есть же у Коласа, допустим, описание: как потребовали летом посыпать горку всю солью для того, чтобы пан покатался на саночках.

Вадим Гигин:
Это «Пане Коханку». У нас же есть любители Радзивиллами повосхищаться. Вы просто возьмите этот ряд деятелей. Януш Радзивилл в крови утопил Беларусь в XVII веке. Крупнейшее народное восстание 1648 года было войсками Радзивилла утоплено в крови. Вы почитайте просто, что творилось в Бобруйске, Мозыре, Пинске. Людей сажали на кол, вешали, отрубали руки, пытали. В Бобруйске православное духовенство устроило процессию, требуя остановить расправы. Смотрите, что Иероним Радзивилл устроил в Кричеве. И эти примеры бесконечны.

Григорий Азаренок:
Точно так же повстанцы различные XIX века тоже устраивали страшный революционный террор.

Вадим Гигин:
Почему крестьяне не поддерживали эти восстания? Было записано, что ненавидят панов так, что не верят ни единому слову. И ни одно польское восстание – ни Костюшко, ни ноябрьская 30-го года, ни восстание 63-го года, январское, как его в Польше называют, оно не было поддержано крестьянами. Причем, что интересно, – ни на территории Беларуси, ни на территории Польши. А на Волыни даже царские власти вынуждены были утихомиривать крестьян, такая была ненависть вот к этому шляхетскому заносчивому, спесивому классу.

Григорий Азаренок:
Сейчас мы видим: они это называют битвой цивилизаций. Их идеологи, журналисты так называют. И я с ними согласен. Мы видим: с одной стороны, пули, колючая проволока, ток, издевательства, газ; с другой – вся наша церковь, матушка Гавриила, наши врачи, волонтеры, общественники, депутаты, все кто угодно. Все туда едут, рвутся туда, и журналисты, я знаю, рвутся, чтобы это все увидеть, зафиксировать. И вот мы видим: на самом деле по ту сторону границы уже какая-то другая цивилизация, уже православные сказали бы – антихристы, раз так можно относиться к детям.

Вадим Гигин:
Дело в том, что все классики цивилизационного подхода нас относили к разным цивилизациям. Посмотрите, откройте кого угодно: Данилевского, Шпенглера, Тойнби, Хантингтона – кого угодно. Беларусь относится к восточнославянской, русской – по-разному они называли эти цивилизации. Поляки – к другой.

Григорий Азаренок:
Президент наш разным журналистам: ну мы же люди, мы же славяне, у нас сердце есть.

Поляков не все относят к западноевропейской цивилизации. Но они хотят быть первыми в Европе

Вадим Гигин:
Хотя интересно, что и поляков не все относят к западноевропейской цивилизации, они очень бы хотели, конечно, быть. Они хотят быть первыми в Европе. Мысль польской элиты политической какова? «Мы, может быть, не первые, но и не вторые» – это особый такой подход. И сейчас вот этот раздел...

Григорий Азаренок:
«
Мы авангард Европы...»

Вадим Гигин:
Да, у них всегда был польский прометеизм. Кризис беженцев что подчеркивает на самом деле? Эта черта – это ценностный кризис. Сейчас все чаще такое слово употребляют – экзистенциальный, сущностный кризис. Это больше, чем просто геополитика, больше, чем информационное и военное противостояние. Это разлом цивилизационный. Ведь они не понимают и не принимают к сердцу плач этих детей, плач этих матерей.

Григорий Азаренок: «Защитники Европы нашлись. От кого защищаете? От курдских детей? Да уж, матерые террористы» (подробности здесь).