Андрей Муковозчик: «Не кобылу выбираем, а руководителя всей страны. Очень сильно думать надо, всё допускать, всё анализировать»

01.08.2020 - 19:57

Новости Беларуси. Ошпаривающие факты и бурлящие подробности. Для так называемых общественно-политических гурманов в программе Новости «24 часа» наш субботний телефельетон под названием «Накипело». Монолог из жизни в стиле мысли вслух о том, что приводит в осадок и разогревает до температуры кипения.

Андрей Муковозчик:
Здрасьте! У одного из кандидатов в Президенты нашей страны за границу увезли детей. Вместе с бабушкой. Вывезли «в одну из стран Евросоюза». Нелегально перевезли, что даже не скрывается. Тайно.

Вам не кажется, что в любой «цивилизованной», как уж принято говорить, стране это стало бы не просто предметом ежедневного обсуждения, а потрясающей силы скандалом? Тем более что вывозила детей женщина истеричная, плохо владеющая собой, открытый враг Беларуси – Наталья Радина. Ну, эта – может, помните, она еще скандалила на всю Европу, что ей поляки денег больше не дают?

Теперь вот бывшая журналистка не только отринула этику, но и преступила закон. И что? И ничего. Митинги будут продолжаться, заявляют в штабе. В том самом штабе, где окопалась жена еще одного претендента. Который уже сам – но тоже взяв детей – партизанскими тропами перешел в Россию. Представляете себе, да? Где ползком, где перебежками, по-мужски объяснив свой поступок, что в детстве в «Зарницу» не наигрался, трудное у него было детство.

Заявления, что им угрожали и собирались что-то там сделать, – это сказки для взрослых. Вот мне угрожали – это да: и письма есть, и СМСки, и листовки на подъезде. Зафиксировано.

А жена Цепкало говорит: «Прокуратура пришла в школу, где учатся мои дети, они просили учителей написать заявления. Следовательно, я понимаю, что следующим шагом будет лишение меня родительских прав». Это, Вероника, вы страны попутали. Мы не настолько демократичны, чтобы ввести у себя ювенальную юстицию, от которой стонет Европа и плачет Скандинавия. Или, наоборот, настолько. Впрочем, страны вы попутали давно – это раз. Как следует из официального ответа, никакие представители прокуратуры никакую школу не посещали – два. Наконец, июль на дворе, какие дети учатся, какие учителя в школе, о чем вы? Лучше надо знать свою страну претендентам, хоть немного представлять, как оно тут у нас, в Беларуси. Согласны?

А прикрываться детьми… Не из Штутгарта ли вам рассказали, что дети да котики – выигрышная тема при любых, самых проигрышных, раскладах? Прикройся детьми – никто и сказать-то ничего не осмелится, чтоб ненароком не задеть, да?

Оно так и есть: мы, белорусы, детей бережем. Ими не прикрываемся ни в предвыборной кампании, ни на митингах и велопробегах. На майданы их не зовем, перед собой в цепочки не ставим. Так уж воспитаны, испокон веков здесь так, уж простите. Но не злоупотребляйте, не надо.

К тому же я спросить хочу: а кто сказал, что дети сами уехали, а не в заложниках? Они? Так им веры нет, сколько уж раз за руки ловили. С милой бабушкой, с отважным отцом? Все правильно, так детям спокойнее, им даже и говорить ничего не нужно. Достаточно сказать взрослым, что тем нужно дальше делать и как поступать. Понимаю, что у вас сейчас все восстает внутри даже от такого предположения.

Но все же задумайтесь: если дети кандидата в Президенты в заложниках – как мы об этом узнаем, во-первых? Никто ж правду не скажет ни с одной, ни с другой стороны. Во-вторых: как думаете, кому мы тогда вручаем судьбу своей страны? Свою судьбу, судьбу своих детей? Захватчикам, которые не гнушаются ничем? И людям, что будут выполнять все и любые их требования, лишь бы они детей им вернули? В-третьих, ну хорошо, их детей мы спасем, а с нашими что будет? К тому же штабные из страны исчезнут в любой момент, пути отхода детьми и проверили, – кому потом будем предъявлять? И куда апеллировать – в тот же Штутгарт?

Я понимаю, что о таком не хочется даже думать. А надо – чай, не кобылу выбираем, а руководителя всей страны. Очень сильно думать надо, все допускать, все анализировать. И не забытую мелодию для флейты из зарубежного нафталина сейчас доставать. Другое впору петь:

«Край любімы мой, родны, ты навекі свабодны,
За цябе я на бітву хадзіў,
Каб ніколі-ніколі ты не быў у няволі,
Каб заўсёды у шчасці ты жыў».

Это вам не «Разбуры турмы муры», это – песня. Вот ее и пойте, чтоб не накипело.

Loading...


Николай Щёкин: у оппозиции есть программа, есть лидер. В Беларуси лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой



Новости Беларуси. В гостях студии «Неделя. P.S.» политолог, кандидат философских наук Николай Щекин.

Юлия Бешанова, ведущая:
Поствыборная ситуация в Беларуси, обострение конфликта в Нагорном Карабахе, последние события в Кыргызстане… Не кажется ли вам, что это все могут быть события одной цепи?

В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:
Можно с первого раза сказать, что звенья одной цепи, но мы, конечно, видим, что причины разные и в Карабахе, и в Кыргызстане. В каждой стране свои причины, но шаблон, методичка, наверное, та же самая. В Республике Беларусь все это прошло, в отличие от других стран, намного, с одной стороны, сложнее – и проще, потому что в Беларуси государственная система оказалась устойчивее.

Юлия Бешанова:
Почему у них так быстро получилось, а у нас – нет?

Николай Щекин:
Причины разные. В Нагорном Карабахе – этнонациональные.

Чтобы Тихановская стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология

Юлия Бешанова:
Светлана Тихановская встречается с мировыми лидерами – Макрон, Меркель – выступает от имени белорусского народа, заявляет о том, что она избранный Президент. Насколько это легитимно, насколько это можно воспринимать всерьез? Или это как комментировал Песков: президент Франции встретился с гражданкой Беларуси Тихановской?

Николай Щекин:
Где-то даже поддержу. Я считаю, что вообще это не оппозиция, здесь Президент прав, это альтернативщики. У оппозиции есть программа, есть лидер. Здесь лидера не было, и для Запада это стало большой проблемой. Вроде бы выходят люди на площадь, а смысла никакого, заканчивается ничем по большому счету. Понадобилось персонифицировать эти все выступления, этой персоной выступила Тихановская.

Но чтобы она стала равновеликой Президенту Лукашенко, ее необходимо сделать «рукопожатой». Простая технология. Несколько лидеров – Литва и Польша уже себя дискредитировали, они сателлиты все-таки – решили «пожать руку», причем не проговаривая, что она Президент. Но проблема в том, что понятие «диалог» на западный манер равносилен госперевороту. Они считают, что если она будет равновеликой Президенту, ее объявят лидером оппозиции, чего они и добиваются, тем самым формируя и теневое правительство, то можно тогда за стол переговоров сажать с Президентом. Нет, так не пойдет. Если Президент уже не поднимал трубку этих руководителей, телефонные звонки, то теперь он и садиться с ними за стол переговоров не будет. Потому что все, уже время ушло.

Здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство

Но здесь теперь разыгрывается другой вариант – формируется теневое правительство. Координационный совет ушел в никуда практически, но это теневое правительство посмотрите из кого формируется – все из «Белорусского народного фронта», бывшего так названного. Все те, кого мы считаем националистами. Те выходящие на улицу – они еще не под руководством каким-то, но их меньше становится, они более агрессивны. Ассоциации возникают с этими выходящими «Правого сектора» в Украине. Если затянуть дворовых майданщиков и все остальные факторы, то мы можем получить «Правый сектор».

Но здесь еще какая линия? Да, сформировали они свой теневой кабинет министров, бог с ними, они могут говорить все, что угодно. Но что дальше делать с Тихановской? Либо в долгую Запад играет, как один из сценариев, либо – еще один сценарий – чтобы Тихановская не пошла по пути либо Скрипалей, либо Навального. Причины какие? Я в последнее время не слышу от Тихановской о ее муже, я не вижу последние два месяца ее детей. Плюс все телодвижения с этим теневым кабинетом министров говорят о том, что ее ведут куда-то.

Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности

Юлия Бешанова:
Хорошо, а что делать? Люди продолжают выходить.

Николай Щекин:
Выходят на улицу – пусть выходят дальше, показатель какой-то демократичности. Но чем меньше их, тем более радикальные они, агрессивнее. Надо включать правовое поле, без этого невозможно, и ужесточать где-то законы.

Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот

Николай Щекин:
Пока идет предвыборный процесс в США, ряд стран пытается найти свое место. Глобальный мир не то чтобы разрушается, но сейчас каждая страна ищет, можно сказать, свое национальное «я», внутреннее «я». Это все проявляется. Такой крестовый поход наоборот получился – когда-то Европа завоевывала, а теперь все наоборот, только в других масштабах и в других технологиях, более сложных, наверное, и, может быть, даже более кровопролитных будет.

Пока предвыборная кампания идет. Если Трамп будет президентом, это будет одна картина. Тогда в Америке, скорее всего, будет возбуждено дело против Байдена, в Украине совершенно другая ситуация будет. Если Байден победит, тогда второй вариант будет. Есть такой вариант, что победы никто не признает, и это затянется. В это время Германия, Франция и особенно Турция постараются свою повестку дня, может быть, и повестку года, навязать другим странам. По большому счету, эта попытка произошла сегодня и с нами.