Андрей Лазуткин: Штаты ударили в Россию, по нам, по Китаю. Какой результат? Мы просто сплотимся вместе

07.04.2021 - 19:58

Новости Беларуси. В гостях программы «Тайные пружины политики» политолог Андрей Лазуткин.

Григорий Азаренок, корреспондент:
Ну что, вы закупились уже солью, спичками, крупой?

Они пытаются играть вдолгую: и если режим не упал за месяц, мы будем сейчас всех пугать экономическими санкциями

Андрей Лазуткин, политолог:
Ну, спички всегда со мной. Скажем так, сейчас идут разговоры про введение санкций. Причем это все идет через СМИ, которые совсем недавно обещали: вот, еще недели две, и режим упадет. Сейчас полностью поменялась повестка. Они пытаются играть вдолгую: и если режим не упал за месяц, за два, то мы будем сейчас всех пугать этими экономическими санкциями.

Но, Григорий, давайте вспомним нашу недавнюю историю совсем. Мы отметили не так давно 100 лет БССР. Если мы посчитаем, сколько лет вообще мы в составе СССР и потом как независимое государство находились под санкциями, то это будет, наверное, лет 90. Может быть, 10 лет мы таких санкций не имели в переходный период, а потом они снова возвращались. И тут вопрос, что является нормой: санкции или их отсутствие? Вопрос, куда мы идем и как на нас давят, и почему. Когда натовцы к нам недавно приезжали сюда, в Беларусь, они говорили: «Вы хотите жить как-то так самостоятельно, без России, значит, вам нужен путь югославский. То есть вы как бы не с теми и не с этими, значит, мы вас под санкции поэтому не направляем и таким образом будет некая белорусская уникальная модель». Чем Югославия закончила, надо всем вспомнить.

Григорий Азаренок:
Бомбардировки.

Андрей Лазуткин:
Бомбардировки, гражданская война, раздел страны и те же самые санкции, но уже когда там у власти был Милошевич. То есть американцы это все делают: когда им выгодно – они с вами будут здороваться за руку, а когда не надо, там через год, через два – вас просто будут подавлять не только военным способом, но и экономически.

Как раз для россиян, отдельных кругов, это все очень болезненно

Эта игра была всегда, но меняется еще характер этих санкций и содержание. Давайте посмотрим, что было во время холодной войны? Санкции были технологические. То есть Советскому Союзу не продавали оборудование, программное обеспечение, станки, лекарства, но, скажем так, у нас тогда был другой экономический базис. Сегодня технологии можно купить у Китая, на который США не имеет никакого влияния, а санкции, которые вводятся, в том числе против России, имеют такой персональный характер. То есть элита некоторая, которая на Западе учила детей, покупала недвижимость, держит свои счета, фонды, офшоры, где уходят от налогов, вывезла туда уже капитал за 30 лет. Конечно, для них это очень болезненно, когда вводятся персональные санкции якобы за поддержку власти и режима.

По России там более сложная ситуация. У нас по Беларуси вообще как бы нечего бояться, у нас совсем другая модель управления. И, конечно, надо понимать, что вот как раз для россиян, отдельных кругов, это все очень болезненно. Сейчас, понятно, Беларусь нас всех интересует, но надо смотреть немножко шире на ситуацию. То есть вот эта некая холодная война, которая снова начинается и в условиях таких...

Григорий Азаренок:
И они уже даже провозгласили ее идеологию: демократические государства, союз демократических государств и автократии.

Андрей Лазуткин:
Да, Григорий. И вот, получается, в условиях такой новой холодной войны как мы можем сохранить хорошие отношения с Западом? То есть это путь Югославии, но, опять же, мы знаем, чем он закончился, а других вариантов просто нет. Поэтому смотреть на это все надо философски. Другое дело что, скажем так, и Россия сейчас не такая, как в 1990-е годы, и не такая, как в 1980-е, и эти процессы уже очень прозрачны, очень понятны. То есть то, что работало в 1991 году, сейчас не сработает в 2021-м, понимаете? Мы уже научились и американским этим играм, и санкционным, и дипломатическим.

Понятие, которое все время как такую морковку вешают – это западные инвестиции

Григорий Азаренок:
Реально ли остановить наш экономический рост, реально ли создать серьезные проблемы, как они говорят, обвалить экономику?

Андрей Лазуткин:
Давайте посмотрим на западный мир. Он обвалил сам себя за счет этого COVID. То есть казалось, что эта модель управления…

Григорий Азаренок:  
5-7 % не обрушилось.

Андрей Лазуткин:
Да, когда у нас свободный рынок, мы ничего не регулируем и так минимально поддерживаем производителя своего – это все не работает в условиях чрезвычайных. Вот, мы получили на примере Беларуси вывод, что как раз такая централизованная модель, когда у нас прямое управление ресурсами, такое дирижирование определенное, оно работает как раз в ситуации такого кризиса. Неплохая и в России, в принципе, тоже получилась ситуация.

Есть понятие, когда нам все время как такую морковку вешают – это западные инвестиции. Придет инвестор, раздаст всем денег, после этого начнется какая-то совершенно новая экономическая жизнь. То есть по факту даже те проекты, которые мы сегодня имеем в Беларуси, которые там успешно относительно реализованы, – мы можем посмотреть, какая там доля белорусских комплектующих, например. То есть да, работает, имеет прибыль это предприятие, но белорусский сотрудник там имеет зарплату ниже, чем сотрудник иностранный. Прибыль уходит, понятно, учредителям зарубежным. Кроме того, если, допустим, какой-нибудь кабель можно в Беларуси произвести и продать на этом предприятии – скорее всего, кабель будет французский или другого производителя. Потому что они не заинтересованы в том, чтобы поднять нашу остальную экономику. Здесь они получают, допустим, дешевую рабочую силу, дешевое электричество – в принципе, им этого достаточно, чтобы что-то продавать дальше в Россию или здесь. Поэтому, скажем так, для экономики каких-то технологических потерь или каких-то массовых увольнений – даже при самом худшем варианте всего этого не будет.

Отношения Евразийского союза, может быть, плюс Китай, будут достаточно устойчивыми как раз за счет американских действий

Опять же, все это происходит на фоне наших потеплевших отношений с Россией и хороших отношений с Китаем, то есть сегодня все эти технологии можно покупать там. По крайней мере то, что мы сами не можем сделать, мы можем там с россиянами скооперироваться где-то и, в принципе, всю ту же работу. Посмотрите на примере вакцины: Запад там что, раздает друг другу все эти возможности или, наоборот, они начали делить рынок, друг друга бросать, кидать? Все эти противоречия начинают выплывать со страшной силой. А наш континентальный блок, я думаю, наоборот будет сближаться. И отношения как раз вот этого Евразийского союза, может быть, и плюс Китай, они будут достаточно устойчивыми. То есть как раз за счет американских действий.

Санкции против такого количества людей уже будут невозможны, то есть мы будем самодостаточны

Григорий Азаренок:
Рецепт выживания и развития, в том числе в условиях новой холодной войны.

Андрей Лазуткин:
Пока мы не идем по их лекалам, их политике – конечно, санкции будут. Вот, Григорий, тоже, допустим, мы уже раньше упоминали в передачах. Акты демократии в Беларуси. Штаты с 1994 года у нас не признают ни одни выборы. Ни одни. Ну, чтобы против нас ввести санкции на уровне Конгресса, им надо принять соответствующий закон. И вот у нас были вроде бы периоды дружбы какие-то, потом эта дружба заканчивалась, потом снова начиналась. То есть они просто из-под сукна достают этот Акт о демократии, который там был 20 лет назад написан, и по нему действуют – то есть для них это абсолютно нормальная процедура. Ну, вроде бы наши выборы так и не признали там ни одни, но вот мы с вами работаем – хорошо, это отложим в сторону.

Это все очень цинично, и есть американские интересы определенные в регионе. И они, повторюсь, замыкаются на Россию. Пока они не получили тот результат, который они хотели бы в наших российско-белорусских отношениях, на нас будут давить. До этого работал метод пряника. Повторюсь: да, прижали натовцы, обещали нам путь Иосипа Броза Тито: вот вы там самостоятельно без России, как-нибудь так вот. Это все плохо заканчивается в нашем случае, посмотрите на ту же Югославию. А альтернативы другой просто нету. Но, если мы посмотрим тот же Китай, который мы сегодня тоже упоминали, американцы, опять же, нас всех подтолкнули к сближению. Потому что был пример Гонконга, когда там точно такая же шла ползучая цветная революция, то есть конкретные подрывные действия. Китай хорошо понимает, как это было организовано, кем организовано, зачем Штаты это делали. В итоге Штаты ударили в Россию, ударили по нам, ударили по Китаю. Какой результат? Мы просто сплотимся вместе, а это уже огромный рынок, огромное количество людей, огромные возможности. И санкции против такого количества людей уже будут невозможны, то есть мы будем самодостаточны.

Григорий Азаренок: 
Евразия, Хартленд, Сердце Мира возрождается.

Андрей Лазуткин: 
Это такая старая лексика. Ну, старые понятия, да, как видим, работают.

Loading...


Алексей Талай: я хочу, чтобы у нас оставался в будущем сильный лидер, который может взять ситуацию в кулак



Новости Беларуси. В гостях программы «Тайные пружины политики» на СТВ многократный рекордсмен мира и Европы, паралимпийский чемпион, общественный деятель Алексей Талай.

Григорий Азаренок, СТВ:
Давайте начнем с актуального. 2 апреля был праздник – День единения народов России и Беларуси. Что для вас этот праздник значит?

О России: мы знаем, что за нами моцная держава. Мы осознали, что нас в обиду не дадут

Алексей Талай, паралимпиец, общественный деятель:
Это сплошной позитив, радость, гордость, поддержка, оказанная нам – вы знаете, последние события – настолько была важна. И трепетало сердце, когда мы знаем, что за нами моцная держава, которая сегодня набирает обороты и становится центром силы, центром притяжения для многих-многих стран. Со всего мира сегодня на Российскую Федерацию обращают внимание и в экономическом плане, и в политическом.

Зная, что в Смоленской губернии находятся росгвардейцы, мы однозначно осознали: нас в обиду не дадут. Наши силовики – профессионалы, подготовленные люди, но я сам брат, и у меня есть брат, я знаю, насколько ты совершенно по-другому себя чувствуешь, когда он есть где-то рядом в этой жизни.

Григорий Азаренок:
Общественные деятели, публичные люди часто зависят от так называемого общественного мнения, которое создается в интернете. И многие поддались и предали свою страну, и даже умудрились ей напакостить, учитывая чемпионат мира и так далее. Почему вы не пошли на поводу этого интернетного общественного мнения, а других принципов придерживаетесь?

Здесь хотели смести все под корень, забрать под себя, чтобы мы, белорусы, исчезли в будущем с планеты

Алексей Талай:
Я очень уважаю людей, я ценю людей, я благодарный человек тем, кто действительно искренне относился ко мне. Либо как глава государства – он искренне пахал все это время на интересы нашей Радзімы, Республики Беларусь. Я просто не мог поступить по-другому, потому что я глубоко верующий человек, во-первых. Я понимал, что если здесь где-то произойдет какой-то элемент предательства, то меня Господь Бог покарает. Я шел осознанно.

Алексей Талай обратился к белорусам: «Осознали, что мы могли потерять. Спасибо вам, низкий поклон»

Здесь хотели смести это все под корень, где-то забрать под себя, чтобы мы, белорусы, исчезли в будущем с планеты Земля и не существовали. Мы все встали, все патриоты, как и ты, и другие люди, встрепенулись, понимая, как наши деды и прадеды когда-то в 1941-1945 годах поднимались и шли. Как дедушка говорил: «Внучек, я понимал, что могу погибнуть в следующем бою». И я не знал, что со мной может случиться завтра – безногого, безрукого кто-то догонит, тот, который прокачался этой идеологией человеконенавистнической, которая сегодня опять, вновь с Запада сюда дует сильными ветрами. Я понимал, что кто-то, какой-то фанатичный человек, может что-то со мной сделать, когда я шел с детками играть. Молясь Господу, я просил защиты и знал, что все будет хорошо, все по воле Божьей.

Григорий Азаренок:
Тем более для верующих людей очевидно: в этом змагарстве, как мы называем, – бесовские элементы очень и очень серьезны.

На этой неделе прошло заседание Конституционной комиссии. Поделитесь впечатлением – какая там атмосфера, что обсуждали?

Мы устояли, слава богу, но и в будущее нам уже надо посмотреть

Алексей Талай:
Чувствовался накал, чувствовалось, что все люди заряжены на работу. Мы были подготовлены – пришли к этому дню уже с багажом знаний и пониманием, чего желают люди. Мы уже получаем большие потоки информации – письма, сообщения. Мы изучаем информацию, которая была собрана еще до ВНС и на других площадках.

Сейчас мы устояли, слава богу, но и в будущее нам уже посмотреть. Посмотреть технологии, которые сегодня применяются, информационные, сеть интернет с безбрежным ресурсом по влиянию на умы и сердца. Поэтому ведется большая работа, поставлена задача всему штабу Алексея Талая, мы прорабатываем эти вопросы.

Григорий Азаренок:
Я журналист, и меня больше интересуют общественные вещи. Много внимания уделяется политическим, юридическим моментам, а для меня важно, чтобы были услышаны пожелания Белорусской православной церкви, которые касаются семьи и детей, информационный суверенитет, государственные устои, которые мы должны сохранить, закрепить в экономике основательно, что природные ресурсы по-прежнему принадлежат народу.

«Беларусь – ковчег адекватности, каких-то ценностей, божественных понятий и нормального образа жизни»

Алексей Талай:
Абсолютно. Были зачитаны предложения от Владыки. Что касается семьи, брака – конкретно прописать в Конституции, что семьей и браком на территории Республики Беларусь должен считаться союз мужчины и женщины по праву рождения, чтобы все моменты, когда люди имеют возможность поменять пол и так далее, чтобы здесь этой лазейки не существовало. Волосы дыбом встают, когда эти дегенеративные движения уже где-то находят место быть, в каких-то «демократически» развитых странах.

Григорий Азарёнок: «Мы построим общество, где врать – нагло, подло, умышленно, беззастенчиво – будет наказуемо»

Конечно, жалко детей, там находящихся, но мы в полной мере можем вводить термин: Республика Беларусь – ковчег адекватности, каких-то ценностей, божественных понятий и нормального образа жизни. Это будет привлекать сюда очень много людей, семей со всего мира. Это уже сегодня происходит. Из Соединенных Штатов Америки сегодня обращаются. Самый пристальный взгляд на Беларусь, на Россию. Из Европейского союза уже возвращаются люди, которые познали вкус этой, извините, в плохом смысле слова толерантности, когда все размазывают, когда пытаются всех нас, людей, божественное существо слепить в какую-то массу безличностную, бездушевную, бездуховную, всех слепить. Это недопустимо.

Мы должны урегулировать интернет, сделать его двухкомпонентным: вот молодежь, дети, а вот все остальные

Мы говорили и о защите данных, личных данных людей. Например, что вся информация должна храниться на территории республики. Вот эти database, все огромные флешки, все должно быть даже территориально здесь. Мы должны (может быть, мы в этом плане будем новаторами) урегулировать интернет, сделать его двухкомпонентным: вот молодежь, дети, а вот все остальные, которые могут сталкиваться с чем угодно: и с грязью, и с какими-то фальсификациями. Мы видим, чем он сегодня наполнен. Но дети, изначально имея вот этот коммуникатор-интернет, в любую секунду имеют возможность выйти в интернет. Там по закону (и в Конституции) он должен быть ограничен. Наш ребенок не должен, выйдя на улицу, увидеть всю эту грязь и ересь. Все, 18+ – дальше что хочешь, то и смотри.

Что такое идеология? Предлагается конкретно прописать, чтобы не было переписи нашей истории

Очень много вопросов, в том числе по конкретизации: что такое идеология? Идеология Республики Беларусь. Предлагается конкретно прописать. Это патриотизм, это защита отцовства, материнства и детства, это защита наших культурных, исторических ценностей. Чтобы не было возможности каких-то инсинуаций и переписи истории нашей героической, наших дедов и прадедов. Чтобы никто не имел возможности даже маленькое словечко сказать в сторону подвига нашего народа и тех миллионов.

Григорий Азаренок:
Не то что на площадь Победы принести бчб-флаг и сесть своей пятой точкой.

О площади Победы в Минске: это сакральное место. Предлагаю здесь сделать какую-то акцию патриотов

Алексей Талай:
Так точно. Когда это происходило, вы знаете, казалось, что конец света наступил. Это сакральное место, где реет флаг Советского Союза красный, памятник Великой Отечественной войне, там эта символика. Мы ехали, думали: все, нас уничтожили. Поэтому я вообще предлагаю на том месте сделать какую-то акцию, сделать акцию патриотов.

Григорий Азаренок:
Попросить у этого места прощения.

Алексей Талай:
Попросить прощения и вывесить там самые огромные полотнища знамени Победы, тем самым смыть этот позор или попытку осквернить памятник наших предков.

Григорий Азаренок:
Алексей, вы встречались с нашим Президентом. Какие у вас впечатления о нем как о человеке, как о лидере, как о политике?

Об Александре Лукашенко: очень мощный человек, личность. Страшно, что столько людей не понимают этого, не ценят

Алексей Талай:
Очень мощный человек, личность. Настолько он пропитан жизненным опытом, глыба. Поэтому страшно, что столько людей не понимают этого, не ценят. Ведь через что он прошел, это же бесценно. Жизненный опыт, только благодаря этому мы и устояли в этом бурно меняющемся мире. Ведь через какие хитросплетения ему пришлось пройти, отстаивая интересы нашей страны. Приди слабый сегодня лидер, сегодня на местах дегенераты начнут рвать, растягивать по своим карманам наши предприятия, промышленность, думать о своих братах, сватах, родственниках и так далее.

Мы находимся на грани, когда шаг не в ту сторону ступил – и покатился

Я хочу, чтобы у нас был и оставался в будущем сильный лидер, который может в сложный момент взять ситуацию в кулак и навести порядок. Еще все непонятно, как тут дальше будет в мире происходить. Где-то мы еще находимся на этой грани, когда шаг не в ту сторону ступил – и покатился.

Григорий Азаренок:
Шторм еще впереди. Это был легкий дождик, как по мне.

Алексей Талай:
Вот этого люди не понимают. Они не понимают, что где-то в 300-400 километров отсюда, от мирного Минска с мороженкой, с цветочками, идет на Донбассе война. Люди гибнут, дети лишаются ног и рук, мне эту информацию присылают.

Григорий Азаренок:
В мире в принципе больше 40 войн идет. Их ведут передовые демократии мира.

Алексей Талай:
Совершенно верно. И они будут нас учить здесь, как нам жить, как нам существовать в нашей мирной, развивающейся стране. Но мы идем вперед.